Ни один израильский лидер не позаботился о том, чтобы позвонить президенту Египта Абдель-Фаттаху ас-Сиси и поздравить его с обнаружением гигантского месторождения природного газа, способного избавить Египет от части экономических проблем. Потому что Египет, борющийся с террором, участвующий в борьбе против ХАМАС в секторе Газы, «предал» Израиль. Он обнаружил «линию жизни» в море и тем самым разрушил израильские мечты о богатстве. Он обвалил тель-авивскую биржу и ударил по «нашим» газовым компаниям, до последнего момента прибегавшим к разным трюкам, чтобы ограбить кассу.

Что еще хуже, нагло обнаружив газ в своих экономических водах, Египет грубо вмешался во внутренние дела Израиля. Египет заставил премьер-министра Биньямина Нетаньяху прекратить забег, сбросить спортивную форму и посмотреть газовым компаниям в глаза. То, чего не смогли сделать комиссия Шешинского, министр экономики Арье Дери, виртуальная оппозиция и якобы враждебные журналисты, сделал Египет. Открытие газового месторождения уже объявили «экономической Войной Судного дня», не меньше. Пробурив скважину, Египет взорвал шар «стратегических аргументов», с помощью которых готовилась пакетная сделка по регуляции газодобывающей отрасли.

Сначала Нетаньяху опирался на своего иранского союзника, продвигая аргументы в защиту газовых компаний. То есть, если уж нельзя остановить подписание ядерного соглашения с Ираном, то следует хотя бы использовать его и ускорить принятие закона о газовой регуляции. Он говорил, что ядерная сделка выпустит на газовый рынок грозного и враждебно настроенного конкурента, который обрушит цены и сократит израильские доходы. Поэтому нужно срочно принять все законы.

Чтобы сделать такое заявление, требуется немало наглости и пренебрежительного отношения к общественности. Можно подумать, что такие потребители газа, как Европа и Турция, не знают, что вот-вот на рынок вернется иранский газ? Кто-нибудь из них готов платить высокую цену за израильский газ, если через год или два цены упадут? При этом не было сказано, что Египет принципиально выступает против покупки нефти и газа в Иране, что отношения Иордании с Ираном практически заморожены, и что Турция, которую у нас считают враждебной страной, и так покупает газ в Иране и в России.

Но кто сказал, что должна быть связь между фактами и принимаемыми решениями? Если надо продать регуляцию, то можно привлечь к этому врагов, можно обманывать и угрожать. Все сгодится. Нетаньяху мог надеяться, что любое упоминание Ирана, будь то в связи с атомом или с газом, задевает чувства и затмевает разум. А если бы сделки по ядерной программе Ирана не было? Газовые компании были бы готовы быть щедрыми и продавать Израилю газ по более низкой цене? По логике Нетаньяху, лучше пусть будет Иран без ядерной сделки и без возможности забрать долю газового рынка, чем Иран с соглашением, которое минимизирует угрозу в сфере безопасности.

Действительно, Египет был потенциальным клиентом, и еще год назад египетские политики готовили почву к подписанию контракта о покупке израильского газа. Но Египет не любит сочетание слова «Израиль» и слова «газ». Особенно после того, как бывшего президента Хосни Мубарака отдали под суд за продажу дешевого газа Израилю, когда страна сама нуждалась в этом газе. До недавнего обнаружения в Египте говорили, что зависимость от израильского газа угрожает национальной безопасности, и что Израиль будет использовать газ как средство давления на Египет. Сейчас ас-Сиси может вздохнуть с облегчением. У него будет свой газ. Он сможет привлечь инвесторов, сократить дефицит бюджета, выплатить долги и создать рабочие места. Можно порадоваться за него. Он ничего не украл у Израиля, и у нас появился шанс, что экономическое положение соседа улучшится. Это уже немало.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.