В то время как в Греции вновь открываются банки, экономика наконец получила глоток кислорода, а недостающие проценты в огромных дозах выплачены кредиторам, в то время как у звезд Голливуда растет спрос на греческие острова, Франция использует передышку в СМИ, чтобы развернуть европейские посткризисные дебаты. Каким образом? Предлагая создать группу, в которую войдут шесть стран-основателей прежнего Европейского экономического сообщества: Германия, Италия, Нидерланды, Бельгия, Люксембург и Франция. По сути, это возвращение к затаенной идее Европы на разных скоростях. Или на двух скоростях. Парижской и берлинской. Потому что речь идет именно об этом. Об избранности в кругу избранных.

Франсуа Олланд, президент-социалист, достигший высот благодаря влиянию, завоеванному на переговорах с Афинами, сделал набросок, тогда как Мануэль Вальс, премьер-министр от социалистов, подробно разработал структуру проекта: идея в том, чтобы сформировать в зоне евро «более прогрессивное» правительство (не путать с авангардистским) с собственным бюджетом и парламентом. Пока не ясно, но предполагается, что это меньшинство будет уполномочено принимать решения о судьбе большинства. Миссия нового парламента, своего рода второй палаты Европейского парламента, который мало на что годится, будет, по словам Олланда, заключаться в осуществлении «демократического контроля» за новой транснациональной исполнительной властью. Его членами станут парламентарии стран-участниц, пришедшие из европейской ассамблеи в Страсбурге или национальных собраний. «Брюссель», таким образом, станет монстром о трех головах: Европейский союз, включающий 28 стран, зона евро из 19 стран, и передовой клуб — всем головам голова — состоящий из шести стран. Неплохо.

Если взглянуть невооруженным глазом, может даже показаться, что это далеко идущая мера, позволяющая сформировать для европейского корабля мощный двигатель, питающийся наиболее сильными экономиками, без примеси развивающихся стран. Если бы Европа была УЕФА, эта шестерка играла бы в Лиге чемпионов, а PIGS (уничижительный акроним, обозначающий Португалию, Ирландию, Грецию и Испанию) оказались бы понижены до Лиги Европы. Каждый участвует в своем чемпионате. PIGS поедают желуди, клубу шести достается сочное мясо.

Однако французская мечта не несет ничего, кроме опасности. Поскольку подрывает сами основы идеи совместного проекта — с или без участия евро — и, прежде всего, потому что со всей очевидностью свидетельствует о том, что европейские лидеры не извлекли никаких уроков из опыта Греции. Неужели только это усвоила Франция из, возможно, самого мрачного периода послевоенной Европы? Что нужно разделять и дальше, чтобы обеспечить выживание наиболее сильным? По истине реальная политика, способная охладить сердца тех, кто простодушно полагал и до сих пор полагает, что в Европе мы живем по принципу «один за всех и все за одного». Ни больше ни меньше.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.