Внимание всей Европы приковано сейчас к Греции. Мы не можем позволить себе, чтобы наше сообщество ослабело и распалось, ведь стоящие перед нами вызовы требуют единства и ответственности. Но уже сейчас из этой ситуации можно сделать несколько выводов для Польши. Во-первых, наше решение об отсрочке вступления в еврозону было верным, хотя откладывать его до бесконечности тоже не стоит. Во-вторых, вне зависимости от того, как разрешится кризис в Греции, сотрудничество в еврозоне будет укрепляться и превращаться в своего рода политическую ось ЕС. Уже сейчас в этом кругу должен звучать польский голос, а в перспективе — мы должны стать его частью. В-третьих, из примера Греции все мировые политики должны извлечь выводы, к чему может привести безответственный популизм. Это касается в том числе Польши.

Но из Брюсселя поступают и хорошие новости. На прошлой неделе все страны ЕС без исключения поддержали решение о продлении санкций в отношении Москвы за дестабилизацию ситуации на Украине. Это мощный знак солидарности с Киевом, который уже больше года противостоит агрессии, а одновременно доказательство того, что оценка украинского конфликта, которую демонстрирует, в частности, Польша не только находит в Брюсселе понимание, но и обозначает направление стратегического мышления Европейского союза о ситуации в Восточной Европе.

«Восточное партнерство» работает

Начиная в сентябре работу на посту министра иностранных дел, я слышал, что Польша теряет влияние на европейскую политику в отношении Украины, в «Вышеградской четверке» на эту тему нет единства мнений, а «Веймарский треугольник», главы дипломатии которого способствовали разрешению кризиса на киевском Майдане в феврале 2014, утратил интерес к помощи Украине. Сейчас мы видим, что это был излишний пессимизм. Хотя Польша не принимает участия в переговорах в нормандском формате, она оказывает реальное влияние на восприятие этого конфликта и методы его урегулирования. Мы постоянно обмениваемся с партнерами информацией на эту тему и открыто делимся своими мнениями. Наша оценка ситуации и действий, которые следует предпринять, находит сторонников.

С самого начала моего пребывания на посту главы МИД основным приоритетом для меня было укрепление сплоченности «Веймарского треугольника» и «Вышеградской четверки». Я неслучайно отправился с первыми визитами в Париж и Берлин, способствовал возобновлению регулярных контактов между министрами иностранных дел «Веймарского треугольника», а потом посетил столицы «Вышеградских» стран. Благодаря этому и несмотря на то, что мы иногда (и это естественно) расходимся в своих оценках, нам удается принимать в рамках «Четверки» солидарные решения. В декабре мы посетили в вышеградском формате Киев, заявив о конкретной поддержке украинских реформ. Мы продолжаем эту деятельность на более низких уровнях, в первую очередь в направлении борьбы с коррупцией и реформы по децентрализации. Мы осознаем общность судьбы государств нашего региона с восточными соседями ЕС, которые, как и мы, 25 лет назад взялись за смелый план движения в сторону проевропейских изменений. Мы не оставим украинцев в одиночестве.

На веймарском форуме мы продвигаем «Восточное партнерство», в особенности новые перспективы для его лидеров: Грузии, Молдавии и Украины. На этом мы не останавливаемся. В последние месяцы вместе с коллегами из Дании и Швеции мы посетили три страны «Партнерства». С одной стороны, это возвращение к корням идеи программы, которую семь лет назад предложили Варшава и Стокгольм, а с другой, — попытка найти новых союзников и послов этой амбициозной политики. Благодаря этим усилиям на последнем саммите «Восточного партнерства» в Риге нам удалось принять политическое решение об отмене виз в ЕС для грузин и украинцев, как только их страны будут соответствовать установленным техническим критериям. Я надеюсь, что это не станет для них отдаленной перспективой.

НАТО — гарант безопасности

Во время визита в Грузию вместе с коллегами из Дании и Швеции мы открыли Тбилисскую конференцию. Это польский вклад в грузинские реформы по образцу Утрехтской конференции, благодаря которой процесс европейской интеграции Польши поддерживала Голландия. Сейчас мы делимся тем, что получили когда-то от других.

Хотя с последнего саммита НАТО в Ньюпорте прошло всего чуть более полугода, мы видим, что принятые тогда политические решения воплощаются в жизнь. Некоторые даже быстрее, чем ожидалось. Об этом свидетельствуют, в частности, недавние учения временных сил быстрого реагирования Альянса в Жагани и Свентошуве, объявленное несколько дней назад американским министром обороны решение о размещении в нашем регионе военной техники для одной танковой бригады, а также недавние решения глав оборонных ведомств стран НАТО об увеличении численности и состава сил быстрого реагирования (Response Force). Эти и другие действия, которые мы предпринимаем в сфере безопасности, имеют исключительно оборонительный характер и служат ответом на произошедшие в нашем окружении изменения. Процесс укрепления восточного фланга НАТО спровоцировали не наши агрессивные шаги, но мы не можем бездействовать перед лицом силового перекраивания границ, нарушения суверенитета государств и попрания международного права.

Это мнение разделяют как наши союзники, так и весь свободный мир. Польша не только верно оценивает эти явления, но и стоит по верную сторону. Говоря языком культового фильма «Звездные войны», мы на «светлой стороне силы».

Польская дипломатия вместе с другими ответственными за безопасность институтами прилагает все усилия к тому, чтобы запланированный на следующий год саммит НАТО в Варшаве дополнительно укрепил нашу уверенность в том, что мы адекватно реагируем на встающие перед нами вызовы. Звучавшие несколько лет назад диагнозы, указывавшие, что Альянс исчерпал свою формулу, превратившись из военного союза в политический клуб, оказались совершенно ошибочными и преждевременными. Мы считаем НАТО главным гарантом нашей безопасности и заявляем о своей готовности выполнять обязательства надежного члена. Присутствие союзников на наших полигонах и аэродромах, масштаб сотрудничества между армиями стран-членов НАТО, размещение вооружений на случай обострения ситуации показывают, что это не пустые слова.

Дипломатия с планами на будущее

Не пренебрегая традиционными направлениями польской дипломатии, в первую очередь, контактами в рамках Европейского союза, которые создают в нашей экономике самый большой товарооборот, мы активно ищем возможности для выхода на глобальные рынки. Воплощением этих усилий стали три больших визита, с которыми я побывал недавно в Турции, Израиле и Китае. В каждой из поездок меня сопровождали около ста польских бизнесменов, представителей органов самоуправления, вузов и других ведомств. Я уверен, что проведенные в ходе этих визитов экономические форумы в Анкаре, Стамбуле, Тель-Авиве, Хайфе, Пекине и Чэнду приведут (а в некоторых случаях уже привели) к заключению контрактов с польскими компаниями, и, что за этим следует, к созданию рабочих мест и экономическому росту в нашей стране. Только в Китае во встречах с польскими бизнесменами приняли участие представители около 300 местных компаний. У нас есть прямое авиасообщение с Пекином, а также железнодорожная грузовая ветка из центрального Китая в Лодзь, что дает уникальные возможности для расширения сотрудничества. Мы должны совместно использовать этот шанс, чтобы дать импульс развития для польской экономики, потому что после 2020 года количество средств, которые получает наша страна от ЕС, уменьшится.

Обязанность государства, в том числе и МИД, — поддерживать предпринимателей в их вступлении на привлекательные рынки и обеспечить им политическую поддержку, особенно в тех странах, где она необходима. Я постоянно повторяю это нашим действующим послам и тем, кто отправляется на работу в дипломатические представительства.

Вступая в сентябре на пост главы польской дипломатии, я отдавал себе отчет, что мне придется планировать и воплощать свои замыслы в контексте приближающихся выборов. Однако у дипломатии должны быть планы на будущее, перспективы и хотя бы минимальная надпартийная поддержка. Поэтому я не боюсь обрисовывать смелые планы на будущее. Я надеюсь, что мы сможем продолжить их реализацию, хотя это зависит от решения избирателей. Практически каждый день я убеждаюсь в том, что у Польши сложился сейчас хороший имидж в мире (зачастую более положительный, чем вырисовывается из внутренних дискуссий) и огромный потенциал, чтобы перековывать его в реальные проекты. Это наше главное богатство и исторический шанс, который нельзя упустить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.