30 октября в Вене прошла первая по-настоящему инклюзивная многосторонняя встреча внешних игроков по урегулированию в Сирии. Именно по настоянию российской стороны ее состав был максимально расширен: впервые в ней приняли участие все пять постоянных членов Совета Безопасности ООН, а также Иран. Только с учетом всех мнений можно будет выйти на компромисс, который позволит разрешить сирийский кризис. Примечательно, что все участники согласились на то, чтобы сопредседательствовали на этой встрече Россия, США и ООН.

Как ожидалось, на ней не обошлось без эмоциональных обменов по теме «будущего президента Башара Асада». Как и три года назад после принятия Женевского коммюнике, одобренного Советом Безопасности ООН, эти разногласия могли бы вновь пустить под откос процесс внешнего сопровождения сирийского урегулирования. На этот раз возобладал здравый смысл: стороны «согласились не соглашаться» на этот счет, что стало первым проблеском в надежде на то, что будущее Сирии не будет заложником судьбы одного человека. Слава Богу, что на этот раз был извлечен урок из трех лет кровавого тупика. В конце концов, речь идет о разногласиях между внешними игроками. Решать же должны сирийцы, которым также предстоит договариваться между собой.

Консенсусом было принято совместное заявление. Согласованная позиция всех сторон включает такие важнейшие принципы подхода внешнего мира к сирийскому урегулированию, как независимость, территориальная целостность и светский характер сирийского государства, сохранение госинститутов, защита прав всех сирийцев независимо от этно-религиозной принадлежности, гуманитарный доступ и активизация дипломатических усилий с целью положить конец вооруженному конфликту в этой стране.

Все крайние экстремистские подходы не нашли поддержки большинства участников. Условлено, что Женевское коммюнике будет служить основой политического процесса в Сирии. Это значит, что оппозиции и правительству надо будет договариваться о будущем страны. Взаимное согласие является ключевым моментом в любом политическом урегулировании и в этом отношении отличается от военного решения или решения, навязанного извне. Как показывают примеры послевоенных Германии и Японии, навязанные извне решения подразумевают военное поражение, длительную иностранную оккупацию и приверженность ведущих держав задействованию любых ресурсов в любых масштабах, включая предоставление долгосрочной финансово-экономической помощи, для достижения цели заявленной трансформации оккупируемых стран. В отсутствие политической воли зайти столь далеко наиболее эффективным вариантом выглядит достижение компромисса между конфликтующими сторонами. Хочется надеяться, что именно этим пониманием руководствовались все участники переговоров в Вене.

Межсирийские переговоры будут проходить под эгидой ООН. Двум сторонам предстоит договориться об инклюзивном механизме управления страной, о новой конституции и проведении выборов. Подготовка к последним будет проходить под контролем ООН, включая содействие в участии в голосовании всем сирийцам, в том числе беженцам.

Предусматривается, что с запуском сирийского политического процесса между всеми его участниками вступит в силу прекращение огня. Нынешние военные действия будут продолжены против террористов, которые, по сути, попытались «похитить» дело законной оппозиции. Террористическая активность является наиболее существенным фактором, искажающим сирийский конфликт с самого его начала, когда многие рассчитывали на иностранную интервенцию по типу ливийской. Прошедшие четыре года предоставили достаточный опыт для того, чтобы все могли трезво и реалистично переоценить ситуацию. За этот опыт было заплачено кровью, разрушениями, неисчислимыми человеческими страданиями и распространением терроризма: эти жертвы не должны быть напрасными. Как и в Египте, этот опыт, хотя и куда более трагический, позволил самим сирийцам заглянуть в будущее страны, если бы оно определялось на условиях завоевания, а не переговорного решения. Почему нельзя верить в мудрость молчаливого большинства, которое никогда не отдавало свое право выбора людям, которые достигают своего силой оружия.

Критически важным на нынешнем этапе является составление двух списков — оппозиционных группировок, которые войдут в состав единой делегации на переговорах с правительством, и террористических организаций, которые будут объявлены вне закона Советом Безопасности ООН. Всем серьезным экспертам очевидно, что это единственный путь преобразовать нынешний хаос в Сирии в нечто связное, что и сможет привести к выходу из этой сирийской драмы. Все чаще даже на Западе звучит понимание относительно того, что всем, без исключения, внешним игрокам необходимо закончить играть в сценарий перетягивания каната на себя и действовать как «лебедь, рак, да щука»: будущее страны и судьбу нации должны определять сами сирийцы. Роль третьих сторон должна свестись к решению задачи, направленной на выработку четкой общей позиции, и именно на это позволяют надеяться переговоры по внешнему сопровождению внутри сирийского урегулирования.

Стороны договорились о том, что следующая встреча пройдет 14 ноября. Очень хочется надеяться, что внешние игроки пройдут свою часть пути и выполнят взятые на себя обязательства. Слишком долго сирийский конфликт был предоставлен собственной кровавой логике. Пришло время положить этому конец, а для этого необходимы очень быстро принять правильные решения и, главное немедленно начать их реализацию.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции ИноСМИ.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.