За прошедшие с тех пор 25 лет выросло уже целое поколение китайцев, которое толком не знает о подробностях кровопролития на площади Тяньаньмэнь в Пекине. Даже в канун печального юбилея тех событий Коммунистическая партия подавляет любые высказывания на эту тему.  Вместо этого семьи жертв подвергаются преследованиям.

Спустя четверть века после кровавого подавления китайского демократического движения армией Чжоу Дуо (Zhou Duo) по-прежнему надеется на лучшее. Он все еще надеется на то, что это движение будет реабилитировано, а люди узнают всю правду о тех событиях. А еще он надеется, что демократия в Китае в конечном итоге все же одержит победу. «Участие армии (в подавлении студенческих протестов) было большой ошибкой, – говорит Чжоу Дуо во время нашей встречи в одном из пригородов Пекина. – Проблема состоит также в том, что большие ошибки лишь с большим трудом поддаются исправлению».

В ночь на 4 июня 1989 года, когда Китайская народно-освободительная армия вышла против собственного народа – студентов и жителей Пекина - жизнь Чжоу Дуо круто изменилась. Он был одним из главных действующих лиц тех событий. Именно ему и трем другим участникам демонстрации принадлежит заслуга в том, что в ту ночь в Пекине не пролилось еще больше крови. Партия наказала его за это: Чжоу Дуо было запрещено в течение 25 лет заниматься журналистикой, и полиция строго следит за тем, чтобы он не нарушал этот запрет. В частности, он неоднократно подвергался домашним арестам.

Против коррупции и за политические реформы


43-летний в то время социолог и известный реформатор был среди граждан, активно поддерживавших протестное движение. Он симпатизировал требованиям студентов, выступавших против коррупции и за политические реформы. Однако в то же время он с опаской наблюдал за растущим напряжением и противоречиями, возникшими после изменения военного права в Пекине. Ему очень быстро стало понятно, что радикальные требования студентов вызовут давление на реформистские силы в Коммунистической партии, в том числе на председателя партии Чжао Цзыяна (Zhao Ziyang).

Чжоу Дуо относился к так называемой группе С: так называли представителей интеллигенции, в начале июня 1989 года выступивших в поддержку студентов и начавших голодовку. Эта идея принадлежала Лю Сяобо (Liu Xiaobo), награжденному позднее Нобелевской премией мира. Кроме Чжоу Дуо в этой группе состояли тайваньский поп-исполнитель Хоу Деджан (Hou Dejian) и журналист Гао Син (Gao Xin). Чжоу говорит, что позволил уговорить себя участвовать в акции, потому что надеялся несколько успокоить Лю Сяобо, известного своим вспыльчивым характером, а также студентов, отказывавшихся идти на компромисс с властями и не хотевших покидать площадь Тяньаньмэнь.

«Не стреляйте! Мы хотим переговоров!»


«Четверо честных» опубликовали манифест демократизации и начали 2 июня голодовку в палатке на Площади небесного спокойствия в центре Пекина. Вокруг них собрались около трех тысяч студентов, некоторые из них начали голодовку еще раньше, чтобы сподвигнуть партийное руководство к реформам. «Атмосфера 3 июня была накаленной», – вспоминает Чжоу. По его словам, двое его друзей, служивших в армии, навестили его на площади и сообщили, что планируется крупная военная операция против участников их акции.

«Один из них фотографировал меня со слезами на глазах и думал, наверное, что больше никогда не увидит меня», – говорит Чжоу. Таким образом, он знал о предстоящей армейской операции. Он призвал студентов покинуть площадь, но в ответ услышал отказ и даже обвинения в предательстве.

«В одиннадцать часов вечера мы услышали выстрелы с западной стороны площади. Потом прибежал какой-то студент и сообщил нам, что на площади появились солдаты и принялись, как сумасшедшие, стрелять по прохожим. Он стал умолять меня спасти студентов, собравшихся на площади». Четверо участников голодовки попробовали стать посредниками между студентами и солдатами. «Это был самый трудный момент в моей жизни, – говорит Чжоу Дуо сегодня. – Мы пошли навстречу солдатам и кричали им: "Не стреляйте! Мы хотим переговоров!"»

«Контрреволюционное восстание» подавлено

Чжоу Дуо и Хоу Деджан попросили обеспечить проход студентам, находившимся на площади. Один из офицеров согласился, однако, при условии, что они немедленно покинут площадь. В ходе голосования большинство демонстрантов высказались за то, чтобы покинуть Тяньаньмэнь, и они пошли.

Части Народно-освободительной армии вошли в Пекин с западной стороны. Еще на пути к площади Тяньаньмэнь разъяренные жители города бросали в солдат камни. Толпа поджигала припаркованные автомобили и автобусы. Солдаты, в свою очередь, принялись стрелять по людям боевыми патронами. Около четырех часов утра армейские части достигли Площади небесного спокойствия и снесли танками возведенную студентами «Богиню демократии», а также их палаточный лагерь, разбитый на площади.

В ту ночь погибли многие студенты и другие горожане, присоединившиеся к демонстрантам. Были жертвы и среди солдат. Через несколько дней новый руководитель КПК (Коммунистической партии Китая) Дэн Сяопин заявил о подавлении в Пекине «контрреволюционного восстания». По его словам, немногочисленные заговорщики пытались превратить Китай в буржуазную республику, которая стала бы зависимой от Запада. Он поздравил армию с успешной операцией против демонстрантов.

Многие из студентов были арестованы в ту ночь еще по пути с площади Тяньаньмэнь, другие попали за решетку несколько позже. Руководители студенческого движения сумели скрыться. Кое-кто из них смог даже бежать за границу.  Чжоу Дуо был арестован через несколько недель, однако, спустя несколько месяцев, без предъявления обвинения отпущен на свободу. Можно сказать, что ему очень повезло. По данным американской неправительственной организации по помощи узникам Dui Hua, по всей стране было арестовано в общей сложности около 15 тысяч человек. Несколько сотен из них были приговорены к смертной казни.

Китайское правительство до сих пор не опубликовало данные об убитых, раненых, казненных и приговоренных к другим наказаниям. Правозащитные организации смогли подсчитать их примерное количество лишь на основании показаний свидетелей тех событий. В Пекине, возможно, погибли несколько сотен человек. Большинство из них простились с жизнью не на самой площади Тяньаньмэнь, а в ходе армейской операции в центре Пекина. Поэтому вошедшее в обиход выражение «кровопролитие на Тяньаньмэнь» на самом деле не совсем соответствует действительности.

Семьи жертв не были удостоены ответа

«Никто из нас не видел, как расстреливали демонстрантов на Площади небесного спокойствия», – говорит Чжоу Дуо. По его словам, партия однажды должна рассказать правду. Но КПК на протяжении вот уже 25 лет упорно отказывается не только рассекретить информацию о кровопролитии, но даже сделать переоценку тех событий. Партия распорядилась просто забыть о них. Выросло уже целое поколение граждан страны, ничего не знающее о тех событиях. Интернет-сайты с соответствующей информацией в Китае остаются заблокированными.

Однако несмотря на такое противодействие, в Китае действует группа смелых «матерей Тяньаньмэнь». Это группа родственников жертв того кровопролития, стремящихся не дать согражданам забыть о том ужасе. Группа регулярно публикует открытые письма в адрес руководства КПК и призывает его дать официальные разъяснения по поводу событий на Тяньаньмэнь. Но родственники жертв так ни разу и не получили ответа на свои призывы – вместо этого их преследуют. Как, например, 76-летнюю Чжан Сянлинь (Zhang Xianling) из Пекина. Ее сына по имени Ванг Нан, которому тогда было 19 лет, убили 4 июня, когда он пытался сфотографировать солдат, участвовавших в той операции.

«Я – простая пожилая женщина, а не противница партии»


На протяжении уже многих лет эта решительная женщина находится под наблюдением органов государственной безопасности. Ее телефон постоянно прослушивают, а в политически «непростые» времена – такие, как сейчас – контролируют также положение в квартале, в котором она живет. Вот и сейчас, накануне 25-летнего юбилея тех печальных событий, перед ее домом стоит полицейский автомобиль с тремя людьми в униформе. А у двери подъезда стоит человек в штатском, не пускающий внутрь никого, кроме жильцов.

Но госпоже Чжан не нужно много времени, чтобы выразить свои мысли вслух. За несколько секунд, которые она находилась у подъезда, она прокричала: «Моего сына убили 4 июня 1989 года. Я требую у партии разъяснений. Я простая пожилая женщина, а не противница Коммунистической партии. Почему меня постоянно преследуют?!»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.