Кремниевой долине грозит участь Детройта. Калифорния приходит в упадок, а Техас поднимает голову. В этом нас пытается убедить журналистка Эрика Гридер (Erica Grieder). Я считаю, что забытый, пришедший в упадок Промышленный пояс является наиболее вероятным преемником экономики инноваций. Когда экономика производства (Детройт) потерпела поражение, ей на смену пришла экономика инноваций (Кремниевая долина). Мы больше не можем отрицать того, что в настоящее время экономика инноваций находится в состоянии упадка. Вот что пишет по этому поводу Лорен Хеплер (Lauren Hepler):

«Процветание Кремниевой долины, подпитываемое технологическими инновациями — в совокупности с неудачными попытками местных правительств, застройщиков и работодателей удовлетворить спрос людей на жилье — делает этот регион привлекательным для талантливых специалистов с менее богатых рынков. Это также находит свое отражение в ежедневных проблемах на перегруженных дорогах, спровоцированных теми сотрудниками компаний, которые добираются на работу из соседних городов».

Выбор за вами. Зарплаты там слишком высокие. Экономике инноваций требуются более дешевые рабочие руки. Вот что пишет по этому поводу Моби (Moby):

«Художники уезжают из Нью-Йорка не только в Лос-Анджелес — они уезжают также в Портланд, Миннеаполис, Майами, Атланту, Филадельфию и многие другие города. И, будучи человеком сторонним, я не знаю, почему они не едут в Ньюарк. Это место находится всего в 15 минутах езды от Манхеттена, и жилье там стоит очень дешево. Мне кажется, что дело здесь в ничем не оправданном клейме позора на Нью-Джерси, которое, к сожалению, мешает людям пересечь Гудзон. Люди с гораздо большей охотой переезжают в худший район Бруклина, сохраняя при этом волшебные буквы «NY» в своем адресе. Именно эта буква Y — противопоставляемая букве J – и мешает им совершить 15-минутную поездку в Ньюарк». 

Ударения расставлены. Так считает Моби. Пример Ньюарка является весьма показательным. Самые амбициозные едут в Нью-Йорк и Сан-Франциско по традиции. По той же причине они избегают Ньюарка. Для них этого города просто нет на карте — и неважно, как именно он называется. Между тем, в некоторых местах таланты людей стоят дешевле.

Корейцы делают машины.

Суда везут контейнеры.

Глобализация.

Детройт в упадке. Кремниевая долина в упадке. Так кто же на подъеме? Питтсбург.

В отвалах шлака скрывается экономика наследия. Все недостатки Промышленного пояса станут ее достоинствами. 

«Другие думают, что мы, возможно, «слишком цепляемся за прошлое», — сказал один участник конференции в Филадельфии, — «ограничивая наше определение якорных институтов», в частности сводя их к образовательным и медицинским учреждениям. На самом деле, хотя университеты и больницы являются воплощением наследия индустриального богатства, которое когда-то было в городах Промышленного пояса, то, как и где они оказывают свои услуги, уже изменилось и продолжает меняться. Том Шоргл (Tom Schorgl) из Community Partnership for the Arts согласен с этим, добавляя, что якорные институты могут также стать «теми расположенными по соседству институтами и группами, которые будут являться опорой этих районов». 

Экономика производства потерпела в США поражение и переместилась в Корею. Но она заложила основы экономики инноваций. В конце концов, инженеры должны были откуда-то появиться. И они вышли из тех якорных институтов, которые выстроила экономика производства. Во-первых, природа благословила некоторые районы углем и водными артериями, которые позволяли им процветать. Богатство освободило рабочий труд, и границы этих районов начали расширяться. И выпускники колледжей были готовы следовать за каждой очередной инновацией.

К счастью, Питтсбург отчаянно цепляется за прошлое. Искусство и якорные институты сегодня привлекают множество людей, благодаря хитросплетениям науки о земле. И снова процветание берет свое начало в географии — так же как и в 1910 году. Как пишет Тим Шули (Tim Schooley),

«Компания Google подписала договор об аренде дополнительных 66 тысяч квадратных футов в Bakery Square 2.0, чтобы разместить сотрудников разросшегося офиса в Питтсбурге. Инженеры и менеджеры по продуктам из этого офиса Google работают над поиском, рекламой и продажей продуктов, которыми пользуются миллионы людей, а также над созданием ключевой инженерной инфраструктуры».

Несомненно, сегодня офисы Google появляются повсюду. Google стал якорным институтом: «Вспомните историю роста компании Google в Питтсбурге, где расположен один из трех инженерных центров в стране».

Google — это мигрант, талант и хорошая приманка. 

«По словам Теда Говарда (Ted Howard), якорные институты по-настоящему укоренились в своих районах, и они очень заинтересованы в окружающих их сообществах. «Якорные институты должны просуществовать приблизительно 100 лет. Они рассчитаны на будущее и начинают приносить дивиденды только со временем», — говорит Говард. Компании могут демонстрировать признаки якорных компаний, но он исключает из этого списка те компании, «которые остаются в том или ином районе, только пока это выгодно инвесторам. Если компании могут приносить больше прибыли в другом месте, они переезжают».

Компания Google обосновалась в Порте трех рек. Если Магомед не идет к горе, тогда гора придет к Магомеду, когда он закончит университет Карнеги-Меллон.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.