С 24 по 26 июня в Праге прошла 74-я Генеральная ассамблея Европейского вещательного союза (EBU), на которую съехались представители общественного телевидения и радиовещания со всей Европы. Главными темами обсуждения стало будущее общественных СМИ в 21 веке, перевод радиовещания в цифровой формат и возможности современных технологий.

Участие в ассамблее приняла и российская сторона. «Радио Прага» встретилось с главой Дирекции международных отношений ВГТРК Петром Федоровым, чтобы обсудить животрепещущие на сегодняшний день вопросы, связанные с независимостью общественных СМИ и положением в сфере международного сотрудничества.

— В связи с осложнившейся ситуацией, как сейчас проходит сотрудничество для российского телевидения с иностранными СМИ?

— Вы знаете, на профессиональном уровне все происходит нормально. В рамках EBU у нас нет никаких проблем, и это очень хорошо. Что касается сотрудничества, то оно никогда не прекращалось, и сейчас, даже не совсем по нашей инициативе, происходит расширение географии. Буквально неделю назад у меня в один и тот же день были представители шести арабских посольств, включая и посольство Лиги арабских государств, и мы как раз обсуждали вопросы расширения сотрудничества. Вечером того же дня у меня прошла встреча с генеральным директором канала Al-Arabia, который приехал вместе с министром иностранных дел Саудовской Аравии, и мы тоже говорили о сотрудничестве, в том числе и об обмене документальными программами. У нас очень интенсивно развивается сотрудничество с Китаем. Китай — малоизвестная, огромная телевизионная держава, там тысячи телеканалов. Учитывая население, средства, которые КНР может потратить на самое современное оборудование, это очень быстро движущееся вперед телевидение, как, впрочем, и азиатское. У нас хорошие контакты с NHK, у нас традиционно хорошие контакты с Государственным телевидением Франции, рабочие отношения с немцами. Мы не чувствуем политического давления на наше сотрудничество. Может быть, оно и есть. Другое дело, что журналистика сейчас в принципе переживает не самые лучшие времена. Недавно я наткнулся в Фейсбуке на выступление легенды американской журналистики Роберта Перри (Robert Parry), в котором он говорил очень нелицеприятные вещи о своих американских коллегах, о том, что они перестали быть журналистами, а стали пропагандистами госдепартамента. То, что он сказал, относится не только к американским журналистам. Мой приятель англичанин, работающий на Euronews, — а я на Euronews восемь лет руководил русской службой, — откликнулся на это выступление. Он сказал: «Петр, я должен согласиться, он все правильно сказал про американских журналистов!». И тогда я сказал: Слушайте, Роберт, но ведь я, к сожалению, то же самое могу сказать и о российской журналистике. А если ты будешь честным, то ты можешь то же самое сказать и о британских журналистах, потому что, к сожалению, это правда. В условиях информационной войны, которую инициируют политики, журналисты волей-неволей становятся солдатами этой войны, и это разрушительно для профессии.

— Вы упомянули, что сотрудничество продолжается, и даже расширяется, а могли бы Вы назвать формат программ, которые российское телевидение может предложить своим зарубежным коллегам, и, наоборот, которые бы российское телевидение могло приобрести за рубежом?


— У нас очень хорошие документальные фильмы, и они, пожалуй, очень интернациональны по своему содержанию. Они касаются, в частности, и нашей, и общеевропейской истории. Мы их очень хорошо продаем. Россия сейчас очень хорошо продвинулась, — только не смейтесь, — на рынке мультфильмов. Наши „Лунтики“ и „Маша и Медведь“ гремят повсюду, включая Латинскую Америку. Это очень хорошие фильмы, они добрые и являются продолжением традиции лучших советских мультфильмов. Папа Римский Иоанн Павел II призывал мир смотреть советские мультфильмы — добрые, образовательные и неагрессивные. Кроме того, у нас большой информационный обмен — обмен информационными сюжетами, потому что EBU — Европейский вещательный союз как предоставляет возможность брать любые сюжеты, которые попадают в его информационную ленту, так и в России берет сюжеты.

— Вы говорили о российских документальных фильмах. Недавно на российском телевидении вышел фильм про 1968 год. Была ли какая-то реакция со стороны властей?


— Давайте сразу поправимся — этот фильм не был о 1968 годе. Это был фильм об истории Варшавского договора, и введение войск стран Варшавского договора в 1968 году в Прагу — очень противоречивое событие, которое можно по-разному оценивать, — было единственной совместной операцией войск стран Варшавского договора, больше не было никаких совместных операций, кроме учений. В этом фильме об этом и рассказывалось, и рассказывалось о том, как тогда воспринимались происходящие событий, почему, с логики того времени, нужно было ввести эти войска, почему страны Варшавского договора приняли это решение, и объяснялась логика тех событий. Причем в этом фильме говорили свидетели, участники тех событий, историки и эксперты. Их точка зрения показалась неприемлемой для дипломатов Чехии и Словакии, от которых и была реакция. Меня эта реакция, честно говоря, удивила. Я бы с большим интересом воспринял реакцию чешских историков, свидетелей того времени. Мне кажется, что реакция дипломатов на документальный фильм — это отголоски холодной войны, потому что это понимание ситуации в старой форме — когда каждая строчка в газете — правда, когда каждое слово, сказанное по центральному телевидению, воспринималось, как официальная позиция Кремля. Сейчас это не так. Очень неверно судить о событиях прошлого с точки зрения сегодняшней морали.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.