«Система сработала». Это название новой книги Дэниела Дрезнера (Daniel W. Drezner) о роли таких институтов, как Международный валютный фонд и Всемирная торговая организация, в глобальном финансовом кризисе. Как пишет Дрезнер, хотя мировая экономика в 2008 году ушла в штопор, международные организации помогли спасти ее от краха.

Сейчас вряд ли кто-то напишет книгу о сегодняшних войнах на Ближнем Востоке и на Украине с таким же названием. Содержательный отчет о разногласиях в ООН из-за Сирии, а также неспособность НАТО помешать России в захвате Крыма можно назвать иначе — «Система потерпела фиаско». Хотя Совет Безопасности ООН на прошлой неделе принял резолюцию против «Исламского государства», вначале носившего название «Исламское государство Ирака и Леванта», это была запоздалая реакция на угрозу, которая была видна всем на протяжении долгих месяцев.

ООН очень трудно проявить себя где бы то ни было. На прошлой неделе представители Совета Безопасности вернулись из поездки в Южный Судан «раздраженные и злые», о чем заявил британский член делегации. Это было вызвано «весьма разочаровывающими» встречами с лидерами данной страны. Это весьма сдержанное высказывание, дающее неверное представление о ситуации в Южном Судане. Прошло восемь месяцев с тех пор, как в стране воцарился хаос, а ооновские войска до сих пор защищают на своих базах почти 100 000 мирных жителей. Над страной нависла угроза голода. Но ООН, США и соседям Южного Судана так и не удалось выработать прочное мирное соглашение.

Нетрудно понять, почему многосторонняя система безопасности спотыкается во всем мире. Она страдает от структурных недостатков на трех уровнях. Ведущие державы, стоящие на вершине системы, пришли в замешательство. Соединенные Штаты пытаются ограничить объем своих глобальных обязательств, а Китай с Россией самоутверждаются. Державы среднего звена, стремящиеся ослабить эту систему, используют противоречия в высшем эшелоне. Если Москва и Вашингтон сражаются из-за Сирии в ООН, то Саудовская Аравия и Иран ведут в этой стране непосредственную войну чужими руками.

А внизу этой глобальной системной лестницы находится разнообразная смесь из алчных государств, повстанческих движений и террористов, которые пользуются проблемами наверху. Как я уже отмечал в начале года, оказавшиеся в осаде самовластные лидеры, начиная с сирийского президента Башара Асада и кончая Салвой Кииром (Salva Kiir) из Южного Судана, пришли к выводу, что могут добиться большего, применяя силу против своих врагов вместо того, чтобы подчиняться международным посредникам. Такие группировки как «Исламское государство» извлекают на Ближнем Востоке и в Северной Африке выгоду из возникающих в результате конфликтов.

На эти проблемы можно реагировать по-разному. Как я уже говорил на прошлой неделе, американские ястребы утверждают, что восстановить порядок можно за счет ужесточения американской политики. И голуби-интернационалисты, и закоренелые реалисты полагают, что для поддержания в долгосрочной перспективе общей системы безопасности необходима некая «большая сделка» с Россией, Китаем или с обеими странами. Международные технократы надеются, что укрепить систему снизу помогут менее драматические реформы. Так, секретариат ООН проводит остро необходимый, хотя и сложный анализ способов эффективного проведения миротворческих операций.

Все это — темы для бесстрастных дебатов между специалистами по политике. Но стоит отметить, что некоторые элементы многосторонней системы в обстановке нынешних кризисов работают неожиданно хорошо.

Прежде всего, это те механизмы, в задачи которых входит говорить правду власти в период, когда детали многих конфликтов носят спорный характер. Эксперты ООН по правам человека, например, с 2011 года играют важную роль в сборе улик о зверствах в Сирии, а в последнее время они разбираются в противоречивых сообщениях о жестокостях на Украине. В этом месяце один высокопоставленный чиновник из ООН заявил Совету Безопасности, что в районах на востоке Украины, которые находятся под контролем пророссийских вооруженных группировок, «царит страх и террор». Такие заявления, умеряемые предостережениями в адрес украинских властей о их собственном поведении, становятся публичными опровержениями доводов Москвы о том, что сепаратисты просто защищают себя и соседей от гонений и преследований.

Представители Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе играют существенную роль в мониторинге событий на востоке Украины, хотя некоторые ее сотрудники были взяты в заложники. Последней международной организацией, оказавшейся в центре кризиса, стал Международный комитет Красного Креста, посредничающий в вопросах доставки помощи. Москва попыталась воспользоваться МККК, ложно заявив, что он дал «добро» на огромную автоколонну с гуманитарным грузом, в то время как западные лидеры предупреждали, что это может оказаться прикрытием для вторжения. Но представители Красного Креста бросили вызов российским уловкам, настояв на «строгом соблюдении наших основополагающих рабочих принципов нейтралитета, беспристрастности и независимости».

Ни ООН, ни МККК, ни ОБСЕ не нашли, и вряд ли найдут способы политического урегулирования кризиса на Украине. Но, по крайней мере, им удалось опровергнуть некоторые слухи и ложные утверждения по поводу боевых действий и сохранить ряд каналов для дополнительных дискуссий гражданских сил.

Конечно, это вряд ли утешит тех, кто оказался в самой гуще конфликта. Возможно, что выводы и заключения международных сотрудников помогут когда-нибудь привлечь к ответу тех, кто несет ответственность за зверства на Украине. Эксперты ООН не просто фиксировали факты жестокостей в Сирии, но и, что гораздо важнее, составили секретный список главных предполагаемых преступников. Но нет никакой гарантии, что кто-то из них в обоих случаях будет привлечен к суду. Многосторонние институты и их представители в конечном итоге могут лишь отстаивать некоторые базовые представления о человеческой порядочности в ходе войны.

Как ни слабо это звучит, такое остаточное чувство порядочности воодушевило других международных игроков на более конкретные действия в ходе последних кризисов. Это и решение ООН защитить десятки тысяч мирных жителей на своих базах в Южном Судане, несмотря на угрозы в адрес ооновских войск, и принятое в августе американским президентом Бараком Обамой решение о нанесении авиаударов в северном Ираке, чтобы не дать боевикам из «Исламского государства» уничтожить езидов, попавших в западню на горе Синджар.

Сегодня, когда система международной безопасности оказалась под угрозой, немного утешает то, что есть в мире международные чиновники, наблюдатели, военнослужащие и страны, готовые вступиться за самых уязвимых людей и сделать все возможное для защиты этой системы. Пожалуй, система не потерпела полное фиаско в ходе последних кризисов. Будет справедливее дать ей менее резкую оценку и сказать, что хотя система действительно дает сбои, она все равно приносит достаточно большую пользу, чтобы за нее бороться.

Ричард Гоуэн — директор по исследованиям в Центре международного сотрудничества (Center on International Cooperation) при Нью-Йоркском университете, старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям (European Council on Foreign Relations).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.