Признаюсь, когда я поступала в университет и выбирала специальность, между областями, связанными с нумерическим или вербальным мышлением, не проводилось разграничения. И, пребывая в полной растерянности, в списке предпочтений я подряд указала «медицину» и «литературу».    

Связь между двумя этими системами знаний, главная цель которых — понять человека, многогранна. Образ больного и тема болезни в литературе; то, как на творчество писателей воздействуют их собственные недуги; врачи, которые были писателями; литература как путь к исцелению; система терминов и понятий…

В целом без разделения на «врачей-писателей» и «писателей-врачей» на ум приходит множество имен. Для одних из них медицина — профессия, а литература — хобби и любимое занятие. Другие же приобрели известность как профессиональные литераторы, и порой их имена не сразу ассоциируются с медициной: Шиллер, Кронин, Дженап Шехабеттин (Cenap Şehabettin). Чехов — самый известный из врачей-писателей — одновременно писатель, врач, больной.  

Рассматривая связь художественной литературы и болезни, можно говорить об отдельном направлении, в котором нашла отражение такая болезнь, как туберкулез, и целой плеяде авторов. Джон Китс умирает от чахотки в возрасте 26 лет, Кэтрин Мэнсфилд — на 35 году жизни. Кроме того, Шарлотта Бронте (автор «Джейн Эйр»), Мольер, Кафка, Махмуд Есари (Mahmut Yesari), Рюштю Онур (Rüştü Onur) и Музаффер Тайип Услу (Muzaffer Tayyip Uslu). Из литературных героев — «Дама с камелиями», Фантина из «Отверженных», Катерина Ивановна из романа «Преступление и наказание», Бешир из «Запретной любви». Стихотворение «Кладбище» наполнено воспоминаниями о г-же Фатьме — жене Абдулхака Тархана (Abdülhak Hamit Tarhan), которая тоже ушла из жизни от чахотки. Романы Кериме Азрак (Kerime Nadir Azrak) являют собой целую галерею образов чахоточных больных. Образ персонажа, зараженного туберкулезом, прекрасно соответствовал эстетизированным формам романтической литературы. Центральное место здесь занимает вопрос любви. Романтическая любовь — это меланхолия любви, которая не столько радуется жизни, сколько смотрит в глаза смерти. Поэтому здесь чахотка выступает как форма доказательства верности влюбленного человека.  

Но постепенно эпоха романтизма проходит, количество клише и дешевых шаблонов множится, туберкулез перестает быть «благородной» болезнью. В знаменитом произведении «Болезнь как метафора» Сьюзен Зонтаг проводит сравнение между чахоткой и раком, при этом она отмечает, что литература XX века не проявляет интереса к раковым заболеваниям. Тем не менее, основное различие необходимо проводить не между этими болезнями, поскольку главная разница — это восприятие XIX и XX столетий. 

Самая известная из других попавших на страницы литературы болезней — эпилепсия Достоевского. Причем в художественной литературе к этой болезни проявлялось не меньшее «уважение», чем к туберкулезу. Достоевский, который и сам был болен эпилепсией, в некоторых своих произведениях создает страдающих эпилептическими приступами героев: Мышкин из романа «Идиот», Раскольников в «Преступлении и наказании».  


При взгляде на медицину через призму литературы стоит отметить, что художественная литература — это не только позитивные точки зрения, здесь присутствуют и критические оценки. Например, стрелы критики, направленные на врачей и больницы со стороны Нейзена Тевфика (Neyzen Tevfik). Пожалуй, самой печальной является судьба Мольера — автора пьесы «Мнимый больной»; в ней он высмеивает врачей, которых считал виновными в смерти своего сына. Однажды во время исполнения главной роли в этом спектакле Мольер внезапно падает на сцене. Его пьеса доигрывается до конца, но той же ночью Мольер умирает. Причина — чахотка.

Среди вспомогательных дисциплин для литературы присутствует и медицина. Обращает на себя внимание переход терминов и понятий из одной области знаний в другую. Одна из важнейших критических теорий в литературе — психоанализ, и принципы Фрейда используются применительно к литературному произведению, герою, автору. Но есть и то, что медицина взяла от литературы, например, названия некоторых психических заболеваний. Комплекс Электры, Эдипов комплекс, нарциссизм, боваризм. Всем прекрасно известна история влюбленного в себя Нарцисса. Название «боваризм» происходит от образа Мадам Бовари, которая пыталась проживать любовные истории, о которых она читала в романах.  

Несмотря на очень тесную связь медицины и литературы, их взгляд на больного отличается. Главная цель литературы — понять и показать человека не только с точки зрения его болезни, а во всей его личностной целостности. И через эту перспективу она стремится представить человеческий образ как единое целое. В заключение приведем строки из стихотворения Сулеймана Великолепного: «Для народа нет более почитаемого объекта, чем государство. Но в мире нет большего богатства, чем отсутствие болезни».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.