Дания и Швеция долгое время воспринимались в Европе и по всему миру как тихие гавани и поборники толерантности. Кроме того, они издавна казались привлекательными всем стремящимся в Европу мигрантам.

Тем не менее на июньских выборах противники иммиграции из Датской народной партии получили 21,1% голосов (+8.8% по сравнению с 2011 годом), а, по данным августовского опроса, ультраправых «Шведских демократов» поддерживают 25,2% населения. Кроме того, с начала кризиса Дания ощутимо ужесточила свою миграционную политику. Наконец, в Швеции за последние месяцы и годы значительно выросло число направленных против ислама и иммигрантов агрессивных акций. Так, например, 22 октября молодой швед устроил нападение на школу, где принимали детей мигрантов.

Atlantico: В чем связано существование столь мощного течения противников миграции в этих известных толерантностью странах?

Анри Мильнер:
Начнем с того, что в пересчете на душу населения Швеция принимает куда больше мигрантов, чем все остальные государства.

И 5-миллионную Данию в скупости никак не обвинить. В прошлом году она заняла пятое место в ЕС по числу принятых мигрантов на жителя. Тем не менее там стараются сделать так, чтобы они двинулись дальше, например, в Швецию.

Честно говоря, я не слишком хорошо разбираюсь в ситуации в Дании, но думаю, что события 11 сентября существенно повлияли на население, как и угрозы мусульман после публикации в 2005 году карикатур на Магомета в датской газете Jyllands-posten (это было сделано в ответ на заявление писателя Каре Буитгена, который пожаловался, что никто не решается создать иллюстрации для его книги о Магомете после убийства Тео Ван Гога в Нидерландах в 2004 году).

— А как насчет репутации терпимости Швеции и Дании по отношению к мигрантам?


— Репутация Швеции вполне заслужена.

Репутация Дании связана в первую очередь с тем, что она обеспечила евреям лучшую защиту из всех оккупированных нацистами стран. Сюда также можно добавить, что у шведов все еще остается некоторое чувство вины за то, что во время войны они пользовались положением нейтрального государства (хотя швед Рауль Валленберг спас десятки тысяч венгерских евреев).

— Как эти перемены в общественном мнении отражаются на принятии политических решений?

— Долгое время власти Швеции действовали на основе консенсуса политических сил (за исключением «Шведских демократов») о том, что дверь нужно оставить открытой. Теперь же правительство думает, что ее стоит прикрыть.

В период с 2001 по 2011 годы Датская народная пария поддерживала правоцентристское правительство и продвигала ограничительную миграционную политику. В 2015 году она добилась лучших своих результатов и теперь играет еще более ощутимую роль в правоцентристских правительствах.

Дания пыталась сократить поток мигрантов выдачей временных разрешений на проживание, что отсрочивает воссоединение семьи и ограничивает льготы новоприбывших мигрантов. Датское правительство привлекло внимание к этой политике с помощью международной рекламной кампании.

— Есть ли у партий противников иммиграции шансы прийти к власти в ближайшем или обозримом будущем?

— В Швеции это исключено.

Датская народная партия ограничивается влиянием на миграционную политику и не участвует в коалициях власти. Мигранты в обеих странах получают жилье, бесплатные языковые курсы и пособия, пока не найдут работу, однако Дания урезает эти программы и подталкивает их продолжить путь в Швецию.

Анри Мильнер, сотрудник кафедры политологии Монреальского университета.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.