Этот важный вопрос был поднят 22 июня в Le Figaro после заявлений Бубакера о том, что церковь могла бы быть хорошей мечетью. Да, у христиан и мусульман один и тот же Бог, утверждает настоятель еще с 2007 года. Тогда Руанский собор стал местом его словесной дуэли с теологом Франсуа Буске (François Bousquet). Оба ответили «да»... Моя позиция по вопросу — это позиция не ходящего в церковь верующего с протестантским «паспортом», который считает право высказаться по этой тематике частью свободы слова в демократической стране.

Мне всегда было трудно представить, что один и тот же Бог мог 2000 лет назад послать нам хранившего всю недолгую жизнь целибат «сына», а затем 600 лет спустя дать человечеству «пророка», среди множества супруг которого была девочка шести-семи лет (с первой брачной ночью в девять лет). В некоторых мусульманских кругах есть иная точка зрения на этот момент: кое-кто утверждает, что брак заключили в девять лет, а «закрепили» в 12. Это, конечно, все кардинально меняет...

В любом случае, если такое простое воззвание к здравому смыслу (оно никак не отражается на нашей возможной дружбе с мусульманами) подпадает под понятие «исламофобия», единственный логичный вывод из всего этого в том, что наша свобода слова находится в огромной опасности. Я ни в коей мере не поддерживаю теории заговора, но все же оставляю за собой право на сомнение (иначе оно еще называется «принципом предосторожности») по поводу религии, которая прославляет хитрость в своих священных текстах и сегодня создает ограничения для свободы слова и мысли повсюду, где оказывается в позиции силы.

Она постоянно вопит о своем «мученичестве» на Западе, но при этом неустанно расширяется миграционным путем, чего еще никогда не было в истории человечества. При этом большинство западных политиков руководствуются исключительно оппортунистскими соображениями, пренебрегают принципом предосторожности и тем самым создают угрозу для будущих поколений. Воспоминания о крестовых походах — удар по нашей хрупкой психике. Однако это общепринятое доказательство христианской «агрессии» бросает тень на одну немаловажную деталь: за 300 лет до первого похода исламская солдатня лезла на Запад в Пуатье. Ислам — это агрессор. Поэтому не исключено, что с точки зрения истории происходящее сегодня станет страшнейшей из всех ошибок «элиты».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.