Знания и личный опыт порой могут скорректировать стереотипы мышления. А отношение России к Европе и европейским народам - сложнее, намного сложнее, чем можно описать в краткой статье.

Необходимо также подчеркнуть, что «русские» — это совсем не гомогенное сообщество, ни в социальном, ни в культурном, ни в генетическом плане. Но большая их часть разделяет общие интересы.

Как минимум с 19-го века в русском обществе живет много людей кавказского происхождения (из областей со сложным конгломератом народов и культур), из Сибири. Также значительно по численности и влиянию еврейское сообщество. Угро-финские народы слились с «русским» еще много столетий назад (у них был свой язык, но не было письменности). В России я познакомился с множеством русских, которые говорили, что они являются украинцами, но чувствуют себя русскими и, как правило, не хотят этот вопрос обсуждать.

Украина крайне негомогенна так же, как и Россия. Западноукраинский национализм подпитывается иностранной потребностью в конфронтации между Россией и Украиной. В конце концов, Россия привлекала многих представителей европейских народов. Среди приезжавших были ремесленники, люди искусства, учителя и профессора, военные эксперты и специалисты с техническим, естественнонаучным и гуманитарным образованием. Сами русские из «высшего света» копировали образ жизни французов и англичан и учились по немецким учебникам.

Центральная и Восточная Европа (и прежде всего Россия) отставали от Западной Европы в связи с исключением их из товарообмена в период стремительного развития морского сообщения. Изоляция влекла за собой отставание в техническом, а вслед за этим и культурном и общественном развитии. Всегда было и есть огромное отличие между Москвой и периферией. Поэтому богатые «русские», которые ездили в Европу, в меньшей или большей степени презирали «народ» — простых людей, в массе своей неграмотных и не имеющих ни перспектив, ни мотивации изменить свое положение. Различия в общественном положении «высших» и «низших» сохранились во времена «социализма» и существуют до сих пор. Они проявлялись внешне и по-прежнему проявляются в униженном или, напротив, высокомерном поведении людей. Я много раз видел это в поведении работников научной сферы, которые боролись с материальными трудностями и страдали от недостатка западной научной литературы. Я видел в Советском Союзе неуважение к евреям и, скажем, армян к русским. Когда «русские» не могли достать западное программное обеспечение, они сделали его сами. С небольшим опозданием, а зачастую и с большей изобретательностью. Поэтому санкции их не сломят — лишь задержат и сделают более независимыми.

«Надо учиться!» — говорили они, когда наставляли меня, и чувствовали при этом, что в этом они хуже, чем мы. Великодушное предложение доцента перейти на «ты» в личном общении, но не на публике, наверное, не поступило бы мне в другой стране.

Величина и централизация России также привели к неуважению к «губерниям», которые в России сохраняются в той мере, в какой нам в Западной Европе они давно не знакомы. Тем не менее, это общество способно сплотиться перед угрозой. И надо понимать, что российское общество живет в условиях постоянной угрозы столетиями, потому что огромная территория, которую занимает Россия, является предметом постоянного интереса со стороны соседних народов и расширяющихся империй. Россия находится в перманентной обороне. Не Россия напала на монголов, татар, шведов, наполеоновскую Францию, Германию. ... И не Россия нападет на Соединенные Штаты (первой). Но Советский Союз (Россия) занял Восточную Европу. Это была зона для обороны российских интересов (оставшуюся часть Европы заняли и по-прежнему удерживают Соединенные Штаты).

У России - довольно хлопот с удержанием и обороной собственной территории и ее богатств. Ей не нужно «присваивать» перенаселенные земли с истощенными недрами. У людей, особенно в Западной Европе, нет собственного опыта в общении с российской интеллектуальной элитой (но они могли бы отметить плоды ее труда). Благодаря своей интеллектуальной элите Россия все еще может идти в ногу (либо отставать, либо опережать на шаг) с западными технологиями — теми, которые для нее наиболее важны, то есть - с оборонными. Работа в оборонно-промышленном комплексе — это по-прежнему недостижимая мечта большого числа российских студентов.

Сегодня на кону - выживание России. Агрессией нельзя ничего добиться. Она лишь спровоцирует ответную агрессию. Защищаться надо. К обороне относится, в том числе, меньшая степень толерантности ко всему, что «Россию» разъедает изнутри. «Гражданское общество», оплачиваемое долларами, способно сотворить общество рабов, оплачиваемых копейками.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.