Много лет назад одна знакомая японка подала запрос на получение «зеленой карты» (green card), когда ее американский муж решил вернуться в Соединенные Штаты. Кто-то сказал ей, что она не должна говорить в ходе собеседования о том, что один раз она проголосовала за Коммунистическую партию Японии (КПЯ), в противном случае иммиграционная служба США отклонит ее просьбу. Насколько мне известно, голосование заявителей никогда не интересовало Госдепартамент — возможно, его интересует партийная принадлежность, — но в любом случае этот рассказ свидетельствует о наличии в Америке паранойи в отношении социалистических убеждений.

Перед Второй мировой войной и во время войны коммунистов в Японии преследовали и сажали в тюрьму, однако затем на короткое время обвинения с них были сняты, и они стали процветать в условиях новой демократии. Однако по мере того как Япония все больше сближалась с Соединенными Штатами во время холодной войны, убежденные коммунисты и их попутчики впали в немилость, тогда как более радикальные члены партии оказались в поле зрения полиции.

Тем не менее до конца 1970-х годов Коммунистическая партия Японии была заметной силой в национальной политике, что частично объяснялось сентиментальной привязанностью к советской культуре представителей послевоенного поколения, сформировавшейся во время их обучения в университете. Многие из них до сих пор знают наизусть все слова популярных русских народных песен.

КПЯ всегда отличалась своим идеализмом. В начале 1960-х годов ее целью было уничтожение императорской системы, а также роспуск сил самообороны. По мнению политического комментатора Хидейо Фудесаки (Hideyo Fudesaka), которое он изложил 29 апреля на страницах газеты Tokyo Shimbun, КПЯ «лишь формулирует политику, у которой нет никаких шансов на то, чтобы быть реализованной». В качестве примера он приводит ее безоговорочную оппозицию в отношении налога на потребление.

Другие люди, мнение которых приводятся в этой же статье, полагают, что это не обязательно плохая вещь, поскольку в настоящее время главной оппозиционной силой является Демократическая партия Японии, поддерживающая все решения правящей Либерально-демократической партии (ЛДП). КПЯ, не соглашаясь со всем тем, что предлагает ЛДП, предоставляет весьма необходимые возражения по поводу обсуждаемых вопросов.

В 2004 году КПЯ пересмотрела свою платформу. Она больше не считает своей главной задачей создание социалистического общества и, кроме того, она стала более гибкой в том, что касается как императора, так и сил самообороны. Ее нынешняя позиция не всегда более реалистична в отношении того, что она может достичь, но, тем не менее, она продолжает оставаться верной своему идеализму, тогда как в местных собраниях КПЯ является единственной оппозиционной партией, ставящей под сомнение то, что делают находящиеся у власти политики. КПЯ до сих пор не соглашается получать какое-либо финансирование со стороны государства и осуществляет свою деятельность только на средства, получаемые от своей газеты Akahata.

Значение Демократической партии Японии продолжает уменьшаться из-за ее короткого и катастрофического по своему результату пребывания у власти, и поэтому Либерально-демократическая партия расширяет свои властные полномочия, и в этой ситуации КПЯ неожиданным образом получает поддержку не только со стороны своих традиционных избирателей. Эта партия всегда могла полагаться и продолжает полагаться на своих членов, число которых составляет около 300 тысяч человек, а также на 1,24 миллиона подписчиков на газету Akahata, однако в последнее время все больше избирателей, судя по всему, начинают воспринимать КПЯ как либеральную альтернативу.

Проживающий в Соединенных Штатах японский блоггер New York Kingyo разместил пост, в котором содержится анализ хороших результатов, показанных КПЯ на состоявшихся в прошлом году всеобщих выборах. На предыдущих выборах в нижнюю палату в 2012 году Коммунистическая партия Японии получила 3,69 миллиона голосов, а другая называющая себя либеральной партия, партия «Будущее Японии» Итиро Одзавы получила 3,24 миллиона голосов. В декабре прошлого года на выборах в нижнюю палату КПЯ получила 6,06 миллиона голосов, тогда как «Партия жизни», новая партия Одзавы, набрала 1,03 миллиона голосов.

По мнению Kingyo, полученные результаты свидетельствуют о том, что многие избиратели, голосующие за либеральные партии, — он называет их «еретиками» японского электората — переключаются с Одзавы на КПЯ. Приведенные цифры становятся более впечатляющими, если принять во внимание тот факт, что общее количество голосующих избирателей сократилось в период с 2012 года по 2014 год. Все это говорит о том, что еще больший процент участвовавших в выборах избирателей отдали свои голоса либеральным представителям.

«Грустная реальность», по словам блоггера, состоит в том, что этот сдвиг не имеет никакого влияния на «массовый приток избирателей ЛДП», однако при этом Kinyo не замечает того, что средства массовой информации, сообщившие об улучшении результатов КПЯ на всеобщих выборах, а также на прошедших в прошлом месяце местных выборах, не воспринимают ее серьезно. Освещение политики ограничивается правящей коалицией и главной оппозиционной партией, и это единственный конфликт, который интересует СМИ.

Однако укрепившееся положение КПЯ — у нее сегодня достаточно мест в национальном Парламенте для того, чтобы предлагать собственные законопроекты, — также является знаком ее постепенно растущего влияния. В декабре прошлого года деловой журнал Toyo Keizai заметил это развитие и уделил много внимания двум женщинам-кандидатам от КПЯ — Саори Икеути и Йошико Кира, — получившим места в токийских округах за счет того, что они поднимали те вопросы, которые непосредственно оказывают влияние на молодежь, и особенно на ситуацию на рынке труда. Однако именно по этим проблемам у Демократической партии Японии нет четкой позиции — в основном из-за ее лояльности по отношению к Rengo, к конфедерации профсоюзов, которая проявляет заботу только о тех людях, которые имеют полную занятость.

В ноябре прошлого года КПЯ провела митинг в Токио, в ходе которого ее представители заявили о присоединении к движению Occupy, что привлекло много молодых людей. В статье, опубликованной в газете Tokyo Shimbun, приводятся слова активистов, который говорят о том, что им не нужен «революционный догматизм» КПЯ и что они убедили своих лидеров начать полемику с правящей партией по конкретным вопросам, включая речи ненависти и энергетическую политику.

В ходе своей предвыборной кампании на местных выборах в прошлом месяце председатель Коммунистической партии Японии Кадзуо Сии подчеркнул, что его партия является «партией граждан», и это отличается от заявлений о том, что КПЯ добивается социалистических изменений. В настоящее время КПЯ ведет работу с объединениями, ориентированным на решение конкретных вопросов, в том числе со Всеокинавским движением, и это работа принесла успех. В прошлом декабре КПЯ добилась впечатляющей победы на Окинаве.

Теперь Коммунистическая партия Японии должна убедить средства массовой информации в том, что к ней нужно относиться с уважением. Даже газета Tokyo Shimbun, восхищающаяся ее недавними достижениями, отвергает идеализм КПЯ, называя его анахронизмом. А еще существует слово «коммунистическая», вызывающее неприятные ассоциации у многих людей.

Тем не менее в одном месте своей статьи ее автор сообщает о том, что все политические репортеры начали освещать работу местных собраний, «а там активисты КПЯ внимательно относятся к представителям прессы» и предоставляет им материалы, с помощью которых можно лучше разобраться в обсуждаемых вопросах, и при этом не трудно предположить, что другие партии этого не делают. На самом деле автор выражает сожаление по поводу того, что он «так и не ответил услугой на услугу», хотя легко мог бы это сделать, если бы стал относиться к Коммунистической партии Японии как к настоящей силе, выступающей за проведение изменений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.