Первоначальный культ карго развился на островах в южной части Тихого океана. Впервые он был обнаружен на Фиджи в XIX веке, а его кульминация пришлась на период Второй мировой войны. Антропологи начали описывать новое явление, когда жители островов принялись строить копии причалов, самолетов, взлетных полос и диспетчерских вышек. Их делали из местных материалов: кусков дерева, листьев, травы. Аборигены, будто с ружьями, маршировали с палками на плечах. Западные наблюдатели быстро поняли, что они столкнулись с не лишенным магической составляющей подражанием колонизаторам, которые получали различные блага морским и воздушным путем. Они сами ничего не производили, и если что-то ломалось, высылали технику с островов, чтобы она в работающем виде вернулась к ним на самолетах или кораблях. В представлении коренных жителей островов, белые никогда не занимались ничем полезным, и лишь посвящали себя служению неизвестному, но весьма эффективному культу.  

Островитяне, уверенные в том, что товары (карго) приходят с неба, решили скопировать действия пришельцев. Они предположили, что те разгадали загадку, как завоевать расположение божества при помощи сложных ритуалов. Религия трансформировалась в нескольких локальных вариантах. Одним из ярких всплесков культа карго было обожествление принца Филиппа, который в 1974 посетил острова, одетый в белую морскую форму и шлем с пышным плюмажем. 

У этого поражающего антропологов религиозного движения появляется все больше последователей в том числе и в современной Польше. В нашем регионе присутствие культа карго не наблюдалось до первого десятилетия XXI века. Однако антропологические радары проснулись от вспышки смоленской религии после 10 апреля 2010 года. Ее последователи начали действительно строить копии самолетов, делая это из местного строительного материала, которым в наших широтах выступает бетон. Самый известный объект этого рода появился в городке Калкув Свентокшиского воеводства. 

Однако только организация чемпионата Европы по футболу 2012 года, приписываемая этому событию творческая и преображающая сила и стоящие за этим «аргументы» продемонстрировали истинную динамику развития культа карго на польских землях. Взять хотя бы аргумент защитников инвестиций в спортивные сооружения: «нам нужны стадионы, чтобы на них могли проводиться концерты». Он становится понятен, только если взглянуть на него через призму культа карго. Люди, которые пропагандируют этот культ, видимо, видели вживую или по телевизору музыкальные стадионные представления, которые проходят «на Западе», «в белых метрополиях». Масштабные магические церемонии и связанные с ними блага придут к нам, когда мы построим современный аналог посадочной полосы на Новых Гебридах — стадион из стекла и бетона. 

Пророкам культа не пришло в голову, что стадионы выбирались из-за отсутствия залов, которые бы подходили по размеру для проведения такого рода массовых мероприятий. В конце концов, они знали их силу и стоящую за ней логику только по своим наблюдениям. Так что в Кракове решили построить сразу два стадиона, но эффект оказался похожим на тот, что описывают антропологи. Ни на одном из стадионов не выступала пока ни поп- ни даже вуду-звезда (как 6 июля 2013 года на Национальном стадионе в Варшаве). Ни на одном не проводились матчи чемпионата Европы по футболу. Зато одна из местных команд переехала тренироваться из Кракова в область — в Мысленице, так как после реконструкции оказалось, что она не может позволить себе содержать свой собственный спортивный объект. Вскоре неактуальным станет и аргумент об организации на стадионах концертов рок-звезд, потому что в городе строится два концертных зала. Два одновременно. 

Убойным аргументом в устах последователей культа была убежденность, что футбольное мероприятие позволит нам войти в круг высокоразвитых «вызывающих доверие» стран, современных стабильных демократических держав. Не нужно объяснять, как они ошибались, достаточно взглянуть, как все те же надежды были похоронены в стране, которая была нашим партнером по организации ЧЕ-2012: под аккомпанемент выстрелов, взрывов петард и рвущихся бутылок с зажигательной смесью. Спустя год после чемпионата Украина оказалась на пороге гражданской войны. 

Один из новых всплесков культа карго — это идея устроить в Кракове зимнюю Олимпиаду. Авторы идеи и концепции строительства краковских аналогов самолетов из тростника выдают свои намерения уже в первых словах программы, подготовленной в июне 2013 года. Она снабжена эпиграфом из Ганса Моргентау (Hans Morgenthau): «… мы хотим произвести на другие страны впечатление мощью, которой мы обладаем или верим, что обладаем, или хотим, чтобы другие страны поверили в то, что мы ей обладаем». Это краткое изложение концепции так называемой политики престижа, извлеченной откуда-то со свалки идей. 

Если эта идея и была когда-то свежей, то в эпоху первого секретаря ЦК ПОРП Эдварда Герека (Edward Gierek). Сейчас мир невозможно удивить ни рекордными показателями выплавки стали, ни 140 миллионами, предназначенными на церемонию открытия Игр в Кракове.  

Я подозреваю, что мир действительно снял бы перед нами шляпу, если бы Польша, допустим, обрела энергетическую безопасность, одновременно преодолев зависимость от угля и снизив уровень безработицы. Нереально? Швеция, которая, как Польша зависела от поставок заграничных энергоресурсов, проделала этот номер 40 лет назад.

Массовые спортивные зрелища превратились в новую форму культа, успешно прячущегося за иллюзией современности. Ставкой олимпийской литургии в Кракове должно стать объединение с мистическим телом Первого мира. Однако то, что кажется некоторым сутью евроатлантических ценностей, является на деле малозначимой, зато очень дрогой мишурой.  

Карабины из палок и соломенные самолеты были, по крайней мере, дешевыми.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.