Избирательная кампания в Польше перед запланированными на 10 мая президентскими выборами является для Варшавы и Кремля неким тестом на неизменность нынешнего проукраинского и скептического к России курса польского государства. Есть основания предполагать, что российская пропаганда сделает все возможное, чтобы по крайней мере частично повторить то, что ей удалось в соседних Чехии, Словакии и Венгрии.

То есть если не полностью переориентировать внешнеполитический курс Варшавы, что кажется невозможным, то как минимум смягчить ее нынешнюю «антироссийскую» позицию. Россия в этом может рассчитывать на нескольких кандидатов, не имеющих, правда, ни малейших шансов пройти даже во второй тур, но зато их результат будет весомым фактором в дальнейших политических перетасовках.

Среди них самым надежным для России политиком является Адам Ярубас, кандидат в президенты от коалиционной Польской крестьянской партии (PSL), борющейся за третью позицию. Не отстают также Магдалена Огурек и Януш Паликот, предложение которых — смягчить проукраинский внешнеполитический курс — стало едва ли не главным пунктом их избирательных программ.

Чтобы только покупали наши яблоки

Когда в 1989 г. состоялись первые частично свободные парламентские выборы, в результате которых «Солидарность» получила максимально 35% мест, никто даже не думал, что тогдашняя Объединенная крестьянская партия (ZSL) играет такую уж большую роль в политической жизни новой демократической Польши. Во времена Польской народной республики коммунисты старались создать имидж демократичности и многопартийности, и потому наряду с ведущей компартией (PZPR) функционировали также ее спутники — ZSL (Объединенная крестьянская партия), SD (Демократическая партия) и несколько партий поменьше, полностью подконтрольных власти.

Это деление было сугубо формальным, однако после выборов 1989 г. именно переход ZSL и SD на сторону демократических сил сделал возможным создание коалиционного правительства Тадеуша Мазовецкого и начало строительства новой Польши. Договоренность с ZSL нужна была «Солидарности», в то же время она означала предоставление «народнярам» ряда привилегий, последствия которых ощутимы и по сей день.

Благодаря коалиции с «Солидарностью» политическая среда этого давнего спутника Компартии сохранила свои влияния, должности и имущество, без необходимости хотя бы наименьшего очищения или прощания с коммунистическим прошлым. ZSL просто сменила название на PSL, дабы подчеркнуть связь с одноименной демократической аграрной партией, существовавшей под различными вывесками со времен поздней Австро-Венгрии аж по 1946-й.

Но все остальное не изменилось — включительно с умеренно пророссийскими взглядами политических деятелей и принципами «моя хата с краю» и «за деньги и должности сделаем все и договоримся с каждым». На самом же деле именно PSL заслуживает звания посткоммунистов больше, чем Союз демократической левицы (SLD), являющийся прямым преемником Компартии.

Дело в том, что Польская объединенная рабочая партия (PZPR) после 1989 г. была настолько непопулярной, что ее политики, решившие «перекраситься» в демократическую социал-демократию, длительное время извинялись за работу на предыдущий режим. И, как ни парадоксально, но Александр Квасьневский, Лешек Миллер, Влодзимеж Цимошевич или покойный Юзеф Олексы, вопреки своему коммунистическому прошлому, в новой Польше стали пламенными сторонниками евроинтеграции, либеральных реформ и укрепления украинской независимости.

Чего не скажешь об их давних коллегах из бывшей ZSL, а ныне — PSL, которые такой трансформации не прошли — поскольку никто ее от них и не ожидал. Умеренно пророссийские и относительно антиевропейские, антимодернизационные взгляды активистов Польской крестьянской партии и ее электората не вызвали большого возмущения у политических конкурентов, ибо PSL была (и будет) необходимым элементом различных коалиционных перетасовок.

А потому каждая партия — от социалистов, через Платформу до ЗиС Качиньского — принимает во внимание, что в случае победы на выборах для создания правительства ей нужны будут голоса именно этой партии. Ведь именно эти 20–45 депутатских мандатов будут необходимы для создания той или иной коалиции.

Неслучайно в 2011 г. один из лидеров PSL, бывший вице-премьер Вальдемар Павляк, на вопрос журналистов: «Кто победит на выборах?» (когда не было известно, Платформа или ЗиС), с улыбкой ответил: «Безусловно, наш будущий коалиционный партнер». Эта самая влиятельная из пророссийских партий в Польше уже создавала коалицию со всеми — от социал-демократов (1993–1997 и 2001–2003 гг.), через Закон и Справедливость (на уровне самоуправления) до Гражданской платформы (с 2007-го по сей день).

Польская крестьянская партия всегда уверенно подходит к выборам, поскольку у нее стабильный электорат. Преимущественно это крестьяне, но и целая армия чиновников и их семей, которым эта партия дала должности в государственной администрации, подконтрольных государству предприятиях и даже в частных фирмах, так или иначе связанных с партией.

Пророссийская направленность — это интегральный элемент принципа, на который опирается партия: «Пусть они там воюют, но это не наше дело, для нас главное — чтобы Путин или Порошенко купили наши яблоки». И так — с 1946-го. Но следует уточнить: вопреки всей своей проросийскости, лидеры и электорат этой партии не являются идейными русофилами, они зачастую не любят Россию и россиян, причем Украину и украинцев — тоже. Кстати, обычный избиратель PSL не делает различия между украинцами, белорусами и россиянами, все они для него — просто «русские» (т.е. русскоязычные), а детали его уже не интересуют. Вот когда эти «русские», независимо от национальности, «покупают наши яблоки, свиней и молоко» — они замечательные, а если по каким-либо причинам деньги перестают течь — они становятся «неприятелями Польши».

Все было хорошо, пока не было Майдана: на российский, украинский и белорусский рынок шла значительная часть польской сельскохозяйственной продукции. Из-за Майдана и его последствий все это сломалось, — значит, «во всем виноваты украинцы, а Польша не должна поддерживать санкции против России, ведь на этом теряют наши крестьяне». Вот такая «идеология».

Крайне правые — на стороне России

Куда более интересная ситуация с крайне правыми, где, в отличие от Крестьянской партии, русофильские настроения возникают не из экономических расчетов, а по идейным мотивам. Которые, кстати, в последнее время дополнительно усилены деньгами из России, о чем пишут исследователи группы «Российская пятая колонна в Польше».

В этом случае ситуация немного похожа на ту, что наблюдается в Словакии. Русофильство этих маргинальных групп связано с антиамериканизмом, антиевропейскими взглядами, к которым добавляется также ненависть к геям, евреям, национальным меньшинствам и всему, что приходит из «гнилого Запада». Суждения приблизительно следующие: если Польша является «колонией Америки», а тем временем цель крайне правых — развалить Евросоюз, то помочь им может только могущественная Россия.

Тем более что у нее сильный Путин, а эти окружения как раз и мечтают о таком «фюрере», который «наведет порядок» (по тем же причинам они ценят и Виктора Орбана). Крайне правые, считающие себя радикальными патриотами-националистами, конечно же, помнят обо всех бедах и несправедливости, которые Польше пришлось претерпеть от России на протяжении своей истории.

Однако они считают, что, из тактических соображений, Россия все-таки лучше и представляет для Польши меньшую угрозу, чем Украина, которая на интернет-форумах националистов упоминается почти исключительно в контексте Волынской резни. «Россияне тоже убивали, но гуманнее, чем бандеровцы на Волыни, и с россиянами можно, по крайней мере, как-то договориться», — такие лозунги звучат из уст представителей Национального движения и от Януша Корвина-Микке из одноименной партии «КОРВИН» (ранее — Конгресс новой десницы).

Пророссийские национальные круги не пользуются большой поддержкой народа, и им крайне трудно пробиться в парламент. Их видно прежде всего на стадионах или демонстрациях по случаю 11 ноября (Дня независимости) в Варшаве, где они искажают содержание этого национального праздника. Вот такие польские титушки. Хотя время от времени им удается получить депутатское кресло.

В 2001–2007 гг. в парламенте была пророссийская Лига польских семей, она даже создала правительство вместе с партией Ярослава Качиньского и получила своего вице-премьера Романа Гертиха (нынче близкого к Платформе, в частности — это адвокат Михала Туска, сына бывшего премьера). На последних Евровыборах 5%-й избирательный порог удалось преодолеть Новой деснице Януша Корвина-Микке (сейчас — партия «КОРВИН»), пославшей в Брюссель и Страсбург четырех евродепутатов. Корвин и его депутаты — единственные среди польских представителей голосовали против ратификации Соглашения об ассоциации с Украиной.

Магда Огорек позвонит Путину

Недавно вся Польша смеялась над фотожабами, как Владимир Путин с нетерпением ждет телефонного звонка от недавно никому не известной в Польше Магдалены Огорек, которую Лешек Миллер выставил в президентских выборах как кандидатку от Союза демократической левицы. Эта кандидатка тоже решила отличиться на фоне лидеров президентских гонок своей умеренно пророссийской позицией. Магдалена Огурек занимает в рейтингах третью или четвертую позицию (вместе с Адамом Ярубасом от PSL) с поддержкой на уровне 4–10%.

Магда Огорек (фигура вроде Наталии Королевской) появилась из ниоткуда и является проектом Лешека Миллера, который таким образом хочет спасти Союз демократической левицы от полного упадка. Сама же г-жа Огорек, скорее, имеет основания для того, чтобы баллотироваться в конкурсе на самую красивую польку, чем на главу государства. При этом взгляды Лешека Миллера в вопросе восточной политики — противоречивы. Во времена своего премьерства он вместе с давним партийным коллегой Александром Квасьневским последовательно поддерживал Украину.

А вот недавно Лешек Миллер дал скандальное интервью, в котором сказал, что оккупация Крыма — это ничего такого, ведь Крым — это маленькая территория, и потому никакой потери для Украины не представляет. Словом, взгляды всегда можно изменить… То же самое можно сказать о Януше Паликоте — весьма ярком политике, ежеминутно меняющем политические взгляды.

В 2005–2006 гг. он издавал католический еженедельник «Озон», в котором ощущалась критика гомосексуалистов; затем, в рамках Гражданской платформы Паликота, был пылким экономическим либералом в стиле Лешека Бальцеровича и остро критиковал и оскорблял президента Леха Качиньского. В 2011 г. он ушел из Платформы и основал свою партию — в этот раз крайний левый Рух Паликота (со временем переименованный на «Твой Рух»).

На выборах 2011 г. партия неожиданно получила третье место с результатом 11% и послала в Сейм первого в истории польского парламента гея (Роберта Бедроня) и транссексуальную депутатшу Анну Гродзкую. Нынче «Твой Рух» практически распался, Януша Паликоту покинули ближайшие соратники, а сам он через участие в президентских выборах попытается спастись от политической смерти. Притом он критикует Еву Копач и Гжегожа Схетину за «непродуманную» проукраинскую зарубежную политику, хотя раньше ездил на Майдан и на словах поддерживал украинцев.

Пророссийская «Смена»

Чтобы понять пророссийскую позицию Адама Ярубаса, Януша Паликота и Магдалены Огорек, следует отметить, что у этих кандидатов нет ни малейших шансов попасть во второй тур. Если верить рейтингам, Бронислав Коморовский либо победит в первом туре, либо получит 45–50%, а во втором раунде выйдет кандидат от Закона и справедливости Анджей Дуда с 20–30% поддержки. Поскольку Анджей Дуда и Бронислав Коморовский словно соревнуются в гонке за то, кто из них более проукраинский, другие кандидаты и политические партии решили сразиться за ту часть электората, которая была бы склонна нормализовать отношения с Россией и не считает Украину дружественным государством.

Есть угроза, что, используя все-таки присущие части поляков антиукраинские фобии, названные кандидаты, сознательно или нет, будут играть так, как того желает российская пропаганда. А она в Польше в последние месяцы необычайно активна, особенно в Интернете, хотя поляки уже научились ее идентифицировать и, в отличие от словаков и чехов, не поддаются ей. Тема интернет-пропаганды постоянная. Достаточно появиться на популярных интернет-порталах какой-либо статье об Украине, как целая армия платных троллей тут же строчит море ненавистных комментариев.

В них упоминаются бандеровцы, Волынская резня, красно-черные флаги на Майдане (что в Польше воспринимается крайне негативно — как символ антипольских настроений украинцев) и недавнее оказание почестей Верховной Радой Роману Шухевичу, которого поляки считают убийцей польского мирного населения. Кроме поддержки упомянутых уже умеренных сил, Россия делает ставку на создание новой, откровенно пророссийской партии «Смена».

Ее создают члены старой «Самообороны» Анджея Леппера и пророссийских националистов, сосредоточенных вокруг Х-Портала Бартоша Бекера (это человек, поддержавший сепаратистов, и теперь ему запрещен въезд в Украину). Новая партия финансируется Россией, и этого никто даже не скрывает. Одним из лидеров является одиозный Матеуш Пискорский, который, в частности, был наблюдателем на «выборах» в Крыму и заявил, что все прошло демократично.

Удастся ли партии «Смена» закрепиться на политической сцене и получить на осенних парламентских выборах 3%, гарантирующие государственную дотацию, — узнаем уже через полгода. Однако куда более реальной опасностью для Украины был бы хороший результат Адама Ярубаса, что усилило бы роль PSL в коалиции и, возможно, заставило бы правительство Евы Копач смягчить острую позицию относительно России и прекратить активную поддержку Украины.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.