Бен Ференц в эфире RFI обратился к миру: «Я рассчитываю на молодое поколение, надеюсь, что оно придет к пониманию, что невозможно уничтожить идеологию при помощи оружия».

Бенджамин Ференц: «Меня зовут Бенджамин Ференц, уж извините, я буду говорить по-английски, так как французский я совсем позабыл. Я единственный, кто еще жив из прокуроров, участвовавших в Нюрнбергском процессе. Я был также главным прокурором на одном из последующих процессов, уже после международного военного трибунала, который был организован в Нюрнберге Соединенными Штатами».

Так сегодня звучит голос 95-летнего Бенжамина Ференца. Тогда, почти 70 лет назад, на процессе в Нюрнберге он звучал так же уверенно, несмотря на то, что в 1947 году, когда он стал прокурором на процессе 22 членов войск СС, в ведении которых и находились лагеря смерти, ему было всего 27 лет.

Бенджамин Ференц: «Дело, которое я вел, — дело Einsatzgruppen. По нему проходили 22 главных нацистских генерала, которых обвиняли в хладнокровном убийстве более миллиона человек. Все они были признаны виновными, из них 14 — приговорены к смертной казни, но только 4 из этих приговоров были приведены в исполнение.

Я получил эту должность благодаря моему опыты во время войны: я принимал участие в высадке союзных сил в Нормандии, в Сент-Мер-Эглиз, затем в составе армии генерала Паттона дошел до Германии. Я участвовал в освобождении большого количества концентрационных лагерей и видел все ужасы войны. Я знал массовых убийц, наверное, лучше, чем кто-либо до этого».


27-летний Ференц на процессе предоставлял доказательства того, что эти 22 генерала были причастны к убийствам евреев, цыган и коммунистов, без разбора — мужчин, женщин и детей.

Сам Нюрнбергский процесс остался далеко позади, однако термины «военное преступление», «пытки» и «пленные» всегда где-то рядом.

Бенджамин Ференц: «Я хотел бы рассказать вам свою историю, чему мы пытались научить остальной мир в Нюрнберге, чего нам удалось достичь и куда двигаться теперь, чтобы создать мир, в котором будет меньше войн и больше человечности».

Зачем был нужен Нюрнбергский процесс

Бенджамин Ференц: «Основной задачей Нюрнбергского процесса было не просто наказать нескольких из самых ужасных преступников, которые когда-либо существовали в истории, мы хотели предотвратить подобные преступления в будущем. Для этого необходимо создать правовую систему, которая стояла бы на службе всего человечества. И я в своей прокурорской работе ориентировался на это, потому что миллионы людей — были хладнокровно убиты потому, что являлись представителями другой расы и другой веры, не разделяли идеологии, которой придерживались их палачи. Меня это приводило в ужас тогда, когда мне было 27 лет, и сегодня, на 96-м году жизни, это по-прежнему кажется мне ужасным. С тех пор я провел большую часть своей жизни, пытаясь построить мир, который был бы более человечным и в котором было бы меньше войн».

Бенджамен Ференц о Франции


Франция всегда была важнейшим игроком в продвижении гуманистических ценностей в мире, в том числе во время американской революции. Я надеюсь, что Франция и впредь будет оставаться лидером в этой работе, которая продолжается и сегодня. К сожалению, некоторые державы не хотят участвовать в создании международного уголовного суда как продолжения принципов, заложенных в Нюрнберге. Там мы признали, что преступления совершаются конкретными лицами, и у нас сложилось понимание, что эти лица должны привлекаться к ответственности. Не солдаты, которые выполняли приказы, а те, кто планирует и претворяет в жизнь подобные преступления против человечности.

К сожалению, мы находимся лишь на первом этапе подобной цивилизации. Мы уже усовершенствовали международное законодательство в этой области, существует суд по правам человека в Страсбурге, это уже очень большой шаг вперед. Я был лично знаком с Рене Кассеном. Он был великолепным лидером, получил Нобелевскую премию за свою деятельность на пользу человечеству. Нам действительно удалось уже добиться немалого на этом поприще. Немалого удалось достичь в том, что касается судов: например, уже существует международный уголовный суд, Франция, в частности, туда вступила. К сожалению, некоторые из других крупных держав пока не сделали этого.

Однако в том, что касается исполнения решений, еще очень много пробелов. Так что у нас пока есть только очень шаткий фундамент, который еще нужно как-то уравновесить, чтобы обеспечить мир на планете. Еще очень многое надо сделать.

О сегодняшних войнах и новой «революции»

Я рассчитываю на молодое поколение, надеюсь, что оно придет к пониманию, что невозможно уничтожить идеологию при помощи оружия. Нужно взамен предложить более человечную идеологию. Франция всегда стояла в первых рядах с идеями Liberté-égalité-fratérnité — свобода, равенство и братство. Эти идеалы по-прежнему ценятся в мире, но мы не можем обязать всех следовать им. Поэтому необходимо учить молодое поколение, что такое преступление, как военное нападение — которому до сих пор отсутствует полноценное юридическое определение, по мнению некоторых ведущих держав, — по прежнему не является юридически наказуемым в международных судах! Более 70 лет они утверждают, что ему не дано адекватного определения. Все это время, этот аргумент был неубедительным оправданием отсутствию судебного рассмотрения деятельности государств с тем, чтобы определить, легитимно ли было использование ими вооруженных сил.

Так что давайте называть вещи своими именами: это преступление против человечности — использовать вооруженные силы государства в нарушение Устава ООН, то есть с иными целями, нежели самооборона, и без санкции СБ ООН. Это преступление, за которое любой суд мира должен дать срок! Это преступление против универсальных принципов справедливости. Так же как и другие виды деяний, которые были везде признаны преступлениями: пиратство было одним из первых, пытки, изнасилования.

Нам следует мыслить в масштабе всей планеты. Надеюсь, что Франция и дальше будет среди лидеров в этом начинании, как в рамках ЕС, так и за его пределами. Я также надеюсь, что это будет сделано и молодое поколение осознает, что это возможно, — меня никто не убедит в обратном, надеюсь, что мы избавимся от той системы, которая по-прежнему существует сегодня.

Это система, при которой две страны, лидеры которых о чем-то не договорились, отправляют молодых ребят убивать друг друга, даже не понимая причины того, почему они это делают. Молодые ребята убивают других, таких же молодых, которые никому никогда ничего плохого не делали, и они убивают друг друга до тех пор, пока не устанут от этого, тогда делается небольшая пауза и объявляется о победе до поры до времени, пока все это не начнется снова. Вот какая у нас сейчас система — это просто сумасшествие. И это в эпоху ядерной энергии, и не только ядерной энергии, в эпоху киберпространства! Если сегодня лишить планету электроэнергии, то человечество может попросту погибнуть! И многие страны обладают этими средствами, поэтому настало время полностью сменить образ мышления, время революции, если хотите, — я имею в виду Французскую и Американскую революцию. Когда жители скажут: «Хватит, мы заслуживаем жить в мире, достоинстве, независимо от нашего вероисповедания, расовой принадлежности или других убеждений». Нам нужно учить молодежь тому, как достигать компромисса, нужно учить их состраданию, научить их тому, как согласиться в порядке компромисса с чем-то, что их не совсем устраивает.

Если нам удастся это сделать — и я не вижу причин, почему бы нам это не удалось, раз мы смогли отправить человека на Луну, отправиться на освоение космоса, раз мы могли в прошлом так много сделать для того, чтобы массово убивать людей, — я не верю в то, что у человечества недостаточно ума для того, чтобы организовать свою жизнь здесь, на своей планете, организовать ее таким образом, чтобы все могли жить достойно и в мире, независимо от наших различий, даже если они и разделяют нас в каких-то вопросах, менее важных, чем выживание. Вот главное, что я хотел бы сказать людям во Франции.

Я также предлагаю всем желающим посетить мой сайт, там все бесплатно, в том числе книжка с моими мемуарами, ее можно почитать на сайте, на английском языке. Я в ней рассказываю о том, как прошла моя жизнь, надеюсь, вы для себя там что-то найдете. Ну и, да здравствует Франция, да здравствует Мир!

Мой же девиз — «Хватит войны, только Закон!». Я желаю слушателям всего наилучшего и благодарю за предложение высказаться по случаю 70-летнего юбилея Нюрнбергского процесса.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.