Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган, Башар Асад, Николас Мадуро и Роберт Мугабе говорят о широчайшем международном заговоре. По их мнению, протестующие на улицах Киева, Стамбула, Алеппо, Каракаса и Хараре — на самом деле продавшиеся иностранцам наемники. Или же это просто полностью подпавшие под внешнее влияние идиоты. Но под чье влияние? Все автократы старательно объясняют нам, что этот коварный сговор планетарных масштабов — работа западных демократий.

Но это еще не все. Лидеры России, Турции, Зимбабве и их прихлебатели, понятное дело, убеждены в существование разного рода тайных планов по дестабилизации или даже свержению их власти. Любопытный факт: эти политики не меньше (если не больше) боятся международных организаций, которые работают совершенно открыто и в атмосфере полной прозрачности. Они ненавидят эти филантропические ассоциации демократических активистов, которые стремятся бороться с нарушениями прав человека и выступают наблюдателями на выборах для предотвращения нарушений.

Все правительства, которые подрывают демократию, отправляют за решетку оппозиционеров, преследуют журналистов и фальсифицируют результаты выборов, твердо убеждены, что благородные цели этих организаций — на самом деле лицемерная маска для их подлинной дестабилизационной миссии. Поэтому они запрещают их или же постоянно ставят им палки в колеса.

Прежде чем продолжить, хочу уточнить, что я сам заседаю в управляющих советах двух из них, Национального фонда демократии и Института «Открытое общество». Кроме того, считаю нужным подчеркнуть, что не получаю за это никаких денег. Оба этих фонда финансируют организации со всего (ну, почти что всего) мира, которые сражаются за демократию и права человека.

Они неизбежно становятся объектами нападок и жалоб со стороны авторитарных правительства и симпатизирующих тем сил. Само собой разумеется, две этих организации вместе со мной не получают никаких указаний от того или иного государства и не стоят у него на службе. Хотя я не сомневаюсь, что любители теорий заговора никогда мне не поверят.

Я рассказываю вам обо всем этом, потому что работа в этих организациях позволила мне стать очевидцем тех усилий, которые прилагают некоторые государства для того, чтобы заставить замолчать, подавить или нейтрализовать тех, кто пытается способствовать развитию демократии в странах, где ее остро не хватает. В ход идут самые разные средства, но самым эффективным из них является контроль тоталитарных правительств над законодательной и судебной властями. Так, нам регулярно приходится сталкиваться с законами, которые сильно осложняют или вообще запрещают финансирование НКО иностранными институтами.

По подсчетам Дарена Кристенсена (Darrin Christensen) и Джереми Вайнштейна (Jeremy Weinstein), 12 стран запрещают, а еще 39 ограничивают иностранное финансирование некоммерческих организаций. По иронии судьбы, во многих из государств, которые ввели ограничения для субсидирования продемократических групп, правительства получают средства от олигархов, криминальных картелей и прочих постыдных источников. Более того, разница между этими суммами просто огромна: годовой бюджет многих НКО примерно равен расходам олигарха или картеля на вечеринку для своего политического протеже. И в отличие от деятельности международных организаций, чью прозрачность легко может проверить сама общественность, финансирование проправительственных политиков в таких странах как Россия, Турция и Венесуэла все весьма и весьма туманно.

Когда же закон остается в стороне, в дело вступают судьи. Так, египетский суд приговорил 43 сотрудников боровшейся за демократию НКО к тюремным срокам до пяти лет. А в Эквадоре Верховный суд обязал газету El Universo выплатить штраф в 40 миллионов долларов по иску президента Рафаэля Корреа, который посчитал одну из редакционных статей оскорбительной для главы государства [в конечном итого президент Эквадора все же «помиловал» осужденных, прим.ред.].

Еще один метод состоит в том, чтобы запретить наблюдателям из НКО попасть на избирательный участок или какое-то мероприятие и тем самым не дать им проконтролировать проведение выборов, зафиксировать насилие или факт коррупции. И словно этого недостаточно, политики придерживаются исполненной национализма риторики и приравнивают местные организации, которые занимаются наблюдением за выборами или защитой политзаключенных, к агентам иностранных держав. Подобные обвинения давно стали обычным делом в Малайзии, России, Венесуэле и Бангладеш.

Томас Кэротерс (Thomas Carothers) и Саския Брехенмахер (Saskia Brechenmacher) детально проанализировали этот вопрос и пришли к выводу, что направленные против НКО инициативы оказались весьма значительными, и что в этом нет ничего удивительного.

Кроме того, есть в их работе и еще одно немаловажное заключение: несмотря на все усилия авторитарных правительств по нейтрализации организованного гражданского общества, более чем в половине из 100 рассмотренных стран до сих пор можно оказать помощь из-за границы тем, кто сражается за свободу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.