Несмотря на впечатляющие победы, вермахту не удалось в запланированный гитлеровскими генералами десятинедельный срок сломить сопротивление Красной армии и покорить СССР. Наступила холодная осень, а до советской столицы было еще далеко. С опозданием немецкие бронетанковые части торопятся развернуть свое последнее, как они думают, наступление, чтобы взять Москву.

Группа армий «Центр» ненадолго задержалась в начале августа после победы в боях под Смоленском, ожидая, что следующая за ней пехота уничтожит очаги сопротивления и продолжит продвижение вслед за танковыми частями.

Тогда Гитлер принимает решение перенаправить бездействующие бронетанковые части группы армий «Центр» для поддержки наступления на Ленинград на севере и нанесения ударов по Киеву на юге. В конце сентября немецкие войска окружили, но так и не смогли взять Ленинград, зато под Киевом разрозненные советские части попали в окружение, и город был оккупирован.

Среди командования немецкой армии бытовало мнение, что, несмотря на сложности со снабжением, война была практически выиграна. Взятие Москвы должно было сломить желание продолжать сопротивление у советского народа и Красной армии, понесших огромные потери в живой силе и технике.

Операция «Тайфун»

Суровый климат, недостаточное тыловое обеспечение, усталость войск и неожиданное сопротивление Красной армии сорвали планы немцев.

2 октября, после того, как бронетанковые части были вновь введены в состав группы армий «Центр», начинается операция «Тайфун». Немецкие войска вновь способны нанести поражение частям Красной армии, понесшим серьезные потери после неудачных первых месяцев войны.

Наступление, проходившее в суровых климатических условиях, а также на бездорожье, образовавшемся после первых снегопадов, тем не менее, напоминает успешное летнее наступление. Ударные бронетанковые части прорывают фронт, советские войска часто попадают в окружение. Вот они уже прошли Бородино, которое считается воротами Москвы.

Подкреплению, в срочном порядке присланному из Сибири и других частей Советского Союза, не удается остановить наступление. 1 декабря 1941 года немцы уже находятся на подступах к советской столице. Немецкая мотострелковая часть скрытно перешла рубеж обороны советских войск и из Химок наблюдает за башнями Кремля... Казалось бы, до победы рукой подать.

Крах

Противотанковые укрепления под Москвой


Но вермахту не хватило сил. К трудностям с тыловым обеспечением добавилась усталость войск, в которых не производилась замена военнослужащих после шести месяцев непрерывных боев и марш-бросков.

Проведению операций препятствуют и климатические условия, которые с каждым днем становятся все более суровыми. Все это ведет к нарушению координации между командующими группы армий «Центр», столкнувшихся, ко всему прочему, с упорным сопротивлением противника, который продолжает сражаться, несмотря на целую череду поражений. В силу этого немецкие генералы вынуждены признать, что их войска не в состоянии достичь той цели, которая могла бы означать завершение войны. Москва устояла, а СССР продолжает сражаться. Впереди суровая зима и контрнаступление Красной армии.

И все же срыв плана «Барбаросса» является не столько советской заслугой, сколько следствием целого ряда ошибок, допущенных верховным немецким командованием в ходе проведения военной кампании. Осуществление плана «Барбаросса» началось без четко поставленной цели, а педантично проработанные планы экономического и национального порабощения народов СССР осуществлялись на фоне часто меняющихся планов проведения военных операций.

Направления главных ударов менялись по прихоти фюрера. Кроме того, не были проведены необходимые мероприятия по тыловому обеспечению вторжения на столь обширную территорию и проведению длительной кампании...

Миф о непобедимости германской армии вызвал у ее командования излишнюю уверенность в себе, которая вместе с убежденностью в расовом превосходстве над врагом, заменила собой логику военного планирования.

Достаточно «сильно хлопнуть дверью, чтобы рухнуло все прогнившее здание». Тем не менее, несмотря на длинную череду побед, именно с этого момента немецкая армия столкнулась именно с тем, чего любой ценой стремилась избежать — с долгой войной на износ.

Подкрепление из Сибири и оборона советской столицы


Решение Сталина остаться в Москве определило советские планы. Столицу не сдали, как когда-то наполеоновским войскам. Тысячи москвичей участвовали в создании оборонительных сооружений вокруг своего города, которые, в конце концов, не потребовались вследствие провала немецкого наступления. С другой стороны, вклад сибирских частей в оборону столицы несколько преувеличен. Хотя они и оказали определенное влияние на исход ряда сражений, тем не менее, это вовсе не были отборные части, какими их зачастую представляют. Да и численность их была не столь большой, чтобы стать решающим фактором в победе советских войск.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.