После терактов в редакции сатирического журнала Charlie Hebdo и в магазине кошерных продуктов в Париже, после масштабной операции бельгийской полиции сложилось впечатление, что европейские правительства осознали, наконец, масштаб угрозы,созревшей в последние годы. Они начали действовать. Но остался вопрос о том, не слишком ли поздно приняты меры, и не пытаемся ли мы лечить симптомы, а не саму болезнь.

Бельгийские газеты вышли под однозначными заголовками: «Мы на войне». Все комментаторы высоко оценивали действия полиции, совершившей за одну ночь рейды в десяти разных местах и сорвавшей серию терактов, мишенями которых должны были стать полицейские. Готовился удар по нашей общей комфортной жизни, а не только по евреям, которые несколько лет предупреждали власти. Операция, завершившаяся, в том числе, ликвидацией двух террористов и ранением третьего, заставила Бельгию пробудиться от сладкого сна.

Читая об этом, я подумал: «С добрым утром, и добро пожаловать в наш клуб». Правительство под руководством молодого политика Шарля Мишеля поспешило принять 12 мер, в том числе, постановило рассмотреть законы по борьбе с террором, проверить возможность лишения гражданства пособников террористов, повысить эффективность обмена данными между федеральными структурами и направить армию на охрану ключевых объектов, в том числе, школ и синагог.

Даже если все меры окажутся эффективными, не слишком ли поздно? Проблема глубоко укоренилась. Город Вервье служит примером населенного пункта с большой мусульманской общиной, и уровень безработицы там достиг 25%. Не перешли ли мы границу, позволяя Саудовской Аравии на протяжении сорока лет присылать проповедников, которые распространяли не умеренную, а самую радикальную версию ислама – ваххабитскую, и все это – с согласия властей?

Неудивительно, что Бельгия лидирует среди европейских стран по числу боевиков в рядах «Исламского государства» относительно общей численности населения. Нас пытаются убедить в том, что джихадисты составляют крайне незначительное меньшинство, и что их мотивы не связаны с исламом. Может, и так, но я пока не вижу на улицах бельгийских городов толпы мусульман, готовых протестовать против теракта в редакции Charlie Hebdo так же активно, как летом они протестовали против израильской антитеррористической операции «Нерушимая скала» в секторе Газа.

Есть ли у евреев будущее в Бельгии? Факты говорят сами за себя: в мае 2014 года террорист напал на Еврейский музей в Брюсселе и убил четырех человек. В прошлую пятницу бельгийская еврейская община оказалась в условиях комендантского часа, и все еврейские школы были закрыты. На этой неделе моя дочь пойдет в школу под охраной солдат. О такой жизни я мечтал для детей и для себя? Конечно же, нет! Возможно, не мы главная мишень джихадистов и фашистов, мечтающих навязать законы шариата европейским странам, но мы слишком долго в одиночку были на передовой этой войны. Хватит!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.