В тот вечер, когда весь мир содрогнулся от ужасного события — проявления непостижимой ненависти и трусости, проникновенный символ мира, созданный этим художником, стал всеобщим знаком поддержки Франции. Сила этого рисунка в его простоте. «Пацифик» с вписанной Эйфелевой башней, нарисованный отрывистыми черными линиями на белом фоне. Хотя многие приписывают авторство этой эмблемы художнику Бэнкси (Banksy), рисунок «Мир Парижу» создал французский художник-график Жан Жюльен (Jean Jullien). Он и выложил его в Twitter и Instagram, когда в Париже было около полуночи.

Мир подхватил этот символ практически сразу же. И теперь около суток спустя люди печатают его на футболках, постерах и флажках, гордо носят его в знак всеобщей солидарности с «Городом огней». С помощью этого символа люди говорят: «Мы с тобой, Франция, и мы не боимся».

Мы связались с Жаном Жюльеном в субботу по скайпу, чтобы спросить его об этой эмблеме, как она была создана, и о том, как ее восприняли люди.

WIRED: Вы парижанин, но живете в Лондоне. Где вы были, когда узнали о терактах?

Жан Жюльен: Я сейчас в отъезде, странно, но вроде как в отпуске. Я нахожусь очень далеко. Если можно, я не буду говорить, где.

— Узнав о терактах, как быстро вы решили нарисовать этот символ?

— Наверное, за минуту. Я нарисовал его кистью и тушью в блокноте — буквально на коленке.

— Вы обдумывали, как он должен выглядеть?

— Если честно, нет. Никаких набросков я не делал. Все произошло спонтанно. Первое, что пришло мне на ум — мысль о мире, о том, что нам нужен мир. Я попытался найти символ Парижа, и, конечно же, в первую очередь подумал об Эйфелевой башне. И объединил эти два символа. Вообще-то, особо стараться и не пришлось. Это была скорее инстинктивная реакция обычного человека, чем художника.

— В своей работе вы чаще всего предлагаете своего рода иллюстративный комментарий, в котором акцентируете внимание на том, что нас окружает — от повседневной жизни до сегодняшних событий. Что вы хотели передать этим рисунком?

— Его главный смысл — мир и солидарность. И ничего другого я не собирался выражать. Таким способом я хотел передать свои чувства всем, кого я знаю, и показать, что думаю о каждом в Париже, кого это коснулось. И то, что люди пересылали этот символ друг другу и демонстрировали его — в общем, получилось даже еще лучше. Этот рисунок адресован всем. Это способ общения, с помощью которого люди могут выразить свою солидарность и призвать к миру, и именно для этого люди его используют. Так что я рад, что он пригодился.

— Ваша выставка Allo?, состоявшаяся в 2014 году, была посвящена способам общения и поведения людей в век цифровых технологий. Широкому распространению вашей эмблемы «Мир Парижу» и ее воздействию на людей способствовали соцсети Facebook и Instagram. Как вы к этому относитесь?

— Если говорить о сегодняшнем дне и в свете этого события, у меня нет особо радостных мыслей. Меня в какой-то степени даже смущает и беспокоит то, что мне уделяют столько внимания из-за этих трагических событий. Однако все это показывает, что именно так мы общаемся друг с другом — не просто как люди, а как общество в целом. Такие средства способны разрушать все барьеры. Иногда трудно разобраться, что правильно, а что нет, но, думаю, люди способны инстинктивно чувствовать, как пользоваться этими средствами общения. В таких ситуациях, как сегодняшняя, быстро распространяется то, что должно распространяться. И, наверное, это довольно удачный и правильный пример использования этих средств гиперкоммуникации.

— Я понимаю это ваше чувство, чуть ли не стыд, в связи с тем, какой интерес вызвал ваш рисунок, и какое распространение он получил. Но в то же время разве не художники должны предлагать нам символы силы и солидарности в такие моменты, как этот?

— Согласен. Просто … я почти сразу перестал читать комментарии, но увидел пару из них, в которых люди писали: «Всему свое время, этот рисунок появился слишком быстро» или «Ну вот опять кто-то пытается сделать себе имя на трагедии, какая предприимчивость!». Хочу сказать, что, наверное, 99% комментариев были очень хорошими, и я благодарен, но …

— Но вы же понимаете, что 99% положительных отзывов это очень много — обычно в интернете в разделе комментариев хорошие слова пишут гораздо реже?

— Совершенно верно, и это меня очень порадовало. Учитывая саму суть интернета, ненавистники будут ненавидеть всегда. И если начинаешь оправдываться и отвечать на выпады в свой адрес, это превращается в бесконечную перепалку. Думаю, вы абсолютно правы, в такие моменты, как этот, на помощь должно приходить искусство, слово, графика. Я глубоко убежден, что графические изображения имеют практическое значение — они способны передавать позитивные мысли. И могут участвовать в распространении идей не хуже, чем в продаже товаров. Думаю, отчасти в этом и состоит наша работа.

— В своей работе вы склонны в значительной степени обыгрывать зрительные образы и создавать новые. Простое сочетание этих двух узнаваемых символов производит невероятно сильное впечатление. Почему, на ваш взгляд, в такие моменты, как сегодня, графическое изображение способно лучше передавать информацию, чем печатное слово?

— Изображение — это универсальное средство. Если позволите, скажу проще: наибольшее воздействие оказывают те изображения, для понимания которых не требуется специальных знаний в области культуры и искусствоведения. Изображение должно вызывать инстинктивные реакции. В нем должно быть что-то такое, что смогут мгновенно понять люди с разным уровнем культуры и образования, и именно такой способ понимания смысла важнее, чем чтение. Понимание приходит еще до того, как человек разберется в изображении, и я думаю, что иногда слова создают больше барьеров, их сложнее понять. Рисунки появились раньше слов, и в них заключено то, что понятно всем.

— Конечно же, говорить об этом пока еще слишком рано, но судя по тому, как быстро этот рисунок разлетелся по миру, и как он подействовал на людей, «Мир Парижу» вполне может стать одним из наиболее узнаваемых символов начала 21 века. Знаю, что мысль об этом смущает вас, учитывая то насилие и ту ненависть, которые стали поводом для его создания. Но именно это и придает этому символу выразительность и делает его мощным средством воздействия: это символ мира, поддержки и оптимизма, которые напрямую противостоят всякому омерзительному акту насилия.

— Совершенно верно. Вы правы. Он возник из чувства надежды. Доброго чувства. И если именно так его и воспринимают, и если именно таким он войдет в историю, я очень рад.

— Знаю, что вам пора идти, но все же, не хотите ли вы еще что-нибудь сказать о вашем «пацифике» и о том, как его восприняли?

— Некоторые меня спрашивали, что я чувствую, видя, как люди воспринимают мой рисунок, а я считаю, что дело не в этом. Главное, что все люди его приняли. Это похоже на то чувство, когда создаешь что-то и наблюдаешь, как твое творение начинает жить своей жизнью. Надо просто уметь отпускать то, что ты создал, и наблюдать, что из этого выйдет. Чувство довольно необычное. И я просто рад, что мое произведение подхватили все люди независимо от их национальности или того места, где они живут — в Париже или где-то еще.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.