Сегодня кажется, что прошлое - это просто история. Американский президент Барак Обама и госсекретарь Джон Керри в один голос жалуются на возвращение «политики XIX века» с ее устаревшими «сферами влияния» в Восточной Европе.

Отмахнувшись от негативного отношения России к дрейфу Украины в сторону Запада, канцлер Германии Ангела Меркель заявляет, что российский президент Владимир Путин живет «в другом мире».

«Холодная война, — сказала она, — должна закончиться для всех».

«Россия, — говорит австралийский премьер-министр Тони Эббот (Anthony „Tony“ Abbott) в своей оценке восточноевропейской геополитики, — это большая страна, пытающаяся запугать маленькую».

Конфликт продолжается, и похоже, что НАТО готова зайти как никогда далеко в своих обязательствах перед Киевом. В среду Guardian сообщила о том, что украинский президент Петр Порошенко станет «единственным главой государства, не входящего в НАТО, который будет участвовать в переговорах с лидерами альянса» на саммите в Кардиффе на следующей неделе.

Ожидается, что они создадут «трастовые фонды» для модернизации украинских вооруженных сил, включая работу над структурой командования и управления. Украину постепенно втягивают в западный альянс.

Ничто не говорит о том, что санкции изменили расчеты и намерения России (отметим появившееся в среду сообщение о том, что на украинской стороне границы сосредоточилось до сотни российских танков). В этих условиях ей, как никогда прежде, грозит длительное отчуждение. Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен попал в затруднительное положение:

«Мы должны признать реальность, состоящую в том, что Россия не считает НАТО партнером. Россия — это страна, которая, к сожалению, впервые со времен Второй мировой войны захватывает территории силой... Можно с уверенностью сказать, что такого от нее не ожидал никто».

Впервые силы НАТО будут на постоянной основе размещены в Восточной Европе. Возможно, они будут дислоцироваться в Прибалтике, то есть прямо на границе России.

В лучшем случае такая стратегия запугает Россию, и она униженно отступит. В худшем это может привести к длительным изменениям в мировом порядке.

Госсекретарь Никсона (Richard Nixon) Генри Киссинджер (Henry Kissinger), которому сейчас 91 год, только что опубликовал свою очередную книгу «Мировой порядок» (World Order). В ней снова прозвучал классический реалистичный принцип для новой эпохи: устойчивый международный порядок определяется равновесием между великими мировыми державами.

Скоро появятся рецензии на эту книгу. Некоторые уже появились. Но сегодня особенно актуально звучит предостережение Киссинджера, изложенное в 1999 году в статье на страницах журнала Newsweek, где он говорит о недальновидности НАТО в войне с Сербией из-за Косова.

«Отказ от долгосрочной стратегии показывает, как можно сползти в "косовский конфликт", не задумываясь должным образом о его последствиях ... Преобразование НАТО из оборонительной военной группировки в институт, готовый силой навязывать свои ценности ... опровергает постоянные заверения американцев и их союзников в том, что России не стоит опасаться расширения НАТО».


Те, кто считают путинскую Россию корпоратистским, националистическим государством, не уважающим власть закона, находят прогнозы Киссинджера весьма примечательными:

«Беды Югославии ... подчеркнули упадок России и породили враждебное отношение к Америке и к Западу, которое может привести к превращению России в националистическое и социалистическое государство — сродни европейскому фашизму 1930-х годов».

Американский солдат на блокпосту в Косово


Нет, Путин — это не Гитлер. Но он «великорусский» националист. Когда Россия присоединила в марте Крым, Путин неоднократно вспоминал о войне и о том, как расчленение Сербии, завершившееся созданием независимого Косова, создает правовой прецедент для действий России и демонстрирует агрессивные намерения Североатлантического альянса.

Киссинджер начинал свою карьеру как историк дипломатии XIX века. В своей первой книге «Восстановленный мир: Кэстлри, Меттерних и проблема умиротворения» (A World Restored: Castlereagh, Metternich and the Problems of the Peace) он анализирует перестройку мирового порядка после хаоса французской революции и наполеоновских войн (1792-1815 гг.). «Логика XIX века», описанная Киссинджером, ставит крест на идее о том, что российское «запугивание» Украины является улицей с односторонним движением.

Та же самая логика свидетельствует о том, что вместо стремления к восстановлению равновесия НАТО последними действиями лишь подтверждает свои бесчестные устремления в глазах россиян. В сочетании с санкциями они «доказывают», что в расчет принимаются только западные интересы, заставляя Москву искать дружбы с другими странами, которые тоже недовольны ограниченными представлениями Запада.

Это исключительно недальновидный способ выстраивать международные отношения. На самом деле, заключение Киссинджера о политике администрации Клинтона (William «Bill» Clinton) в Косове в 1999 году вполне применимо и к сегодняшним действиям Вашингтона и Брюсселя:

«Их мало волнуют идеи международного равновесия ... и они испытывают постоянный соблазн относиться к внешней политике как к продолжению политики внутренней. Их дипломаты весьма умело решают краткосрочные проблемы, однако проявляют бестолковость в вопросах стратегии».

И каково здесь место Австралии, которая формально является «глобальным партнером» НАТО, имеющим прочные политические, военные и разведывательные связи с двумя основными участниками альянса (США и Британией), но в состав этого блока не входит?

Самый простой ответ на этот вопрос — просто пожать плечами и продолжать разговоры об «азиатском веке». Это по-прежнему является прочным основанием австралийских представлений (хотя конечно, Россия — тоже азиатская страна).

Но проблема в том, что Австралия, которая все чаще участвует во внерегиональных форумах, является не только «глобальным партнером» НАТО. Она — «партнер в сотрудничестве» с ОБСЕ, член «двадцатки», и непостоянный член Совета Безопасности ООН в 2013-2014 годах. В связи с этим цели Австралии простираются намного дальше прибрежной Азии, а стратегия их достижения приобретает особую важность.

Австралия, обычно способная давать проницательные оценки собственным интересам (вспомните недавние соглашения с Вашингтоном и Токио в рамках стратегии по созданию противовеса Китаю), может прорабатывать с партнерами НАТО, находящимися ближе к России — географически, экономически и политически — определенные меры для правильного построения политики в отношении Москвы, поскольку в этих вопросах ставки для Запада очень высоки. Киссинджер заявил в 1999 году:

«Надо серьезно относиться к представлению России о себе самой как об историческом игроке на мировой сцене. Для этого надо меньше читать нотации и больше участвовать в диалоге, надо меньше сентиментальности и больше понимания того, что национальные интересы России не всегда совпадают с нашими».

Возможно, что сегодня уже слишком поздно. «История в своей порочности, — написал недавно Роберт Легвольд (Robert Legvold) из Колумбийского университета, — часто запирает ключевых актеров в клетке событий, с которыми они пытаются совладать, и скрывает от них более масштабные последствия их действий».


И все равно, как показывает карьера Киссинджера, изучение прошлого означает, что оно вовсе необязательно должно повторяться. Чтобы возродить, так сказать, «искусство большой стратегии», нам надо больше думать об истории, а не меньше.

P.S. Сегодня, когда у НАТО, похоже, появились фотографические доказательства присутствия российской армии на украинской территории, весьма уместным кажется еще один отрывок из книги Киссинджера:

«В Вашингтоне существовала общепринятая точка зрения, что историческая привязанность Сербии к Косову является преувеличением ... А что, если бы Сербия не уступила? Насколько далеко мы были готовы зайти?»

Сегодня, когда Обама подтверждает, что США «не будут предпринимать военные действия для решения украинской проблемы», данный вопрос, а также огромная разница в средствах и целях, на которую указывает его заявление, не находят ответа, как всегда было в ходе этого кризиса.

Мэтью Дал Санто — внештатный автор и корреспондент по иностранным делам. Ранее он работал в Министерстве иностранных дел и торговли.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.