От старых привычек трудно отказаться. 29 апреля российское государственное информационное агентство ИТАР-ТАСС выпустило пресс-релиз. После состоявшихся переговоров между министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и его кубинским коллегой Бруно Родригесом (Bruno Rodriguez) Москва заявила о своем желании инвестировать средства на Кубе. Эти две страны намерены разрешить вопрос с долгами, который уже давно вызывает напряженность и осложняет отношения между ними. В течение 30 лет до своего распада Советский Союз поставлял на Кубу нефть по ценам ниже тех, которые были на мировом рынке, и не всегда требовал полной и незамедлительной оплаты. В ответ на это Куба отправляла большую часть своего сахара в страны Совета экономической взаимопомощи (СЭВ), однако стоимость экспортированного сахара была значительно ниже стоимости импортированной нефти. Со временем долг Кубы составил примерно 35 миллиардов долларов.

Российские правители, оставшиеся в одиночестве в европейских дипломатических кругах после своей аннексии Крыма, решили, что им нужны друзья в мире. Кубу включили в их число, и все теперь происходит так, как будто холодная война не закончилась. Поэтому в результате последних переговоров Россия списала Кубе 90% ее 35-миллиардного долга. Это может показаться радикальной мерой, однако еще не все потеряно. Оба правительства при участии, конечно же, избранных друзей и приспешников могут теперь совместно извлекать прибыль из оставшейся суммы в 3,5 миллиарда долларов. ИТАР-ТАСС в своем пресс-релизе приводит слова Лаврова о том, что указанные 3,5 миллиарда долларов будут превращены в «инвестиции». «Мы заинтересованы в том, чтобы эти инвестиции оказались максимально эффективными», — подчеркнул Лавров.

В ходе геополитической борьбы между капитализмом и коммунизмом в 20-м веке Куба имела большое значение, совершенно не соответствовавшее ее размерам. Когда Фидель Кастро в 1959 году сверг диктатуру Батисты, многие внешние наблюдатели ожидали, что его правительство будет быстро заменено другим, более дружественно настроенным по отношению к американским интересам. Однако Куба приняла коммунистическую модель, разработанную Че Геварой, теоретиком революции, и получила столь масштабную помощь от Советского Союза, что новый режим смог укрепить свои позиции. Кастро, которому в момент захвата власти на Кубе было 32 года, сегодня уже более 80 лет и маловероятно, что он проживет долго. Однако сам режим продолжает существовать.

Фидель Кастро в районе Плайя-Хирон


Большинство людей полагали, что противостояние между капитализмом и коммунизмом закончилось в тот момент, когда Фукуяма (Fukuyama) объявил о «Конце истории» в вышедшем летом 1989 года номере журнала National Interest. Публикация статьи Фукуямы оказалась прекрасно рассчитанной по времени, поскольку она появилась как раз перед падением Берлинской стены. Если исходить из того, что коммунизм, как принято считать, перестал существовать в Европе 25 лет назад, то пакт Лаврова-Родригеса, вероятно, вызвал определенное количество улыбок в западных разведывательных службах. В любом случае очевидное новое сближение между Россией и Кубой предоставляет хороший повод для того, чтобы оценить долгосрочные экономические показатели одного из двух еще существующих в мире коммунистических государств. (Второе — это Северная Корея.)

Читайте также: Мандат прошлого и современная история Кубы

Во время моего посещения этой страны в конце прошлого года я был готов к тому, что на меня не произведут впечатления жизненный уровень на Кубе и ее экономическая инфраструктура. Тем не менее, масштабы бедности, отсталости и упадка вызвали настоящий шок, и в этой статье я утверждаю, что Куба, судя по всему, имеет в настоящее время более низкий уровень дохода на душу населения, чем это было 55 лет назад во время захвата власти Кастро. В конце я приведу несколько замечаний по поводу книги Томаса Пикетти (Thomas Piketty) «Капитал в 21-ом веке» (Capital in the Twenty-First Century), которую некоторые считают аргументом против Фукуямы и его «конца истории», а также поводом для возобновления идеологических дебатов между правыми и левыми.

Отношения Кубы с Россией были менее дружественными 20 лет назад, чем они представляются в настоящее время. Внезапный распад Советского Союза положил конец импорту дешевой российской нефти, а также нарушил торговые отношения внутри бывшего коммунистического блока. Прекращение советской помощи было названо в качестве причины уменьшения на треть ВВП Кубы. В течение нескольких лет ситуация была настолько плохой, что это время стали называть «специальным периодом» — страна испытывала нехватку продовольствия, что стало причиной существенного сокращения количества потребляемых людьми калорий. (Есть данные, хотя они, возможно, и не очень надежные, в соответствии с которыми в тот период кубинцы ели домашних животных, а также зверей из Гаванского зоосада). Когда-то слывшая образцовой сахарная индустрия также рассматривалась как одна из главных причин катастрофы. Она была основой экономики в первой половине 20-го столетия, когда небольшой остров Куба считался крупнейшим в мире экспортером сахара. Однако государственная собственность подрывала инициативу, и к началу 1990-х годов эта отрасль стала неэффективной и высокозатратной по международным стандартам. Производство сильно пострадало после ликвидации когда-то бывшего защищенным рынка Совета экономической взаимопомощи (СЭВ), и в результате сократились доходы Кубы от экспорта.

Что нужно было делать в подобной ситуации? Туризм получил официальное благословение (от Рауля, брата Фиделя) — его статус предполагалось повысить и считать его новой растущей отраслью. Запрет на организацию частных предприятий был ослаблен, и семьям была предоставлена возможность получить разрешение принимать иностранных гостей у себя в домашних гостиницах (in casas particulares), а также держать рестораны для туристов (paladares). И, действительно, количество иностранных посетителей с середины 1990-х годов стало увеличиваться. Все согласны с тем, что экономическая ситуация улучшилась с момента специального периода. Тем не менее туризм — как и многие другие отрасли экономики — парализован неэффективностью правительства в той или иной форме. (Во время моего визита можно было с ума сойти в очереди для получения багажа в аэропорту Гаваны. Если аэропорты не способны обслужить большое количество пассажиров, то большое количество людей не смогут провести свой отпуск на Кубе). В любом случае доходы от туризма недостаточно велики для того, чтобы компенсировать спад в области производства сахара, и Куба страдает от хронического недостатка иностранной валюты. Очевидный ответ, ответ, которые сегодня могут дать почти все здравомыслящие экономисты, состоит в следующем: Куба должна понизить курс своей волюты и поддержать новые виды активности, направленные на экспорт товаров. Однако Куба — это Куба. Она обладает известными брендами революционного социализма, и семья Кастро не заинтересована в получении советов от Международного валютного фонда, Всемирного банка, Межамериканского банка развития или от какой-либо другой иностранной и связанной с американцами капиталистической организации.

Курорт Варадеро на берегу Атлантического океана


Также по теме: Годовщина кубинской инволюции


Вместо девальвации своей валюты и продолжения работы с новых позиций Куба установила валютный контроль для своих граждан, а также ограничила их возможность получения иностранной валюты. Поэтому современная Куба имеет две валюты — свою собственную национальную валюту песо (в песо жители острова получают зарплату и используют эту валюту для покупок), а также так называемое «конвертируемое песо». Когда туристы приезжают на Кубу, они меняют свою твердую валюту (евро, фунты стерлингов и так далее) на конвертируемое песо, обладание которым позволяет им оплачивать гостиницу, такси, еду в ресторанах и так далее.

Социальные последствия подобной практики являются губительными. Кубинская революция искала свое оправдание в достижении большего равенства. Рыночные силы и механизмы ценообразования были отменены и заменены планированием, а также разного рода продовольственными и промтоварными карточками, однако все должны были иметь одинаковое количество карточек и, соответственно, одинаковую долю потребления. Даже если средний уровень потребления был ниже, чем раньше, защитники революции говорили о том, что подобная система оправдана, поскольку все будут чувствовать теплоту «социалистического соревнования» и «братской конкуренции». Однако система использования двойной валюты превращает в насмешку подобные идеи. Откровенный финансовый апартеид делит страну на две части. Небольшое количество жителей Кубы (высокопоставленные члены правящей Коммунистической партии, операторы туристических компаний и их сотрудники, работающие по контрактам экспаты) имеют доступ к конвертируемому песо, тогда как остальные жители лишены подобной возможности.


Использование двойной валюты приводит к разделению общества и к неравенству, а также отделяет небольшую группу привилегированных жителей от всех остальных. Возможно, хуже всего то, что граждане Кубы, сталкивающиеся с международными туристами, не могут не заметить, что иностранцы имеют твердую валюту и свободно могут использовать конвертируемый песо. В отличие от них почти никто из кубинцев не имеет такой возможности (если только они не являются высокопоставленными партийными функционерами, если они не работают в отелях или не получают доход от небольших частных гостиниц и ресторанов), и они, естественно, не имеют возможности использовать свою валюту за пределами Кубы. Финансовый апартеид проявляется также в отношениях между членами Коммунистической партии и аполитичным большинством, а в международном плане между кубинским народом и остальным человечеством.

Наличие двух валют также осложняет любую оценку кубинской экономики, особенно определение ее позиции в международном рейтинге по показателям роста экономики и доходов на душу населения. В 1960-е годы такие известные левые лидеры, как кембриджский экономист Джоан Робинсон (Joan Robinson), с энтузиазмом писали о социальных преобразованиях на Кубе. Но сегодня уже никто не может себе позволить быть таким простодушным. Вместе с тем существует достаточно возможностей для обсуждения вопроса о том, насколько неудачными являются экономические показатели этой страны. Общее мнение состоит в том, что в течение последних 20 лет наблюдался скромный, но значимый прогресс и что доходы и потребление на душу населения сегодня являются выше, чем 50 лет назад. В качестве контраргумента можно заметить, что Куба сегодня, скорее всего, беднее, чем в конце 1950-х годов.

На кубинской табачной фабрике


Читайте также: Венесуэла и Куба - балласт Латинской Америки

Изоляционизм Кубы и ее своеобразие осложняют анализ. Критическим является вопрос о том, каким при конвертировании показателей объема производства на Кубе может быть корректный обменный курс песо на что-то, имеющее международное значение? По распоряжению властей национальная кубинская валюта песо может быть обменяна на конвертируемый песо по фиксированному курсу 25 к одному, тогда как конвертируемый песо должен иметь такую же стоимость, как и американский доллар. Согласно данным, опубликованным в газете Havana Times 6 августа 2013 года, средний ежемесячный доход на Кубе составляет 466 обычных песо. Если исходить из этих значений, то кубинцы в среднем зарабатывают менее 25 долларов в месяц и менее 300 долларов в год. Сегодня кубинцы являются бедными в сравнении с гражданами других стран, и поездки за границу являются немыслимыми для значительного большинства жителей. Однако степень бедности на Кубе преувеличивается, если использовать показатель средней ежемесячной зарплаты в 25 долларов. Конечно, Куба — это неопрятная, отсталая и поблекшая страна. В то же время нельзя не заметить, что жизненный уровень на острове заметно выше, чем об этом можно судить на основании обменного курса обычного песо. Все дело в том, что значительная часть потребления финансируется за счет специальных карточек, дающих право на приобретение товаров и услуг по субсидированным ценам, и рыночный сектор в данном случае совершенно не участвует, а методы сравнения, в которых используются актуальные цены и обменный курс, только вводят в заблуждение.

Сложность состоит в определении того, насколько следует повысить данные о 25-долларовом ежемесячном доходе, чтобы прийти к показателю, который бы имел смысл в международной статистике. Центральное разведывательное управление (ЦРУ) должно быть авторитетом в этом отношении с учетом важности Кубы в американской внешней политике, а также торгового эмбарго, которое американское правительство поддерживает уже в течение нескольких десятилетий. Однако в своем сборнике «Всемирная книга фактов» (World Factbook) ЦРУ приводит данные о годовом доходе свыше 10 тысяч долларов на душу населения на основании так называемого «паритета покупательной способности» (ППС), и это означает, что жизненный уровень жителей Кубы примерно соответствует жизненному уровню в Бразилии. (Отсутствие места не позволяет провести специальную техническую дискуссию о различии между ВВП «по текущим ценам и текущему обменному курсу» и ВВП «по паритету покупательной способности». Экономисты, если не углубляться в детали, согласны с тем, что при проведении международного сравнения ВВП следует учитывать неторговые услуги, имеющие существенный вес в типичной потребительской корзине. Относительные цены подобного рода услуг и продаваемых товаров существенно различаются в разных странах, и то же самое происходит с показателями ВВП и ППС относительно данных в текущих ценах и в соответствии с текущими обменными курсами. В настоящее время используются оба этих подхода.)

Однако приведенные ЦРУ данные слишком далеко уходят в противоположном направлении, и поэтому они явно неверны. Убедительные данные относительно того, что Куба беднее Бразилии, можно найти в недавней программе, согласованной этими двумя странами. Несмотря на все свои проблемы, Куба с гордостью заявляет о том, что она обладает отличной государственной медициной, а также великолепными докторами. Что касается Бразилии, то правительство левой ориентации президента Дилмы Руссефф (Dilma Rousseff), напротив, подвергается критике за низкий уровень в области здравоохранения и нехватку кадров в медицинских учреждениях.

Также по теме: Зеркало для Кубы

Короче говоря, они заключили сделку. Бразилия платит долларами Кубе, а Куба направляет 5000 врачей в Бразилию, и правительство Руссефф объявило о начале реализации программы Mais Médicos (Больше докторов) для того, чтобы заполнить штаты медицинских учреждений. Все это, вероятно, будет выгодно для участников соглашения, однако Национальная федерация врачей в Бразилии (Fenam) выступила против этого решения, и ее представители считают, что кубинцев будут использовать как рабскую силу. Правительство Бразилии платит Кубе около 4000 долларов в месяц за каждого доктора, однако только десятая часть этой суммы выплачивается самим врачам. Председатель организации Fenam публично заявил о том, что подобная схема больше похожа на «крупнейший обман в области трудовых отношений на нашей памяти». Поскольку кубинские медики направляются в отдаленные и опасные регионы, которые их бразильские коллеги предпочитают избегать любой ценой, не может быть сомнений в том, что уровень их доходов значительно ниже их бразильских коллег. Поскольку профессия врача является привилегированной на Кубе, то можно предположить, что кубинцы в целом имеют значительно более низкий уровень жизни, чем бразильцы с точки зрения ППС. Но и уровень в 300 долларов годового дохода при переводе по действующему обменному курсу, и данные ЦРУ относительно дохода в 10000, сделанные на основе ППС, следует отвергнуть. Корректные данные с точки зрения ППС, вероятно, будут находиться где-то в районе между 2500 и 5000 долларов на душу населения, что составляет от четверти до половины от средних показателей стран Латинской Америки. Поскольку Куба была самой богатой страной в тропической Латинской Америке в 1950-е годы, то вердикт неизбежен. Захват коммунистами власти был и остается экономической катастрофой. Два поколения были обмануты обещаниями относительно улучшения материального положения и того уровня, который бы они имели в том случае, если бы на них не сказывались последствия непосредственной вовлеченности в холодную войну. На самом деле некоторые довольно банальные свидетельства говорят о том, что Куба откатилась назад.

Куба отменяет ограничения на продажу новых автомобилей частным лицам. Архивное фото


Две наиболее популярные темы туристических открыток на Кубе — это классические американские автомобили 1950-х годов, которые все еще ездят по дорогам острова, а также лучшие образцы колониальной архитектуры. Популярность именно этих открыток многое говорит о местных шаблонах экономического развития. Давайте сначала посмотрим на большое количество американских автомобилей предреволюционного периода и сравним их с количеством машин более позднего происхождения. Очевидно, что возраст имеющихся на острове автомобилей свидетельствует о времени их приобретения, а также о желании их владельцев постоянно их ремонтировать, а не приобретать новые. В 1950-е годы столь многие кубинцы имели возможность приобрести иностранный автомобиль, что они оказались наиболее распространенным среди населения товаром длительного пользования, и это соответствует представлениям о том, что уровень жизни на Кубе был значительно выше, чем в других латиноамериканских странах. В действительности находящиеся в частном владении автомобили были настолько распространенными, что режим Кастро не осмелился экспроприировать и перераспределить их. Они продолжали принадлежать частным лицам, хотя предприятия и земля были конфискованы государством.

За многими из этих автомобилей их владельцы бережно ухаживают, и их двигатели, произведенные 50 или 60 лет назад, находятся в рабочем состоянии. Огромные и неэкономичные автомобили сегодня, вероятно, вызывают неодобрительные взгляды у имеющих правильное отношение к защите окружающей среды жителей Нью-Йорка, Чикаго или Лос-Анджелеса, однако они продолжают оставаться одной из главных туристических достопримечательностей Гаваны. Замечательный парадокс: то, что было хорошо для компании General Motors в 1950-е годы, теперь, в 21-ом веке, хорошо для коммунистической Кубы и ее туристической индустрии.

Читайте также: Кубинские военные готовятся к переходному периоду

К сожалению, в 1980-х годах уже почти никто из кубинцев не располагал долларами для покупки иностранного автомобиля. Доказательство прямое — на дорогах почти не видно автомобилей того периода. Конечно, в так называемый специальный период приобретение иностранных автомобилей, судя по всему, было полностью прекращено. Очевидный первый вывод состоит в том, что способность кубинцев приобретать автомобили в 1990-е годы была значительно ниже, чем за 30 лет до этого. Естественно, некоторые более новые автомобили можно увидеть в Гаване, хотя они продолжают оставаться достаточно большой редкостью в сельской местности. (Впервые за 20 лет мне удалось увидеть собранный в Дагенеме (Dagenham) автомобиль Ford Sephyr, и это произошло недалеко от красивого туристического города Тринидад, автомобиль был изрядно потрепан, но на ходу.)

По данным январского номера журнала Economist, правительство Кубы объявило о том, что теперь не надо будет получать специальное разрешение на покупку новейших импортных автомобилей. Вполне в стиле потемкинских деревень это решение было представлено как меря по дерегуляции экономики. Однако уловка состоит в том, что машины можно теперь приобрести только у государственных поставщиков и по фантастическим ценам. Стандартный седан марки Peugeot, который в Европе продается примерно за 30 000 долларов, будет стоить на Кубе 250 000 долларов, что выглядит совершенно абсурдно в государстве, где средний годовой доход граждан составляет 300 долларов. Еще один справедливый вывод состоит в том, что способность кубинцев приобретать автомобили должна быть ниже — существенно ниже, — в 2010-х годах, чем в 1950-х годах.

Гавана


Энтузиазм по отношению к колониальным строениям также многое говорит об экономических тенденциях острова. Гавана, а также другие главные города страны, на самом деле, имеют современную структуру. Многоквартирные жилые дома были построены в 1960-е и в 1980-е годы, то есть до ухудшения экономической ситуации, и в целом на острове в них живут сотни тысяч людей. Однако население Кубы сократилось в результате эмиграции примерно миллиона жителей, а также казни государством 20 000 человек. Поэтому в некоторых городах население теперь меньше, чем 50 лет назад.

В результате многоквартирные дома, расположенные на большом расстоянии от крупных городских агломераций, часто пустуют, становятся уязвимыми для внешнего воздействия и приходят в упадок. Будучи грубыми по своему дизайну и дешевыми, они в своем запущенном состоянии выглядят ужасно и вульгарно. Те здания, которые имеет смысл сохранять, являются более старыми — обычно они расположены в центре городов и относятся к колониальному периоду. Именно они, а не произведения современной коммунистической архитектуры, с успехом размещаются на открытках.

В Гаване некоторые районы города находятся в ужасном состоянии. В путеводителях все еще можно встретить указание на обязательное посещение туристами знаменитой набережной Малекон (Malecόn). На расстоянии ее постройки выглядят солидными и величественными, однако из-за воздействия соли Атлантического океана требуется проведение регулярного ремонта зданий и осуществление соответствующего ухода за ними для того, чтобы они достойно выглядели и с близкого расстояния. Большинство из них были украдены у их бывших владельцев более 40 лет назад, и после этого кубинское государство не заботилось о них должным образом. Только небольшая часть построек являются новыми, а обветшание старых происходит так быстро, что значительная их часть уже непригодна для проживания, и они пустуют. И вновь следует сделать вывод: antes mejor (раньше было лучше). Строительный сектор Кубы сегодня производит меньше, чем в период правления Батисты, и при этом качество домов, а также инфраструктуры в этой области в целом, понизилось в сравнении с 1950-ми годами.

Также по теме: Новый кубинский класс

Развал тогда-то ведущей в мире сахарной отрасли, необходимость направлять докторов в страны со средним душевым доходом для увеличения поступления иностранной валюты, особый статус в качестве достопримечательности для туристов автомобилей 60-летней давности, разрушающиеся здания на улицах, когда-то бывшие витриной государства, очевидная неспособность поддерживать эти строения в надлежащем состоянии и сохранять их для будущего, списание почти всех внешних долгов — все это свидетельствует о том, что Куба сегодня производит меньше и является более бедной страной, чем 55 лет назад. Предполагалось, что коммунизм обеспечит кубинцам процветание, единство, справедливость и свободу, но вместо этого он привел к обеднению, апартеиду, разделению и подавлению.

Да, от старых привычек трудно избавиться. В течение большей части 20-го столетия французские интеллектуалы приводили пространные цитаты из Маркса в своих сложных для восприятия, но, как считалось тогда, эпохальных трудах и сокрушались по поводу противоречий капитализма. Действительно в Лондоне были книжные магазины, целиком посвященные литературе подобного сорта, хотя они, как и Куба, целиком полагались на советские субсидии, когда речь шла об оплате счетов. Но как следует относиться к ставшей бестселлером книге, в которой в очередной раз приводятся цитаты из работ Маркса и высказываются сожаления по поводу противоречий капитализма, как будто никогда не существовало самых очевидных уроков 20-го столетия? Еще более удивительным представляется вот какой вопрос — а что можно подумать о названии книги «Капитал в 21-ом столетии» (Capital in the Twenty-First Century), которое, судя по всему, призвано убедить читателей в том, что сама книга является прогрессивной и даже авангардной?

Томас Пикетти утверждает, что рыночная экономика, основанная на частной собственности, подвержена воздействию «мощной дестабилизирующей силы», и в результате «долговременная динамика распределения богатства» представляется «потенциально ужасающей». (Он считает, что богатые люди, когда их инвестиции приносят приличный доход, становятся богаче. Вот это настоящий сюрприз!)

Возможно, ему следовало бы написать другую книгу о долгосрочной динамике распределения богатства в условиях плановой экономики, и таким образом попытаться определить, подвержен ли коммунизм подобного рода «противоречиям». В одном отношении написание подобной книги будет намного легче, чем подготовка 655-страничного тома упомянутого автора в издательстве Harvard University Press. Для этого нужно будет проанализировать данные и свидетельства всего из двух стран — Кубы и Северной Кореи, — поскольку Советский Союз и СЭВ перестали существовать 20 лет назад. И тогда, так же, как и люди, вынужденные в течение десятилетий жить в этих несчастных странах, он, вероятно, сделает вывод о том, что и полученные им на этот раз данные и свидетельства являются «потенциально ужасающими».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.