Одним из излюбленных изречений Ариэля Шарона было утверждение о том, что еще ни один политик не пожалел об интервью, которого не дал. Это же относилось и к публичным заявлениям, которых Шарон делал мало. Но если уж делал, то… Как тогда на Герцлийском форуме 2004 года.

Биньямин Нетаньяху многому научился у своего политического мэтра-противника. Он говорит мало, а еще меньше интервьюируется. Второй канал ИТВ сообщил недавно, что последнее интервью израильским СМИ наш глава правительства дал за три дня до последних выборов, то есть более года назад. Нетаньяху молчит и за исключением хорошо спланированных и похожих одна на другую, как поражения сборной Израиля по футболу, речей на общественных мероприятиях, премьер не балует общественность откровениями.

Но и Нетаньяху время от времени теряет осторожность. Так случилось на прошлой неделе в Давосе, когда отвечая на вопрос израильского журналиста, глава правительства заявил, что не намерен разрушать ни одного поселения, и не собирается депортировать ни одного еврея даже в рамках соглашения об окончательном урегулировании с палестинцами. Точка.

Подобные категоричные заявления Нетаньяху делал примерно тогда же, когда давал интервью израильским СМИ – чуть более года назад во время предвыборной кампании. Тогда, в отчаянной попытке остановить плавно, но неотступно удаляющиеся в сторону «Еврейского дома» мандаты, Нетаньяху был готов сказать еще и не это.

Но такой пассаж сейчас, в разгар переговоров с палестинцами, вызвал живую реакцию. Причем реакцию, чем-то сильно напоминающую средней силы атомный взрыв. «Спасайся кто может», - подумал Нетаньяху и отправил некого анонимного представителя своей канцелярии, объяснить западному миру, что же имел в виду босс. «В рамках мирного соглашения поселенцы смогут остаться в своих домах, а те, кто окажутся на территории палестинского государства, смогут жить там, будучи палестинскими гражданами», - сказал полномочный представитель.

Европейцы и американцы пожали плечами, Абу-Мазен побледнел, Нафтали Беннет набрал полные легкие воздуха и….дальнейшее всем хорошо известно.

Главным вопросом, на который ответа сегодня нет ни у кого, остается – зачем все это нужно было Биньямину Нетаньяху. Он ничего не выиграл на международной арене, он ничего не приобрел внутри Израиля, его коалиция зашаталась еще сильнее, чем до, а извинение Нафтали Беннета выглядело более как взятое из того детского анекдота «Машенька не дура? Ну извините».

Как часто бывает в таких случаях, судя по всему, речь об ошибке, а не тактике. Нетаньяху сказал на иврите то, чего говорить не собирался, и вряд ли должен был. Но сказав, он попытался извлечь из этой ситуации максимум пользы. И это в данной истории самое главное.

Биньямин Нетаньяху сказал правду. Он действительно не хотел бы входить в еврейскую историю как человек, который выселял из домов десятки тысяч евреев. Но дело не только в этом. По самым скромным подсчетам, в случае достижения соглашения на основании тех параметров, о которых говорят сегодня, на территории палестинского государства окажутся около 90 тысяч поселенцев. В 21 веке насильственно переместить с места на место такую массу людей, мероприятие хлопотное (это был андерстэйтмент тысячелетия) и накладное.

Для сравнения, из Гуш-Катифа были депортированы 9 тысяч человек, и государственной казне это обошлось примерно в 10 миллиардов шекелей.  Перспектива мероприятия более чем сомнительного морального свойства стоимостью в 100 миллиардов, вряд ли радовала главу правительства. И он нашел способ сообщить об этом одновременно и Абу-Мазену, и в не меньшей степени правым в Израиле. «Вы можете не готовить кампэйны и девиз «Еврей не депортирует еврея» вам не понадобится», - дал им понять Нетаньяху. «Я вас и пальцем не трону, просто оставлю на милость палестинской полиции и сил НАТО, думаю, что вы побежите за мной вприпрыжку», -  намекнул он. Эта идея в большей степени угроза в адрес политических противников в самом Израиле, чем реальное предложение Абу-Мазену.


Но обсуждение вокруг будущего еврейских поселенцев свидетельствует еще и об окончательном завершении периода иллюзий. Биньямин Нетаньяху не тянет время, не играет в тактическую игру и не водит за нос американцев. Он всерьез готов подписать соглашение с Абу-Мазеном, в рамках которого Израиль откажется практически полностью от Иудеи и Самарии. Это произойдет лишь в том случае, если палестинский лидер официально признает Израиль еврейским государством, и если будут достигнуты договоренности о гарантиях безопасности, и еще много таких «если». Но это уже вопрос цены. О принципе, как говорил Бернард Шоу, они договорились.

Вряд ли Биньямин Нетаньяху был заинтересован в том, чтобы демонстрировать это так явно и недвусмысленно уже сейчас.  Но это вышло на поверхность со всей очевидностью. Нетаньяху готов подписать соглашение, у него есть «творческие предложения»  по кардинальным вопросам конфликта, и фраза о готовности к болезненным уступкам – не фраза, а реальность. Не исключено, что общаясь с Господом Богом, Нетаньяху молит его лишить палестинцев разума и подтолкнуть к отказу от соглашения с Израилем. Но если Абу-Мазен (или его преемник)  все же выполнит минимум требований Израиля, Нетаньяху согласится на условия, которые еще вчера казались нам безумными.

И все же есть в дискуссии (преждевременной, пока неактуальной и немного дикой) о будущем евреев в палестинском государстве, свое позитивное зерно. Еврейское присутствие в Иудее и Самарии стало свершившимся и необратимым фактом. Более того, оно превратилось в очень серьезный фактор соглашения, если оно когда-либо будет подписано. Еврейская история и цивилизация берут свое начало не в торговом центре «Азриэли», не в кафе на Дизенгофе и даже не в Камерном театре. Их истоки в Шило, Бейт-Эле, Хевроне.

Иными словами, именно в тех местах, которые по всем планам урегулирования должны отойти к палестинцам. Сегодня всем ясно, что согнать автобусы, погрузить в них евреев и вывезти, а дома разрушить, не получится.  А это уже почти победа. Ведь еще Бен-Гурион сказал, что границы проходят там, где живут евреи.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.