Правительство Черногории расценило заявление российского Министерства иностранных дел о ситуации в республике как подтверждение причастности Москвы к акциям протеста в Подгорице против вступления бывшей югославской республики в НАТО.

Власти Черногории подчеркивают: демонстранты «попытались насильно занять парламент и совершить государственный переворот», после чего полиция вынуждена была применить слезоточивый газ. Премьер-министр Черногории Мило Джуканович ранее прямо обвинил Кремль в попытках дестабилизировать ситуацию в республике.

В Москве уверяют, что Россия не причастна к кризису в Черногории и считают, что во всем виноват Джуканович, который «пытается снять с себя ответственность за нарастание внутриполитического противостояния». Акции протеста с требованиями отставки правительства республики проходят в Черногории с середины октября. К концу года, как ожидается, Подгорица получит официальное приглашение НАТО вступить в эту организацию.

О ситуации в республике рассказывает обозреватель Радио Свобода — Радио Свободная Европа, журналист и политический комментатор из Подгорицы Славица Брайович:

— Ситуация в Подгорице сейчас совершенно спокойная. Если говорить о политическом эпилоге событий, то большинство местных наблюдателей считает так: Мило Джуканович и черногорское правительство вышли из этой истории победителями, в то время как потенциал той части оппозиции, которая организовывала протесты (в основном это движение «Демократический фронт»), ослаб. Более того, в будущем лидеров протестных акций могут ждать проблемы, поскольку часть из них подозревается в попытке организации антигосударственных выступлений с целью насильственного свержения конституционного строя. В намерения организаторов демонстраций очевидно входили провокации против представителей органов власти и, возможно, более широкие беспорядки в центре города. Однако власти удалось удержать ситуацию под контролем: погромов не случилось, серьезно никто не пострадал. Лидеры оппозиции заявили о готовности организовать новые акции протеста, но все понимают: такие заявления прежде всего должны успокоить разочарованных сторонников этих партий и организаций. Думаю, возобновление протестных выступлений возможно, но они в любом случае не будут столь многочисленными.

​​— Черногорские власти обвинили Россию в поддержке этих акций протеста и фактически в попытке дестабилизации ситуации в республике. Есть этому какие-то доказательства? В сети и в газетах мне встречались сообщения о том, что Подгорица «кишит русскими шпионами». Это действительно так?

— Никто в Черногории не использует термин «русские шпионы». Однако никто здесь не сомневается, что черногорская оппозиция пользуется поддержкой Москвы. Не только потому, что в России очень своеобразно интерпретировали события в Подгорице, фактически подстрекая участников демонстраций. Показательна иконография этих демонстраций: национальные флаги России, портреты Путина, соответствующие лозунги, прорусские заявления. Вы бы слышали, как активисты черногорской оппозиции поздравляли президента России с его недавним днем рождения! В то же время доказательно и конкретно никто не говорит о том, что черногорская оппозиция получает финансовую помощь из России. Такие разговоры ходят, и не исключено, что у правительства Черногории есть и подтверждения этому, но по причинам, может быть, дипломатического порядка никакие доказательства не обнародованы. Это не означает, конечно, что такая финансовая поддержка не оказывается.

— Вам понятно, какими мотивами руководствуются те черногорцы, которые принимают участие в антиправительственных митингах с портретами президента чужого государства над головами?

— У этих прорусских мотивов очень разные причины. У нас все еще популярен сентимент об исторически теплых русско-черногорских отношениях и славянском братстве. У лидеров движения антинатовского протеста, кое-кто из которых бывает в Москве, очевидно, есть причины, по которым интересы России им представляются более важными, чем интересы Черногории. Однако понятно: большинство людей на митинге с портретами Путина — это обычные граждане, как правило, недовольные своим социальным или экономическим положением. Может быть, эти люди считают пример политики Путина вдохновляющим для черногорских властей, отсюда эти прорусские симпатии.

​​— Маленькая Черногория в последние годы стала объектом специального интереса для России. Тысячи граждан России приобрели в Черногории собственность, ваша страна — один из популярных адресов новой русской эмиграции, очевидно, в черногорской экономике крутятся русские деньги. Русское сообщество в Черногории политически активно? Оно как-то обозначило свое отношение к происходящему?

— Да, вы правы, на адриатическом побережье Черногории возникла большая русская колония, в Будве есть даже русскоязычные школы и детские сады, работает русскоязычное радио, выходят русскоязычные издания. До самого последнего времени русское присутствие в стране было более чем очевидно, но пик этого процесса, как кажется, уже позади. Время больших инвестиций Олега Дерипаски в алюминиевый комбинат в Черногории позади, поток желающих приобрести собственность с видом на море в последний год заметно спал. Политически присутствия русской общины в Черногории не ощущается, и во время недавних событий в Подгорице никакого такого рода «русского участия» я не приметила.

— Можно сказать, что эти события как-то сказались на решимости черногорских властей продолжать сближение с НАТО? Вопрос в Подгорице окончательно решен или еще возможны дискуссии?

— Эти демонстрации только добавили властям ветра в паруса. Вопрос о вступлении Черногории в НАТО, думаю, решен и здесь, и среди западных участников альянса. В конце года, как ожидается, страна в любом случае получит официальное приглашение вступить в НАТО.

— У Москвы остается какая-то контригра? Москва может как-то запугать или убедить Подгорицу, сократить инвестиции, пригрозить?

— Пора больших инвестиций и так прошла, Черногория судится с Олегом Дерипаской о судьбе его вложений в нашу экономику. Русские деньги не способны изменить судьбу Черногории.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.