- Накануне российские СМИ со ссылкой на свои и иранские источники сообщили о якобы имеющей место сделке между Москвой и Тегераном на сумму в 20 млрд долларов. Россия обязуется закупать иранскую нефть, а Иран - российские товары. Что данная сделка может дать обеим сторонам?
- Хотел бы заметить, что к подготовке этого контракта стороны приступили еще в декабре минувшего года. Его суть заключается в том, что оплата приобретенной нефти, продаваемой нам по цене на несколько процентов ниже рыночной, будет осуществляться не деньгами, а российской продукцией самой широкой номенклатуры – от сельскохозяйственной до продукции машиностроения и российского участия в иранских промышленных проектах. Иран получает гарантированный сбыт своей нефти, а наша промышленность – выход на иранский рынок. Как видите, контракт взаимовыгоден и не затрагивает интересы других стран.

- Как Вы считаете, какова будет реакция западного мира, в частности, Вашингтона, на подобное сближение Москвы и Тегерана?
- Реакция эта уже известна и была озвучена заместителем госсекретаря Уэнди Шерман еще в начале нынешнего года: «Мы совершенно ясно говорим, что любые действия вроде такого соглашения между Россией и Ираном могут повлечь за собой санкции и создадут огромный риск, который существенно затруднит, если вообще не сорвет, достижение комплексного соглашения». Попутно Вашингтон обвинил Россию в нарушении санкционного режима в отношении Ирана, что является откровенной глупостью, что и было сказано в ответном заявлении нашего МИД.

- Отразится ли реализация данного соглашения на странах региона?
- Подчеркну – данный контракт не затрагивает интересы третьих стран, а является продолжением курса на укрепление наших партнерских отношений с Тегераном и расширение торгово-экономического сотрудничества. Показатель товарооборота между Россией и Ираном в объеме чуть больше $2,5 млрд – это позор, это совершенно недопустимая ситуация, которая вредна для экономик двух стран. Что же касается общности взглядов наших стран, которую мы демонстрировали по целому ряду проблем, от сирийского вопроса до иностранного присутствия в Афганистане, то она существовала и до подписания контракта.

- А если конкретизировать вопрос. Это как-то скажется на Армении?
- Хотел бы заметить, что Армения продекларировала свое стремление стать членом Таможенного союза, активно принимает участие в деятельности ОДКБ и других интеграционных проектах. Замечу еще одно. Азербайджан сегодня – субрегиональная держава, на которой во многом держатся стабильность и мир на Южном Кавказе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.