Старательно прививаемая нам «высшая» мораль хороша во всем, но она имеет две маленькие проблемы. Первая - она реализуема лишь для высших существ с бессмертной сущностью, питающихся эфиром, для которых законы экономики (как и предлагаемой морали) совершенно особые, не такие, как для людей из плоти и крови. И, второе, мораль эта, по сути, отменно расистская, признающая наше превосходство решительно во всем - от строения сердца. Да, и толерантность, дойдя до определенной стадии маразма, порой неожиданно оборачивается своим смешным антиподом.

Было бы сильным преувеличением утверждать, что вот, именно последние события ярко высветили тенденцию, которая... Да ничего подобного. Эта тенденция бушует и крепнет уже не одно десятилетие. Самая ее характерная черта, самая яркая особенность в том, что гибнут одни, а упиваются собой совершенно другие.

В Израиле, изначально находившемся (и продолжающем находиться) в перманентно прифронтовом положении, пытаются привить населению мораль и право людей, живущих на уютном, полностью изолированном от неприятностей острове. Поскольку ни один мало-мальски вменяемый народ на такую смертельно опасную подмену не согласится, надо было что-то срочно делать с мозгами. И местные идеологи, надо отдать им должное, пошли по беспроигрышному пути. Они настойчиво внедряли - и внедрили, в основном, в массовое сознание немудрящую формулу: «вас убивают потому, что вы самые няшные в мире». О как! Да кто ж от такого добровольно откажется? Это ж так чудесно - быть самым няшным.

Главное, это требует от всех минимум усилий, на всех уровнях. Правительство няшничает не за свои деньги, но за свои решения. Народ няшничает наперегонки - одна община за счет другой. Самые вменяемые в данной ситуации, нельзя не признать, получаются израильские и примкнувшие к ним арабы. Они преспокойно пользуются всем, чем только душа пожелает, не отвечая ни за что вообще.

А проблемы, дамокловым мечом висящие над каждым прочим арабским (и, шире, мусульманским) государством - экономическую и демографическую, когда миллионы молодых безработных лбов не знают, куда деть ни себя, ни зашкаливающий адреналин, давно и превосходно решены «за счет принимающей стороны» - Израиля. Экономическая проблема усилиями самых разных структур государства Израиля, от правительства до Битуах Леуми, эффективно снята с повестки дня.

А демографический перегрев (как и у всякого бесконтрольно плодящегося на чужой медицине более примитивного общества) замечательно охлаждается невозбранной и практически безнаказанной возможностью сливать весь излишек сил и эмоций на евреев. Которым, как оказалось, можно прочно вбить в их идише копф немудрящую мысль, что вот так они страдают и вот так все оплачивают по той причине, что они самые...

Попытаться внушить, что потому что самые умные на свете, видимо, не хватило наглости даже у наших либеральных идеологов. Потому что умные не платят, во всяком случае, за чужих. Так что взяли достаточно нейтральный и беспроигрышный вариант - предложили нам считать себя самыми моральными в этом мире бушующем. Это прокатило просто на ура.

Не ошибусь, предположив, что сами либеральные идеологи вряд ли ожидали столь быстрого и повального успеха своей идеи. Ребята, платите за все, всех и вся и сидите с голой жопой, потому что вы лучше всех - самые добрые, самые бескорыстные, самые щедрые, короче, самые няшки. Только что, по историческим меркам, эта идея (точнее, ее воплощение в идеологию, экономику и внешнюю политику) обрушила даже такого богатого монстра, каким был Советский Союз. Г-споди, да он попросту надорвался, продолжая до последнего пригревать и спонсировать любых идеологических нищебродов по всем континентам, лишь бы реципиенты подыгрывали ему в его любимой теории «мир-во-всем-мире-и-в-человецех-благоволение» или что-то в этом роде.

И вот теперь Израиль, не известно зачем, полез с почившим монстром соревноваться. Нет, все, конечно, соответственно масштабу - тех же щей да пожиже влей. Спонсировать и жалеть весь подлунный мир Израиль, слава, Г-споди, просто не в состоянии. А вот прилегающих арабов - запросто.

Поскольку еще не все б-гоизбранное население достигло соответствующих моральных высот и кондиций, чтобы творить непрекращающие благоглупости на строго добровольной основе, да и печальный пример зарвавшегося в спонсорстве СССР был налицо (не говоря уже об изрядном пополнении евреями прямо с места событий), нужна была срочная прививка подходящей идеологией. Либерализм подходил превосходно - считался почтенным соперником только что по уши обделавшегося на исторической арене социализма-коммунизма да плюс предлагал своим адептам такие бонусы, как возведенный в ранг божества гуманизм и капиталистический путь развития.

Простая мысль о том, каким образом и за чей счет это сочетать, естественно, отметалась, как опасная ересь. А зря. Потому что «за чей счет банкет» - о, скольких бы ошибок множество отдельных людей, народов и человечество, целом, избежало, научись они задавать себе этот немудрящий вопрос не после, а до банкетов.

Итак, не подозревавший худого Израиль накрыло гуманизмом. Мы начали вытворять вещи, для всех вменяемых людей относящиеся к разряду, если не опасных, то идиотских. Впрочем, внешняя и внутренняя политики характерны именно тем, что очень часто сочетают эти вещи по принципу «два в одном». Идиотизм в принципе опасен для живых существ и в дикой, а потому нелицемерной природе служит несомненным основанием для выведения идиотов из размножения и из жизни как таковой. Не потому даже, что окружающие идиота как-то особенно злы, а потому что идиот опасен. Бедняга не виноват, что в тот момент, когда племя затаилось при виде опасности в виде тигра или, что хуже, более сильного племени, он издаст ликующий крик. А, приставленный (за полной непригодностью исполнять что-то еще) посторожить стадо, допустим, коз, выпустит единственный надежный провиант племени погулять на волю в пампасы.

В близком к природе диком обществе идиот, радостно портящий жизнь всем окружающим, будет либо ими со злости пристукнут, либо сдуру погибнет сам, заставив этих окружающих вздохнуть с облегчением. Это, правда, при хорошем исходе и если до того не погубит это общество своим идиотизмом. Именно потому общества мудрые от идиотов избавились как можно раньше, что позволило им дожить до наших дней, став обществами высокоразвитыми и цивилизованными. Превратившись в таковые, они почувствовали себя в безопасности и зачем-то начали назначать идиотов на ответственные посты. Видимо, из гуманизма - идиот же тоже имеет права. Беда в том, что он при этом отвечать ни за что не может. Но общество уже стало большим и сильным, расслабилось и считает, что справится. Не идиот с должностью, а оно само с идиотом. Чего, как мы давно убедились, не происходит.

Надо признать, что прекрасно устроившееся у нас под боком общество примитивное (ну, не столь высокоразвитое и высокоморальное, как мы, если кому-то так легче) справилось с задачами внутренней и на вынос идеологии куда успешнее, нежели мы. О провалах израильской пропаганды на международной арене не рассказывал только ленивый, поэтому Б-г с ней, и без меня все все знают.

А вот о провалах на внутреннем фронте хотелось бы поподробнее. Первое и главное - имея такой беспроигрышный козырь, такой набор тузов в рукаве, такую хрустальную мечту любого диктатора, как роскошный внешний враг в лице мирового арабства и его передового отряда - «палестинского народа», с треском провалить сплочение нации, это надо быть евреями! Потому что никто до нас с этой сложнейшей задачей справиться не сумел. А мы сумели! Такой внутренненациональный  раздрай, как внутриизраильский, по поводу того, что нам делать и чем нам кормить палестинцев, аналогов в истории не имеет. И, несомненно, будет внесен в исторические учебники будущего аккурат рядышком со столь же блестящим примером благородства и успешного выживания - «иду на вы» и рядом чаша из премудрой черепушки.

Поскольку идиотами, хотя бы подсознательно, слыть меж народами, да и самим себя чувствовать неохота, изобретательный еврейский ум заработал на всю катушку. Да и то сказать, прочие народы, накушавшись горького опыта в веке минувшем, евреев стараются к себе в сферу управления и близко не подпускать (украинцы не в счет, но там еще хлебнут). Так что все нереализованные идеологические силы мудрые евреи обрушили на собственные головы.

Повторюсь - реализовывать идиотские идеи и не чувствовать себя при этом идиотами можно лишь одним способом. Убедив себя, что окружающие еще дурее нас. Что мы с превеликим удовольствием и проделываем. Мы усиленно тренируем свое богатое национальное воображение, уверяя (и почти уже уверив себя), что окружающие нас арабы глупы настолько, что никакие обычные естественные законы человеческого общества к ним не применимы. Что они не поймут, что, всемерно потакая им, мы разбалуем их свыше всякой меры. Что, прощая им, раз за разом, убийство собственных детей, мы приучим их к абсолютной безнаказанности и поощрим на дальнейшие преступления. Что, кормя и снабжая чем душа пожелает на халяву, собственными руками вырастим среди себя нацию требовательных бездельников. Что, прикрывая безволие высокоморальностью и упрямо не отвечая на обстрелы собственной крошечной территории (как и, вообще, на любые провокации), не получим презрение чужих и собственного народов.

Какое, в сущности, право (от уголовного до морального) имеем мы для осуждения наших арабов, что начинают петь и плясать да сласти раздавать всякий раз, когда у нас происходит несчастье (а уж, коль повезет кому из нас погибнуть, веселье становится просто буйным)? Не напомните мне, когда евреями был объявлен национальный траур – при расстреле школы в Маалоте? При взрыве в Дельфинариуме? При страшной участи семьи Харан? Убийствах в ешиве «Мерказ-аРав»? В память об исполосованной ножами семье Фогель? После похорон троих убитых мальчиков? Может быть, после Энтеббе, Мюнхена или Тулузы? Этого не было сделано никогда.

В день похорон троих еврейских мальчиков, пролежавших три недели на израильской жаре (да, я уже слышала, что нашелся рав, уверявший всех, что произошло чудо и тела нетленны и благоуханны – но давайте все же не забывать, что у нас тут иудаизм, а не христианство, а потому умерьте фантазию, господа) недалеко от Модиина (места похорон) проходили веселые празднества на одной из баз ЦАХАЛа (самой моральной армии, если кто забыл). Дело житейское – еврейский миллиардер праздновал таким патриотическим образом бат-мицву своих дочек. Которые, наравне с солдатами базы (и, чуть позднее, когда информация уже, так сказать, просочилась) всем израильским обществом, получили превосходный и наглядный урок высокой морали.

Буквально следом – Тель-Авив отметился празднеством, открывая которое, мэр весело пошутил, что никто, наверное, не добирался на него тремпом. В адрес возмутившихся услышанным участников мэр не замедлили обрушить обвинения в неадекватности. Действительно, раз уж на праздник в такое время прибыли, так и шутки в адрес погибших схаваете, не поморщитесь. Так что, по большому счету, с мэра какой спрос? Он всего лишь в русле общегосударственной тенденции.

Да и миллиардер наверняка был удивлен возмущением некоторых солдат, нашедших в себе смелость не участвовать во всеобщем веселье. С чего вдруг? Всем же вокруг совсем не грустно – вон и правительство ничего такого не предлагало, вроде национальной общественной грусти, в просторечии называемой трауром. Разве не в этом тоже высокая мораль, недоступная простым смертным – веселиться во время смерти?

Следующая высокой морали мать одного из убитых сурово осудила тех немногих, кто посмел заметить, что, вообще-то надо бы как-то отомстить за убитых мальчишек, что ли. Для высших сущностей, обладающих секретом живой воды и молодильных яблок, такая мораль вполне по силам. Для общества, состоящих из простых смертных, чье успешное существование предполагает выживаемость потомства и смену поколений, она смертельно опасна. Но мы же, я и забыла, высшие существа.

Если мы сами не считаем нужным прилюдно обозначить свою скорбь об убитых евреях, надо ли нам удивляться и, тем более, возмущаться, что убийцы прилюдно и безбоязненно обозначают свою радость от наших смертей? Наказать их за эту радость – упаси Г-споди, мы же самые высокоморальные! Мы возложили на себя обязанность поощрять такую радость – разве не в этом высшая мораль? Честно говоря, нет. В этом могла бы заключаться высшая мораль, например, ангелов. Потому что они бессмертны, у них нет и не может быть потомства. Кроме того, ангел (по крайне мере, в еврейской традиции), это не субъект, а функция, существующая ровно от и до исполнения им того, для чего его, собственно, и создали. После чего, по исполнении, ангел до конца дня поет осанну Создателю, засим тихо испаряется в небытии – ну чем не идеальный еврей в представлении среднего еврейского либерала при власти?

Очень опасно убить американского гражданина, могут изрядно покарать за убийство европейского, рискованно намерено провоцировать смерть российского. Но смерть еврея сделали безнаказанной. Собственно, нам не привыкать – в истории последних двух тысячелетий смерть еврея была безнаказанной в принципе. Но чтобы сделать ее безнаказанной в Израиле, который, собственно говоря, и создавался-то, чтобы «никогда больше» - это нужен особый талант идеологической наглости. И надо отдать им должное, евреи этот талант блестяще продемонстрировали миру и самим себе.

Нашими собственными стараниями окрестные арабы переведены нами в разряд неразумных животных, которые настолько тупы и примитивны, что не понимают ни доброго, ни злого отношения, потому мы будем подкидывать им ништяки, как подкидывали их все народы мира, проходя определенную стадию развития. В любом фольклоре, заметьте, есть свой дракон (бык, минотавр и пр), которому отправляли постоянную дань вовсе не для того, чтобы как-то наладить отношения или получить свою долю бонусов от сотрудничества. Нет, ему платили, чтобы не стало хуже.

Вот классика: «речной дракон повелевает отдавать ему ежемесячно в жены юную красавицу пятнадцати лет от роду, иначе нас постигнут голод, мор и потоп». Только в Древнем Китае это прокатывало за резон веке эдак в 1-2, а в современном нам Израиле вполне служит основанием для отношений с соседями. Роль коллективной пятнадцатилетней красавицы играют колонны грузовиков с продовольствием и чем душа пожелает еще, дармовые вода-электричество-топливо, сбор налогов в пользу дракона, ну и, до кучи, ежегодная дань в несколько десятков еврейских жизней, принесенных во избежание потопа и мора.

Я не стану давать рекомендации по борьбе с драконами, просто потому, что они давно человечеством придуманы, апробированы в полевых условиях и отшлифованы. Но первая из них – дракона не создавать. Впрочем, эту стадию мы давно и слишком успешно прошли, таки создав. Теперь вот кормим. (Оставьте уже мантру о том, что «палестинский народ был создан Андроповым» - как создан, так бы и почил в бозе, не примись мы, засучив рукава, за реанимационные мероприятия).  Не убеждать себя, что созданный нами дракон настолько плох и туп, что не в состоянии понять хорошего тычка копьем в зад (ну или в хвост, что там у драконов?). Опять же, уже убедили, одновременно признав себя существами высшими. Не тратить ресурсы, позарез нужные самим, для ублажения тупого дракона. Тратим.

Вообще, порой создается впечатление, что еврейский народ мнит себя коллективной святой Женевьевой, способной сладкоголосым пением укротить самого отмороженного дракона. Во всех легендах край наступает, когда дракон начинает изводить детей – будущее любой нации. Но чудо-богатырь к евреям не придет, это не наш случай. Дело в том, что у нас такой чудо-богатырь уже был. Мы его сами старательно обездвижили. По сути, такой богатырь – это собирательной образ силовых структур человеческого общества, от ниндзя-одиночки до княжеской дружины, войска, армии или спецслужб.

Насчет наших вы все в курсе, подробности опущу, напомнив лишь, что наш богатырь нас боится. Потому что мы придумали, что еврейский богатырь – самый моральный богатырь мира. Поэтому,  случись ему за нас заступиться, мы его засудим, разорим и по миру пустим, придумав массу компенсаций в пользу дракона. А то и в тюрьму посадим. За вопрос, не надо ли за нас заступиться. Все это от нашей высокоморальности, разумеется. Ну не от глупости же.

Всеобщее презрение и пренебрежение нашими интересами и жизнями – закономерный итог торжества воплощения либеральной морали в Израиле. Мы до сих пор умудряемся поражаться и даже, где-то, возмущаться совершенно несоразмерными «бууу» в наш адрес, несущимся со всех уголков мира. А, между тем, чего удивляться, если громче всего это «буу» исполняется в самом Израиле, причем, заметьте, евреями.

Вот свежачок – скромно поданные заголовки израильских новостей о том, что «президент Перес отменил ежегодный ифтар с арабскими мухтарами». Ну, это такой междусобойчик нацменьшинств с нацбольшинством, которые, в той или иной форме, периодически проходят во всех государствах мира, если только они не мононациональны.

На междусобойчике с глазу на глаз перетирают наиболее насущные проблемы нацменьшинств и их представители вежливо излагают просьбы по принципу «а нельзя ли, чтобы…». Ах, нельзя? Понятно, молчим. Но только в Израиле представители полностью зависимого от нацбольшинства нацменьшинства попросту послали президента Переса, заявив, что кушать с ним за одним столом не будут. Нам это представили как «президент Перес отменил». Да и то сказать, на кой занятым мухтарам тратить время на прослушивание очередной программной речи забавного старичка, досиживающего свою не самую славную каденцию, если они и без того получат всех «пятнадцатилетних красавиц ежемесячно» в требуемом количестве? А не то быть у евреев «голоду, мору и потопу». То есть, не будет, понятно, но раз евреи сами в это верят и даже вслух говорят, так отчего бы не подыграть?

А мы и рады – уже высокоморальными устами еврейского премьера пообещали, что убийцы араба (но не евреев) понесут суровое наказание – «потому что убийцам нет места в нашем обществе». Эээ… хотелось бы уточнить – в еврейском обществе нет места только убийцам арабов? Убийцы евреев убийцами не считаются? Странно, но, вероятно, высокая мораль попросту не стоит на месте, а развивается все выше, выше и выше, не угнаться.

И вот вновь на весь Израиль прогремело гордое премьерское: «именно этим мы отличаемся от наших соседей, где убийцы признаются национальными героями, а их портреты украшают центральные площади…». Звучит, несомненно, красиво и стильно. Да есть одно «но». Даже не одно. Именно нашими стараниями и многочисленными извинениями за каждый и всякий чих мы приучили наших убийц к мысли, что они не убийцы, а герои борьбы с нашей оккупацией. Так отчего бы теперь не вешать их портреты на центральных площадях?

Вот, например, портрет душки Кунтара. Чтоб ему не висеть в виде украшения, когда сами евреи не вывесили (от высокой морали) портрет малышки с головой, разможженной его рукой об прибрежный камень. Зато мы имели счастье любоваться его ликующей физиономией, когда, отожравшись в израильской тюрьме, он выходил на свободу – хорошо еще, что успел за время недолгой отсидки закончить университет и получить степень доктора, а бы совсем неловко было.

Спрашивается – так с плохим человеком обращаться будут? Нет. А вот с героем – будут. Соответственно, Кунтар герой и – правильно! – достоин самого искреннего подражания. Честно говоря, такая арабская логика куда более пряма, чем логика евреев, ожидающих, что нас и наших детей после таких финтов перестанут убивать. Тем более, что кунтаров таких расплодили мы без счета и без меры.

Превысив определенный предел добровольно взятой на себя морали, наше общество совершенно очевидно будет обречено. Может быть, не на смерть. На рассеяние меж народами. Ну да нам не привыкать.

Послушайте, а точно ли слова «и буду досаждать вам ненародом» были сказаны евреям, а не их соседям по совместному по рассеянию проживанию? Может быть, есть простой житейский смысл умерить мессианский пыл и стать обычным народом – со всеми своими радостями, бедами, проблемами, способами их решения и решимостью защищаться от тех, чей смысл существования в нашей смерти? Не потому что мы лучше их. А потому что мы хотим выжить и успешно жить. Не теряя ежегодно малую часть народа убитыми, и, побольше, – уехавшую, куда глаза глядят, ибо глазам на происходящее в нашем Зазеркалье порой глядеть тошно.

Потерянная мотивация, убитая идеология, утраченные инстинкты самосохранения и выживания – вот страшный итог насаждения в нашем обществе чуждой нам, хоть и высокой морали. И не надо мне о морали, которую евреи дали миру – в ней нет ничего о второй щеке. Мы пришли в Кнаан и завоевали его – кому не указ ТАНАХ, полистайте археологические отчеты. Они слишком часто совпадают. И, вспомните – мы прослыли меж народами народом, который из последних сил поддерживает один другого, но вовсе не народом, радостно сдающим друг друга с потрохами. Может, такая мораль и пониже полетом, да как-то она практичнее, что ли. Впрочем, не мне судить – точнее, не только мне.

Вот так и живем – арабы, назначенные евреями глупыми, убогими и не способными отличить кнута от пряника. И евреи, назначенные евреями настолько умными и высокоморальными, что самим пальцем на спусковом крючке шевельнуть страшно, зато старательно машем белыми крылышками и оливковыми веточками. Но точно ли оба эти незыблемых постулата соответствуют истине?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.