Западные СМИ интерпретируют победу «Права и Справедоивости» (PiS) на воскресных выборах в Польше, как шаг в строну евроскептицизма и предвестие сложностей во взаимодействии в рамках Европейского Союза. Однако, как полагают эксперты, смена власти на практике не обязательно приведет к серьезной корректировке европейской политики Польши.

Такого большого интереса к польским выборам не было уже давно. Неудивительно, ведь ставка на них была выше, чем обычно: позиция Польши, как самого крупного государства региона и шестой по размеру страны ЕС может иметь большое значение для будущего европейского проекта, в особенности на фоне того, что сейчас он переживает самый серьезный кризис за всю свою историю. Поэтому во многих комментариях иностранных СМИ по итогам выборов преобладала паническая интонация, слова о победе «правых евроскептиков» и проблемах, которые это сулит объединенной Европе. Обоснованы ли эти опасения?

Больше Европы или меньше


Как полагает политолог из Университета Сассекса профессор Алекс Щербяк (Aleks Szczerbiak), победа «Права и Справедливости» вовсе не означает поворота к децентрализации власти и ослаблению конструкции ЕС. «В плане своей риторики PiS, как и британские консерваторы, выступает за “Европу отечеств” с расширением полномочий отдельных государств и уменьшением полномочий Брюсселя. Но на практике это выглядит по-другому, что показало, впрочем, предыдущее пребывание “Права и Справедливости” у власти, — говорит профессор. — Во многих аспектах, например, в вопросах энергетического союза, европейского бюджета или внешней политики новое руководство будет де-факто высказываться за расширение полномочий Брюсселя и усиление европейской интеграции, так как это просто лежит в русле польских интересов».

То, чего можно ожидать от нового руководства — это изменения в подходе и стратегии реализации этих интересов. Если правительство «Гражданской платформы» (PO) делало ставку на союз с Германией и старалось придерживаться «европейского мэйнстрима», то «Право и Справедливость» рассчитывает, скорее, на улучшение взаимодействия со странами нашего региона и большую независимость в контактах с Берлином.

«Это, конечно, вызовет определенную перетасовку в раскладе европейских сил, однако сложно сказать, каковы будут эффекты. Как полагает PiS, следование основному европейскому течению не принесло Польше никаких конкретных выгод кроме личных, как избрание Дональда Туска на пост председателя Европейского совета. Принесет ли тактика нового руководства лучший результат? Посмотрим», — говорит Щербяк.

Проблема в том, что у нового польского руководства будет довольно ограниченное поле для маневра в сфере влияния на ключевые сегодня для Евросоюза темы. Как объясняет аналитик института OpenEurope Павел Щвидлицкий (Paweł Świdlicki), самым действенным методом воздействия может стать блокирование предложений Брюсселя. «Варшаве будет сложно определять курс ЕС в таких сферах, как климатическая политика или отношение Европы к России, поскольку Евросоюз состоит из 28 государств. Специфика системы такова, что проще будет заблокировать европейскую позицию, чем значительно изменить направление, в котором Европа движется», — говорит эксперт.

Что сделает новое правительство в вопросе беженцев?

Однако, как показало сентябрьское голосование в Совете Европейского союза по вопросу размещения 160 000 беженцев, даже политика блокирования планов Брюсселя не всегда оказывается эффективной. Хотя обычно на европейских саммитах все стараются достичь компромисса, это голосование показало, что при необходимости большинство стран-членов способны провести свое решение даже на фоне решительного протеста меньшинства. Западных партнеров Польши больше всего беспокоит как раз позиция партии-победительницы польских выборов. Как полагает Щвидлицкий, самым важным станет то, как новое правительство отнесется к обязательствам Польши принять у себя около 7000 беженцев.

«Уже видно, что с воплощением плана в жизнь могут возникнуть большие проблемы, потому что до сих пор из 160 000 беженцев переселили только несколько десятков тысяч. Если польское руководство по примеру Словакии не станет реализовывать договоренности, вскоре может оказаться, что весь план просто рухнет. Это, конечно, очень рискованная тактика, грозящая Польше репутационными рисками и ослаблением нашей позиции в контексте воплощения в жизнь других польских требований», — отмечает аналитик.

Даже если правительство «Права и Справедливости» исполнит обязательства предыдущего кабинета, оно сможет мешать планам ЕС в дальнейшем. Ведь никто не сомневается, что согласованный в сентябре план расселения беженцев — это не последняя попытка их распределения. «Нынешний план, разумеется, не решит проблемы, поскольку он не обращен к корням явления. Кроме того в Европе находится уже гораздо больше 160 000 беженцев. В этом вопросе придется сделать нечто большее», — подчеркивает Щвидлицкий. Если новый план, возможно, с автоматической системой распределения беженцев, тоже будет выставлен на голосование, хотя протест Польши не перевесит чашу весов в пользу «да» или «нет», он может склонить другие скептически настроенные страны ЕС последовать ее примеру.

Союзник Кэмерон

Если большинство европейских сил встретили победу «Права и Справедливости» опасениями, то в Лондоне у правительства Дэвида Кэмерона был повод для радости. Его Консервативную партию связывает с PiS союз в Европейском парламенте, а также сходное по многим пунктам представление о функционировании Европейского союза. Это важно для Кэмерона в контексте его кампании реформы ЕС, идея которой заключается в передачи части полномочий Брюсселя отдельным государствам и придании Евросоюзу «эластичности». Речь идет о том, чтобы те страны, которые этого хотят, могли проще интегрироваться в избранных областях, а более скептично настроенные — «оставаться в стороне».

«Взгляды Кэмерона и Качиньского здесь сходны, а обе партии давно ведут сотрудничество, так что, мне кажется, Лондон может быть доволен исходом наших выборов», — отмечает Щвидлицкий. Не все требования британцев, идут в русле польских интересов. Ведь одним из пунктов плана Кэмерона выступает реформа социальных пособий для мигрантов, что нанесет удар, в частности, по живущим в Великобритании полякам. Любому польскому правительству было бы сложно согласиться с этим, очень важным для британского премьера, пунктом. Однако компромисс возможен.

Как полагает профессор Щербяк, польское согласие на реформы Кэмерона может стать хорошей возможностью, чтобы заручиться поддержкой Лондона для других польский идей. «Отчетливо видно, что Великобритания может стать одним из главных союзников Польши в ЕС. Вопрос только, насколько эффективной окажется такая политика», — говорит политолог.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.