В Донецке четверг начался с очередного освобождения силовиками здания областной администрации и ареста «народного губернатора» Павла Губарева, а закончился митингом у местного управления Службы безопасности Украины с требованием его освободить. Акции сторонников присоединения региона к России могут стать более многочисленными, если частью России станет Крым. 

Утро четверга начиналось в Донецке как в фильме «День сурка». Над зданием областной государственной администрации снова развевался украинский флаг, хотя еще накануне ночью его место занимал российский триколор. Такая же рокировка произошла и за сутки до этого. Счет в противостоянии сторонников и противников объединения Донбасса с Россией стал ничейным — 2:2, именно столько раз здание побывало под контролем каждой из сторон за последние два дня. В полпятого утра в здание администрации вошли около 15 сотрудников Службы безопасности Украины и арестовали «народного губернатора» Павла Губарева, лидера протестующих, а также еще около 70 находившихся в здании людей. Терпение силовиков, похоже, лопнуло после того, как накануне сторонники Губарева устроили настоящее побоище в центре города, напав на участников акции за единую Украину.

С утра милицейское начальство собрало экстренный брифинг для журналистов — случай такой же редкий для Донецка, как и вообще акции протеста, не говоря уже о столкновениях их участников. По словам представителей правоохранительных органов, занявшие здание активисты «Народного ополчения Донбасса» не только разбили аквариум и повредили отделку здания, но и разграбили «красный уголок», в котором хранились ордена и медали известных донецких ветеранов войны. Отчитались о пострадавших при вчерашнем нападении сторонников интеграции с Россией на «майдан»: 10 человек, с обеих сторон, ножевых ранений, слухи о которых будоражили город накануне ночью, нет. Ситуацию с Павлом Губаревым милиция комментировать отказалась, сославшись на то, что делом занимается СБУ. Зато собравшиеся узнали, что донецкий «Беркут» в полном составе прошел переаттестацию и теперь называется, как в России, «отрядом милиции особого назначения».

У здания ОГА тем временем вновь скапливались люди, несмотря на то что все окрестные улицы были перекрыты цепочками сотрудников уголовного розыска в штатском, а вход в вожделенный бастион власти перегородили самосвалами. Непосредственно к зданию пускали только женщин с детьми, пенсионеров и журналистов. Отсеянные таким образом мужчины среднего возраста собрались в свою группу неподалеку. Риторика не поменялась: женщины на площади скандировали «Путин, спаси!» и собирали подписи за присоединение к России (прославившихся в интернете участниц фейковых акций такого рода замечено не было). Оставленные за бортом этого праздника жизни мужики призывали идти к зданию СБУ освобождать «народного губернатора» и грозились «посадить олигархов на кол».

Донецкий протест не блещет масштабами, решительностью и изобретательностью Майдана, но как показал сегодняшний день, уже не нуждается в управлении из Москвы. Арест «связного» — Павла Губарева — привел к еще большему ожесточению людей. К вечеру, когда женщины и старики разошлись, исчез и единственный положительный посыл акции — присоединение к России вслед за Крымом. Мужчины среднего возраста и молодежь отправились к зданию СБУ, где, как им казалось, держат в застенках их лидера, по дороге скандируя «смерть фашистам» и выискивая в толпе «вражеских журналистов».

Все СМИ, кроме российских, по общему мнению этих людей, продолжают безбожно врать и принижать значение донецкого протеста. Неприкрытая, концентрированная ненависть и злоба к окружающему миру на удивление хорошо уживается у активистов «Народного ополчения» с наивностью детей. «Нас много, транспорта не хватит, а давайте захватим троллейбус и поедем в аэропорт вызволять Пашу!» — сказал кто-то в толпе. Действительно, незадолго до этого протестующие остановили троллейбус на перекрестке (водитель сам снял «рога» с проводов и несколько раз прокричал «Россия!») и построили небольшую баррикаду из мешков с мусором, чтобы заблокировать автобус, в котором Губарева предположительно везли в аэропорт. В сторону автобуса полетели бутылки (пока без «коктейля Молотова») и камни — донецкий «антимайдан» явно совершенствуется, хотя и не так быстро, как его киевский антипод. «Дайте мне кувалду, я тут все разнесу!» — «Да тебя ж завтра посадят!» — «Так это завтра будет!»

Власти на эту ситуацию, кажется, смотрят с безразличием. Нового губернатора Сергея Таруту здесь никто пока так и не видел (хотя по слухам, он уже успел побывать в освобожденном здании обладминистрации). Около 10 часов вечера, когда у здания СБУ оставалось около ста человек, к ним, наконец, вышел новый начальник местного отделения спецслужбы Валерий Иванов и поклялся честью офицера, что Павел Губарев уже находится в 40 километрах от Киева и митинговать бесполезно. Закончилось все звонком адвокату, который подтвердил, что Губарева еще днем вывезли из Донецка, и предложением одному из соратников лидера «Народного ополчения» съездить в Киев, чтобы убедиться, что он жив и здоров (не считая сломанного еще во время одного из первых митингов запястья).

Сейчас донецкий протест против новых властей в Киеве выглядит порой смешно, порой страшно, порой похож на карикатуру на киевский Майдан. Но после присоединения Крыма к России, которое здесь уже воспринимают как почти свершившийся факт, он может получить новых сторонников, к тому же Кремль вполне может успеть к этому моменту найти протестующим нового лидера.

Александр, художник и музыкант, с которым я встречался сегодня днем, был вчера на акции сторонников единства Украины, но на Майдан не ездил: «Если начальство узнало бы — уволило сразу, да и за вчерашнее может». Творчество — хобби, а одним из прежних мест работы был Донецкий металлургический комбинат, одно из крупнейших промышленных предприятий города.

«Есть такая поговорка: "стыдно есть хлеб со штыка солдата", но если сюда войдут российские войска, народ против них не пойдет». Действительно, еще каких-то 20 с небольшим лет назад люди здесь уже были свидетелями смены одного государства на другое, и освобождением это считали немногие. А бытовые неудобства — смена паспортов, переоформление недвижимости и прочее, что сейчас уже вовсю обсуждают в Крыму, быстро забылись. Напоследок Александр цитирует Бенджамина Франклина: «Если между свободой и безопасностью народ выбирает безопасность, в конечном итоге он теряет и то, и другое». Сам он несколько лет назад думал уехать жить в Эстонию, но остался в Донецке. Совсем скоро, возможно, он станет гражданином другой страны, хотя ехать для этого ему никуда не придется.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.