Одно дело, когда либертарианцы выступают против помощи Украине и предоставления ей оружия, но совершенно другое дело называть украинцев неонацистами и антисемитами, верить потоку пропаганды на российском телевидении и пытаться опорочить их борьбу. Существуют определенные элементы, которых можно было бы подобным образом охарактеризовать, — особенно в бригаде «Азов», принимавшей участие в ключевых сражениях с сепаратистами и российскими захватчиками. Однако проведенные в мае всеобщие выборы показали, что они получили лишь 1% голосов и потерпели сокрушительное поражение.

Давайте вспомним: Америка вступила в союз со Сталиным для того, чтобы победить Гитлера. Затем мы оказали помощь бывшим нацистским ученым для того, чтобы они помогли нам создать наши ракеты. Сегодня мы помогаем террористической Рабочей партии Курдистана в борьбе против Исламского государства; в настоящее время мы на одной стороне с иранцами, вместе с которыми мы ведем борьбу против Исламского государства в Ираке; и мы выборочно поддерживали многих диктаторов во время холодной войны.

Подумайте также о саудитах: сегодня мы помогаем диктаторам Саудовской Аравии (и даже проводим дозаправку их бомбардировщиков) наносить удары по целям в Йемене и убивать йеменцев, которые не причинили Америке никакого вреда — на самом деле, они являются врагами «Аль-Каиды».

История Украины является кровавой и сложной. После того как Советы уничтожили 7 миллионов украинцев, разве может вызывать удивление то, что многие уцелевшие люди приветствовали немцев? А их лидер Степан Бандера продолжил борьбу в течение многих лет. Сопротивлявшихся украинцев и поляков Сталин окончательно подавил только в 1950 году — спустя пять лет после окончания Второй мировой войны. В своей книге «ГУЛАГ» Энн Эпплбаум (Anne Applebaum) весьма эмоционально описывает, как выжившие в сталинских трудовых лагерях люди восстали и убили своих охранников после смерти Сталина. Они не были теми интеллектуалами или крестьянами, заполнявшими подобные лагеря в 1930-х годах и не знавшими, как нужно воевать и убивать.

И вот теперь мы видим некоторых консерваторов и либертарианцев, которые, к сожалению, ведут себя как попугаи и распространяют высказанные Путиным обвинения по поводу того, что несколько сот человек, обратившихся к лозунгам старого сопротивления, дискредитируют миллионы украинцев. И что именно поэтому нужно отказаться от поддержки Украины.

Они не правы. Но какой должна быть американская политика, и каковы возможные пути, ведущие к компромиссу? Бывшие сотрудники канадской разведки представили очень хороший аналитический документ, в котором, в частности, отмечается: «Вашингтон и союзники по НАТО имеют весьма расплывчатое представление о том, чего они хотят добиться, но они, тем не менее, принимают меры военного характера, забывая, по-видимому, об их потенциальном воздействии на интересы России в области безопасности. Как заметил Сунь-Цзы, „тактика без стратегии — только шум перед поражением“. В Европе тот шум, который слышат люди, представляет собой грохот российских механизированных частей, готовящихся к продвижению в сторону Мариуполя, Харькова и, возможно, Киева».

Прежде всего мы должны признать, что до смещения Януковича и до начала нынешнего кризиса российские интересы предвзято воспринимались чиновниками Европейского Союза и подвергались с их стороны излишнему давлению. Они «пытались заставить Украину сделать выбор между Россией и Европейским Союзом, а также категорически отвергали предложение Путина относительно трехсторонней договоренности» — то есть, между Россией, Украиной и Евросоюзом, — «которое позволило бы Украине сохранить связи с Россией».

Было предложено даже изменить ширину железнодорожной колеи на Украине и перейти с российского стандарта на западноевропейский, для того чтобы поезда не могли беспрепятственно направляться в Россию, в страну, которая являлась главным торговым партнером Киева. В соглашение об ассоциации между Евросоюзом и Украиной содержатся намеки на «военно-технологическое сотрудничество», и в нем постоянно говорится об «общей безопасности» и обороне. Не удивительно, что Россия почувствовала угрозу.

Большая часть подобных инициатив поступила от чиновников низкого уровня, и, возможно, о них даже не знали ни Обама, ни канцлер Германии Меркель. Более того, главой европейского отдела Госдепартамента является неоконсерватор Виктория Нуланд (Victoria Nuland), полученная по наследству от группировки «правителей мира» Дика Чейни. Что касается политики Запада в отношении Украины, то, как говорят, взрослые люди ею не занимались.

Вместе с тем действия Путина, направленные на захват Крыма и дестабилизацию Украины, требуют сильного ответа. Это не исключает переговоров: на недавней встрече Вашингтонского форума по нефти и газу (Washington Oil & Gas Forum) один из выступавших сказал, что наличные резервы Путина — около 200 миллиардов долларов — помогут ему продержаться в течение еще двух лет, после чего санкции и низкие цены на нефть приведут к реальному разрушению российской экономики.

Он также отметил, что российские официальные лица в последнее время, кажется, более открыты для достижения компромисса. Следует сказать, что Обама — в другом контексте — недавно похвалил Путина за помощь в переговорах по Ирану.

Празднование годовщины "Крымской весны" в Симферополе


Однако русских еще нужно убедить о том, что они не смогут продолжать отрезать куски территории от Украины без серьезных последствий. Америка должна помочь украинцам: вопрос об оборонительном оружии, особенно используемом против танков и артиллерии, должен быть на повестке дня. Однако Вашингтон в первую очередь должен использовать дипломатию в отношениях с Путиным, особенно после успешного начала с Ираном.

Томас Фридман (Thomas Friedman), обозреватель газеты New York Times, сообщил о возможном варианте компромисса. Россия сохраняет Крым за счет «покупки» права на 99-летнюю аренду и оплачивает ее при помощи поставок природного газа Украине по сниженным ценам. Украина прекращает блокаду, признает эту аренду, а также продолжает поставлять воду и электричество на полуостров. Гарантируется свободное перемещение граждан и товаров обеих стран, а Россия обязуется уважать права собственности, существовавшие на момент своего вторжения.

Отколовшаяся Восточная Украина получает определенную долю федеральной полуавтономии в рамках украинского государства. (На самом деле федерализм может стать реформой огромной важности для процветания многих наций, пораженных коррупцией и страдающих от излишне централизованного правления). Украина становится частью Европейского Союза на основе соглашения об ассоциации, а также входит в состав российского Таможенного союза. Европа и Россия прекращают свою торговую войну, снимают торговые ограничения и запреты на выдачу въездных виз.

В прошлом уже существовал вдохновляющий пример — речь идет об Австрии после окончания Второй мировой войны. Россия и Запад тогда договорились о том, что она будет нейтральной, на ее территории не будет никаких военных баз и она не войдет ни в какие альянсы: «нейтралитет по швейцарской модели». Все получилось весьма неплохо. Австрия процветала в условиях мира и пользовалась своим положением между Востоком и Западом.

Соглашение такого рода стало бы завершающим достижением Обамы — дипломатия и мир с Ираном и Россией. Следует признать, что с дипломатией дела у республиканцев обстоят не просто. Со времен Гражданской войны они считают, что победить — значит требовать безоговорочной капитуляции. Большая часть их лидеров полагают, что блокада и бомбардировка должны быть в числе первых мер в любом споре с другими нациями (Бывший посол Соединенных Штатов в Саудовской Аравии Чэс Фриман (Chas Freeman) является автором великолепного призыва к использованию дипломатии, а также ее объяснения. Он объясняет, почему дипломатия столь важна для предотвращения войн и их окончания. Его статью следует прочитать республиканцам в Конгрессе).

И, наконец, Вашингтон должен ответить на ту ложь, которая публикуется в российских средствах массовой информации и которая, в частности, попадает в Америку через телеканал Russia Today (RT). Результаты поиска в Google свидетельствуют о том, что предпочтение и доверие оказываются на стороне контролируемых государством российских «медиа» и блогеров, которые часто распространяют дезинформацию. Телеканал CNN прекратил свою работу в России из-за цензуры и той опасности, которой подвергаются его журналисты. Энн Эпплбаум предложила несколько вариантов для того, чтобы голос замалчиваемых российских журналистов доходил до российских людей.

Много лет назад я прочитал в трех городах Украины лекции на тему «Уроки свободного рынка в Азии и в Латинской Америки», которые спонсировались Американским советом по внешней политике и предоставившей соответствующий грант организацией Atlas Network. А Институт Катона (CATO) осенью прошлого года устроил специальную встречу, в ходе которой членам нового правительства рассказывали о свободном рынке, продвигая его идеи, а также об антикоррупционных мерах. Организация «Студенты за свободу» (Students for Liberty) провела специальную конференцию в Киеве.
Все ее участники говорили об идеалистически настроенных молодых людях, работающих ради того, чтобы Украина могла следовать примеру Европы, а не путинской Россией. После захвата Крыма русские прекратили трансляцию западных телеканалов и ограничили свободу интернета. Поверьте мне — большинство украинцев не хотят оказаться под властью нынешнего российского полицейского государства.

Джон Атли является издателем журнала American Conservative.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.