Все больше уходит в прошлое память о 6 июня 1944 года, ставшем главной вехой в победе союзных армий над нацизмом. Все меньше остается в живых участников высадки на побережье Нормандии, которые могут рассказать о тех событиях.

«Все умерли», — говорит Жоанна Лазо. «Никого не осталось», — подтверждает ее муж Вальтер Хелайн, имея в виду своих товарищей, вместе с которыми в июне 1944 года он высадился на Омаха-бич (Omaha Beach), где погибли или были ранены 2,4 тысячи американских солдат.

Хелайн был связистом в 26-й пехотной дивизии армии США. Он прибыл в Нормандию в составе второй волны в ходе крупнейшей в истории высадки морского десанта. Сегодня исполняется 70 лет со дня «Д», и президент Барак Обама будет отмечать в Нормандии эту годовщину вместе с главами других союзных государств, которые сокрушили гитлеровскую Германию.

«Всего осталось в живых около миллиона из более 15 миллионов ветеранов Второй мировой войны, — утверждает Тим Холберт, глава Центра американских ветеранов. — По моей оценке, в пропорциональном отношении приблизительно столько же осталось и тех, кто участвовал в операции в Нормандии». Это означает, что из 73 тысяч участвовавших в высадке американцев в живых к настоящему времени осталось около 5 тысяч. Если учесть оставшихся в живых ветеранов всех союзных стран, то цифра станет вдвое больше.

В своем скромном доме, расположенном в пригороде Балтимора (Мэриленд), Хелайн несколько дней тому назад делился воспоминаниями о высадке в Нормандии. В этом ему помогала его 84-летняя жена. Десятки раз она слышала его воспоминания, но адресованы они были не ей (он редко ей рассказывал про войну), а журналистам, историкам или молодым людям, которых интересовала эта тема.

Скоро уже не останется свидетелей тех событий. О Второй мировой войне и ее самом знаменательном эпизоде можно будет узнать только из книг.

«Из 16,1 миллиона американцев, находившихся в составе действующей армии во время войны, в живых осталось лишь около миллиона, и уход из жизни тех, кто еще может поделиться воспоминаниями о войне, означает, что вместе с ними уйдут и достоверность, эмоциональная нагрузка, которые несли в себе те события», — говорит Рик Аткинсон (Rick Atkinson), автор трилогии об освобождении, повествующей о последних годах Второй мировой войны. «Можно предположить, что в предстоящие десятилетия эмоциональный интерес к войне будет ослабевать, идти на убыль: в определенной степени они исчезнут из общественного сознания, чтобы потом пробудить еще больший интерес», — считает он.

Аткинсон пишет письмо, находясь на борту корабля, идущего из Лиссабона в Нормандию. Он указывает, что об операции по высадке сил союзных стран (США, Великобритания, Канада и другие) под кодовым названием «Оверлорд», в результате которой была освобождена Франция, практически все известно.

Вальтеру Хелайну было 19 лет, когда его призвали в армию. Он никогда не участвовал в боевых действиях, пока не оказался на Омаха-бич. Нормандия, прежде всего, ассоциируется у него с самолетами. Когда он высадился на берегу и увидел в небе союзную авиацию, то почувствовал себя в безопасности. «Мы установили контроль над воздушным пространством. Думаю, поэтому нам повезло», — говорит он.

Хелайн считает, что, в отличие от Второй мировой войны, в Ираке и Афганистане американские солдаты не знали, что воюют. Ветеран приветствует действия Барака Обамы, который вывел войска из Ирака в 2011 году и распорядился подготовить вывод американского контингента из Афганистана к 2016 году. Весьма нелицеприятно Хелайн отзывается о Дике Чейни, вице-президенте времен Джорджа Буша-младшего, одного из идеологов вторжения в Ирак.

«Нам не надо было ввязываться в эти войны. Это войны Буша. Я не считаю его президентом. Тысячи людей вернулись с этих войн без ног», — говорит Хелайн.

«Тогда знали, что делают. Теперь — нет. Сейчас ты даже толком не знаешь, с кем воюешь», — продолжает ветеран.

С тех пор Вальтер Хелайн никогда больше не был в Нормандии, даже в те годы, что жил в Европе. «Я подумал, что мне было достаточно», — говорит он в завершение беседы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.