Бурную негативную реакцию российских властей вызвали два рисунка о крушении самолета А321 в Египте, которые появились 4 ноября на последней странице газеты Charlie Hebdo. В эфире RFI другие точки зрения представили главный редактор Charlie Жерар Биар и российский художник Андрей Бильжо.

На одном из рисунков изображен боевик группировки «Исламское государство». На него падают обломки самолета и пассажиры. Подпись: «Российская авиация усилила бомбардировки».

Второй рисунок озаглавлен «Опасности российских лоу-костеров». На нем череп со сломанными солнцезащитными очками, а на заднем плане — разбросанные человеческие останки и горящий остов самолета. «Надо было лететь компанией Air Cocaine», — «говорит» череп. (Речь идет о скандале с французским самолетом, на борту которого в Доминиканской республике нашли 680 кг кокаина).

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал эти рисунки «кощунством», не имеющим ничего общего с демократией.

Главный редактор Charlie Hebdo Жерар Биар в интервью RFI ответил на критику из Москвы. По его словам, в рисунках о крушении А321, которые не являются карикатурами, нет никакой насмешки над трагедией и ее жертвами.

Жерар Биар:

«Мы — светская, демократическая и атеистическая газета. Понятия кощунства для нас не существует. Мы комментируем новости, как это делают все другие издания. В Кремле пытаются отвлечь внимание от более важных проблем, предоставляя гражданам России такую отдушину. Это даже не карикатура. Это журналистский рисунок. На нем нет карикатурных персонажей. Мы просто комментируем событие, как мы это постоянно делаем».

В Совете Федерации рисунки назвали «очередным примером последовательной безнравственности», а в Общественной палате — «пиаром на крови» и «хладнокровной циничной технологией для продвижения издания».

Впрочем, сами журналисты Charlie Hebdo говорят о себе как о «безответственном» издании («кредо» вынесено на обложку). Редакционная политика Charlie не шокирует российского художника и писателя Андрея Бильжо.

Андрей Бильжо:

«Я считаю, что рисовать можно абсолютно про все. Любой художник берет на себя ответственность и рисует все, что он хочет рисовать. А реагирует на это каждый по-своему. Один понимает, другой не понимает, третий хочет смотреть, четвертый не хочет. Мало ли чего выходит в мире, и какие направления существуют. Для меня Charlie Hebdo — это циничное издание. Карикатуры — это не только шутка, юмор, сатира, это еще и раздражающий фактор. И они ставят перед собой цель быть подчеркнуто циничными и раздражать общество.

Для меня странно, что такая огромная страна, как наша, позиционирующая себя как сильное государство, обращает внимание на такие мелочи, как газета в Париже. Ощущение, что живу в Париже, потому что разговоры только об этом».

Но не все жуналисты согласны с этим. Глава Союза журналистов России Всеволод Богданов назвал рисунки Charlie Hebdo оскорбительными и пообещал вынести вопрос на обсуждение международных журналистских организаций под эгидой ОБСЕ в Вене.

Рисунки Charlie не оставила без внимания и официальный спикер российского МИД Мария Захарова. Она задала на своей странице в Фейсбуке вопрос, подсказывающий ответ: «Еще кто-то Шарли?»

В свою очередь, фициальный представитель французского МИД напомнил, что во Франции «журналисты свободно выражают свои мнения, которые не всегда совпадают с позицией французских властей».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.