На фоне трагедий и конфликтов в современном мире первым порывом было бы просто пожать плечами. Очередной скандал в Ватикане? Так ведь в истории их немало. Со времен пап Борджиа там хватало отравлений, назначений племянников и детей папы, анафем и прочего. Слишком уж людская история организации, которая мнит себя нравственной и духовной, однако наполнена самодовольством и невежеством, корыстью и распутством, что, согласитесь, весьма далеко от смиренного учения Евангелия. Это история пап и антипап, благочестивцев и тиранов, мистиков и бойцов, пророков и мудрецов, мучеников и деспотов.     

Как бы то ни было, с ХХ века церковь стремится дистанцироваться от этого бурного прошлого, дурно пахнущей смеси мирского с духовным. В 1929 году она подписала Латеранские соглашения с Муссолини, по которым отказалась от суверенитета над Римом и Италией, согласившись стать самым маленьким государством в мире (44 гектара). На завершившемся ровно полвека назад втором Ватиканском соборе она признала другие религии, модернизировала методы работы, провела реформы своего статуса и структур. В 2000 году при Иоанне-Павле II она покаялась за злоупотребление властью, множество темных страниц своей истории и в частности гонения евреев и еретиков при инквизиции.

Сейчас никто уже не станет отрицать, что она изменилась, встала на сторону прав человека, мира, свободы и справедливости. Только вот хотя ветер истории меняет направление, люди остаются прежними. Бенедикт XVI с его тихим и мягким характером, выдающийся духовный деятель и теолог, но слабый руководитель, обломал зубы о курию, где, как и в любом человеческом административном органе, царят консерватизм, клановая борьба, бюрократия и привилегии. Его пребывание на посту понтифика (он сам отказался от него в 2013 году, что стало историческим и пророческим жестом) было отмечено скандалами и раздутыми происшествиями. Кража документов, арест мажордома, разоблачения в коррупции и отмывании денег…  

За этим последовал глубокий кризис руководства, который ускорил избрание папы «с другого конца света», далекого от миазмов курии и способного прижечь рану каленым железом, принять смелые решения, провести реформы. Именно на основе этой программы аргентинец Хорхе Марио Бергольо стал папой Франциском в феврале 2013 года. Однако сегодня мы видим новую информационную бурю, которая обрушилась на Ватикан и римскую курю: ее представляют полем всевозможных мафиозных интриг, дворцовых революций и отмывания денег. Жадная до сенсаций пресса, которая обычно игнорирует каждодневные инициативы в пользу социальной и международной справедливости, сейчас плодит слухи, крадет документы и прочее. Иначе говоря, она распространяет «черную легенду» о Ватикане, единственном в своем роде институте, который не является ни тиранической теократией, ни абсолютной монархией, ни представительной демократией, и никогда не подает в суд.   

Конец благодати

Нужно признать, что после двух с половиной лет «благодати» (поразительная популярность по всему миру, реформы церковных финансов, Банка Ватикана и ведомств папской курии, рассмотрение обвинений в педофилии) сегодня папа Франциск подходит к поворотному моменту. Тучи сгущаются. 

В октябре по Риму начали ходить слухи о том, что у него возник рак мозга. А накануне посвященного семье синода польский священник и член курии Кшиштоф Харамса во всеуслышание признал себя гомосексуалистом и рассказал о жизни в однополой паре. Далее, этот же самый синод пролил свет на глубокий раскол по вопросам семейной жизни и сексуальной связи и продемонстрировал случаи весьма некатолического поведения, вроде утечки в прессу конфиденциального письма консервативно настроенных кардиналов, которые в весьма ярких выражениях рекомендуют папе отказаться от смягчения позиции церкви по гомосексуалистам и разведенным.

На фоне такого потока плохих новостей Франциск удивил всех сделанным 14 октября заявлением: «Прошу прощения от имени церкви за недавние скандалы в Ватикане и Риме». Ожидал ли он худшего, то есть повторения того же кошмара, что довелось испытать Бенедикту XVI? Несколько дней спустя, 30 октября, ватиканская жандармерия задержала испанского епископа Лусио Анхеля Вальехо Бальду и мирянку Франческу Чаоуки из Комиссии по мониторингу и стратегии экономико-административной структуры. Первого оставили под стражей, а вторую отпустили. Франческа — известная в Риме своими полемическими «твитами» интриганка и подруга журналиста Джанлуиджи Нуцци, который приложил руку к первым утечкам при Бенедикте XVI. После ареста она говорит о своей невиновности и отрицает, что предала папу.

Священника и сотрудницу Ватикана обвиняют в передаче конфиденциальных документов авторам двух нашумевших книг с разоблачениями о святом престоле. Первая — это «Его Святейшество» Джанлуиджи Нуции, который выпустил ее в 2012 году, а сейчас явно стремится повторить успех с Франциском. Вторая — «Скупость» Эмилияно Фиттипальди, журналиста газеты L’Espresso. Две этих книги доказали на основе утечек из курии то, что и так давно уже было известно: это масштабы сопротивления устроенной Франциском чистке, сохраняющаяся непрозрачность в руководстве ватиканскими ведомствами, неоцененность имеющейся у святого престола недвижимости и расхищение средств. 

Пресс-секретарь папы не стал опровергать эти заявления, но осудил «публикации, которые никоим образом не помогают установить истину, а лишь плодят путаницу, а также частичные и тенденциозные интерпретации». На это обвинение Эмильяно Фиттипальди ответил, что его расследование показало «расхождение между поддержкой бедных со стороны папы и настоящей работой ватиканской машины». Джанлуиджи Нуцци в свою очередь подчеркнул, что курия «воспринимает самого папу как чужака», и что тому «проще примирить США с Кубой, чем провести реформы в самом маленьком государстве мира». 

Сопротивление и слишком медленные реформы

Разумеется, Ватикан — вовсе не тот гадюшник, каким его нередко представляют. Однако было бы ошибкой и списывать новый скандал на один лишь заговор СМИ. Правда в том, что политика реформ не идет.

Кардиналы на первой мессе папы Франциска в Ватикане


Часть ответственности за это лежит на папе Франциске. В своих выступлениях перед ошеломленной и слегка возмущенной аудиторией он обвинял собственную курию во всех грехах: бездействии, пристрастии к мирским благам, карьеризме. Кроме того, он не раз повторял, что не держится за папский мандат, что ослабляет его положение: консерваторы отмалчиваются, отнекиваются и всячески тормозят инициативы в ожидании возможного окончания правления подарившего такие надежды понтифика.

Как бы то ни было, реформы в Ватикане начались. В первую очередь это относится к финансово-экономическим преобразованиям, которые необходимы в первую очередь и плодят сегодня недовольство, слухи и откровения. Влиятельный Экономический совет (был создан папой и управляется железной рукой австралийского кардинала Джорджа Пелла) вынуждает все ведомства курии кардинально пересмотреть принципы работы, составить предварительный бюджет и четко следовать ему, отчитываться о своей деятельности, тендерах и найме сотрудников. В финансовой реформе папа обратился к международным аудиторским компаниям (то есть настоящим профессионалам-мирянам), привел отчетность и менеджмент в соответствие нормам международных организаций. Банк Ватикана, которым сейчас руководит француз Жан-Батист де Франсю, провел реорганизацию, оставив всего 15 тысяч надежных клиентов (против 19 тысяч три года назад).   

Тем не менее, такое насаждение англосаксонских бизнес-подходов в коридорах почтенной римской курии вызвало настоящий шок. Экономический совет дублировал Префектуру по экономическим вопросам, которая в конечном итоге была распущена. Отсутствие четкого разграничения между старыми и новыми структурами плодит путаницу и борьбу за власть. Объявленных ранее слияний ведомств курии до сих пор не видно на практике. В июне был сформирован новый Секретариат по связям с общественностью, который в течение четырех лет должен вобрать в себя все ватиканские СМИ без каких-либо увольнений сотрудников. Но те опасаются за свое будущее и всячески тормозят процесс. Точно также новую комиссию по защите детства во главе с американским кардиналом Шоном О’Мэлли (она должна оказать поддержку в разрешении вопросов сексуального надругательства над детьми) до сих пор не удается полностью сформировать.

У этой медлительности есть объяснение. Папа ставит на первое место перемены не в структурах, а в умах. Он проводит консультации, слушает выступления на конференциях эпископов, формирует комиссии. Он стремится не задеть ничьи чувства, не ставить один клан выше другого, вернуть всех в игру. Папа-иезуит любит длительный процесс принятия решений, однако все понимают, что его пребывание на этом посту не затянется надолго (в декабре ему будет 79 лет).   

В любом случае, ничто не может оправдать пассивность и отход назад. Бенедикт XVI пытался проводить реформы, но чересчур осторожно. Иоанн-Павел II закрывал глаза. После жизни в коммунистической Польше он был убежден, что слухи о его соратниках распускались «спецслужбами», чтобы дестабилизировать церковь. Отсюда и его поразительное поведение в деле Масиэля: он упорно поддерживал основателя «Легионеров Христа», хотя даже внутренние расследования показали, что тот был педофилом, извращенцем и сексуальным маньяком, у которого были женщины и дети. 

У Франциска сегодня нет другого выбора, кроме как двигаться вперед. Его политика реформ необратима. Во время выступления на закрытии синода, он посетовал насчет «политики страуса», которая нанесла слишком серьезный ущерб. Так, например, после скандала с задержанием Франчески Чаоуки возникает вопрос, как она вообще смогла попасть на такой пост в ватиканской комиссии, если не благодаря каким-то дружеским связям. В этой связи необходимо провести жесткий и беспристрастный процесс, окончательно отойти от непрофессионализма в назначениях и клановых рефлексов. Об этом очень правильно писал директор католического издания La Vie Жан-Пьер Дени:

«Нужно выстирать грязное покрывало, даже если оно священно. Особенно, если в него завернут хлеб для бедных. Но если это не удается сделать в кругу семьи, не стоит возмущаться, когда все выставляется на всеобщее обозрение».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.