Ядерная энергия всегда имела дурную славу. Бомбардировки Хиросимы и Нагасаки 6 и 9 августа 1945 года привели в общей сложности к гибели 224 тысяч человек, не говоря уже о последствиях, которые будут напоминать о себе еще долгие годы. Помимо нагнетаемого в годы холодной войны страха, 26 апреля 1986 года проявилась еще одна опасная сторона ядерной энергии, когда выяснилось, что внушать ужас способно даже ее производство, не нацеленное на изготовление атомной бомбы.

В тот день в результате взрыва на ядерном реакторе в расположенном на Украине Чернобыле произошел выброс в атмосферу большого количества радиоактивного вещества. В отчете ООН 2005 года отмечалось, что эта катастрофа повлекла за собой тяжелые экологические и гуманитарные последствия, затронувшие огромные территории. Когда все свыклись с мыслью о том, что такого рода катастрофы остались в прошлом, землетрясение в Японии в марте 2011 года привело к утечке радиации на АЭС «Фукусима Даичи». Сегодня прогнозируется, что рост риска раковых заболеваний в данном регионе в некоторых случаях может достигать 70%.

Это темная сторона ядерной энергии, однако другая сторона той же медали достаточно светла. По иронии судьбы ядерная энергия играет незаменимую роль в обеспечении человеческого здоровья и комфорта.

Ядерное топливо играет особую роль в производстве электроэнергии, ставшей неотъемлемой частью нашей жизни. В наиболее общем виде принцип работы атомной электростанции можно представить так: тепло, возникающее в результате распада атомов обогащенного урана, нагревает воду и превращает ее в пар, который, поступая в турбины, вращает электрогенераторы. Сегодня АЭС играют важнейшую роль в производстве электроэнергии практически во всех развитых странах мира. По данным Международного агентства по атомной энергии ООН, международной организации, осуществляющей мониторинг и контроль деятельности в области ядерной энергии, в мире насчитывается 443 реактора. При этом если лидерами являются США (104), Франция (58), Япония (54), Россия (32), Индия (20), Китай (18), Канада (18), Великобритания (18) и Германия (17), то еще многие другие страны эксплуатируют 2 и более ядерных реактора. В некоторых странах на атомные станции приходится высокая доля производства электроэнергии: например, во Франции этот показатель равен 74%, в Бельгии — 51%, на Украине — 48%, в Венгрии — 42%, в Болгарии и Чехии — 33%, в Японии — 30%, в Германии — 27%.

Читайте также: Атомная Турция под российским соусом

И если учитывать множество преимуществ ядерной энергии, это не кажется чем-то удивительным. В отличие от угля, нефти, природного газа и других невозобновляемых ископаемых видов топлива, ядерная энергия — это не тот источник энергии, который может иссякнуть в недалеком будущем. Кроме того, ее производство не сопряжено с ведущим к глобальному потеплению выбросом в атмосферу парниковых газов (таких, как монооксид углерода, двуокись углерода, сернистый газ и диоксид азота). Эффективность ядерной энергии очень высока: для электроэнергии, получаемой из одного килограмма урана, потребовалось бы 3000 тонны угля или 2700 кубометров (135 негабаритных топливных баков) нефти. По сравнению с ископаемыми видами топлива, использование ядерной энергии предполагает невысокое количество отходов, поэтому они могут быть безопасно складированы в расположенных под землей хранилищах. Использованное ядерное топливо может быть снова обработано и применено для производства электроэнергии. Также необходимо принимать во внимание стоимость ядерного топлива и, как следствие, стабильность цены. Эксплуатационные расходы при использовании ядерного топлива составляют порядка 30%, угля — 77%, природного газа — 90%. Иными словами, если удвоение цен на топливо существенно отражается на стоимости электроэнергии, вырабатываемой на газовых (66%) или угольных (31%) станциях, в отношении атомных станций этот показатель равен всего 9%.

Планы возведения АЭС появлялись в Турции прямо с 1960-х годов. Последний из них под предлогом излишне высоких расходов был отложен в долгий ящик в 2000 году, в период работы коалиционного правительства во главе с премьер-министром Эджевитом. Тем не менее, описанные выше преимущества, а также существующие в Турции условия благоприятствуют возрастанию значения ядерной энергии для Турции.

Турция — быстро развивающаяся страна и поэтому предполагается, что потребность в энергии в нашей стране в ближайшие годы возрастет в среднем на 6-7%. Рост мировой потребности в энергии составляет 1,5%, поэтому, судя по показателям в Турции, становится очевидно, что это значительный рост. С другой стороны, если взять за основу конец 2010 года, то можно утверждать, что к 2023 году потребность Турции в электроэнергии возрастет более чем на 100%. Однако, даже если Турция будет использовать весь свой гидравлический, ветровой, солнечный, геотермальный, биомассовый потенциал, в 2023 году она сможет удовлетворить только половину этой потребности. В то же время сегодня 43,6% производства электроэнергии в Турции осуществляется за счет станций, работающих на природном газе, 28% — с помощью станций, работающих на угле, и 19% — за счет гидроэлектрических станций. Доля энергии ветра — всего 2,4%. Необходимо упомянуть еще один важный аспект: Турция практически полностью зависима от получаемого извне природного газа.

Очевидно, все эти моменты привели к тому, что в середине 2000-х годов попытки Турции построить АЭС возобновились. Сегодня уже претворяются в жизнь планы по созданию двух отдельных АЭС в Аккую (Мерсин) и Синопе, каждая из которых будет состоять из четырех реакторов. Несмотря на то, что привлекательные стороны использования ядерной энергии очевидны, основной вопрос на текущей стадии состоит в том, кто будет осуществлять строительство и эксплуатацию данных станций. Наряду с дискуссиями о возможных экологических последствиях, наиболее оживленные споры разгораются вокруг вопроса о том, действительно ли благодаря атомным станциям внешняя зависимость Турции в энергетической сфере сократится. Вполне естественное ожидание: АЭС, несмотря на дорогостоящее строительство и «богатый послужной список», снизят внешнюю зависимость Турции в энергетике. Но требуемые технологии или компании, которые были бы способны построить и обеспечить эксплуатацию АЭС, в Турции отсутствуют. Следовательно, создание и эксплуатация АЭС возможны только через заключение контрактов со странами и фирмами, владеющими необходимыми технологиями и возможностями.

Также по теме: Историческая похвала Путина в адрес Турции

С целью строительства и эксплуатации станции в Аккую 2 мая 2010 года Россия и Турция подписали соглашение, которое было ратифицировано в Турции и после опубликования в Resmi Gazete 6 октября 2010 года вступило в силу. Предполагается, что первый энергоблок станции начнет производить электроэнергию в 2019 году. В дальнейшем с интервалами один год в эксплуатацию будут введены остальные блоки.

Как строительство, так и эксплуатацию станции будет осуществлять компания Akkuyu NGS Elektrik Üretim A.Ş., которая специально была создана для этих целей на основе российского капитала и будет функционировать по турецким законам. Таким образом, собственник станции и производимой ею электроэнергии — именно эта компания. Доля России в данной компании не может быть ниже 51%, контроль над проектом осуществляется в России, а именно от ее имени — Государственной корпорацией по атомной энергии Российской Федерации («Росатом»). 70% электроэнергии, произведенной компанией на первых двух реакторах, и 30% электроэнергии, произведенной на двух других реакторах, в течение 15 лет с момента начала производства будет приобретать турецкая компания Türkiye Elektrik Ticaret ve Taahhüt A.Ş. (TETAŞ) по цене 12,35 центов. Остальные объемы произведенной на станции электроэнергии российская компания сможет по текущей цене продавать на рынке электроэнергии. Кроме того, во владение этой компании будет передан земельный участок, предназначенный для строительства АЭС. В течение 60 лет эта компания сможет эксплуатировать данный объект в Турции, и именно эта компания будет ответственна за работу объекта. Генеральным подрядчиком строительства станции является другая российская компания — «Атомстройэкспорт».

Все эти детали, на самом деле, наводят на мысль о том, что данная АЭС вовсе не принадлежит Турции, и в некотором смысле разница между тем, находится ли эта станция в Турции или за ее пределами, отсутствует. Все это создает впечатление, что, наряду с зависимостью от российского природного газа, возникает другая форма зависимости Турции от России в области электроэнергии.

Однако однозначный взгляд на этот вопрос может быть обманчивым. Несомненно, этот проект не будет обладать такими преимуществами, как (если бы это было возможно) создание и эксплуатация станции в Турции какой-либо турецкой компанией. Тем не менее, не стоит забывать, что из этого соглашения Турция извлекает немаловажные выгоды. Во-первых, станция будет построена с помощью российского капитала и технологий, которыми Турция не обладает. Стоимость возведения станции составит около 20 миллиардов долларов, соответствующий ресурс и технологии предоставит Россия. И постепенно порядка 25% от всего производства электроэнергии в Турции будут обеспечены за счет созданных в Турции АЭС. Наряду с вкладом в экономику страны, другим благоприятным моментом является тот факт, что спустя 15 лет после начала эксплуатации АЭС турецкая сторона будет получать 20% чистой прибыли компании.

Читайте также: Белорусская АЭС усилит зависимость Минска от Москвы

Однако еще более важно то, что создание этой и подобных станций в Турции может внести весомый вклад в избавление Турции от внешней зависимости в области ядерных технологий. Строительство АЭС неизбежно создаст атмосферу, способствующую повышению числа образованных, владеющих данными технологиями специалистов в Турции, а также возникновению институтов и компаний, деятельность которых будет связана с атомной энергетикой. Так, сегодня в рамках российско-турецкого сотрудничества в России планируется обучение 600 турецких студентов, более 200 из них уже были в 2011, 2012 и 2013 годах направлены в Россию (МИФИ). Также строительство и эксплуатация станции потребуют привлечения значительного количества турецкого персонала, для которого это будет означать прекрасную возможность для трудоустройства.

К этому можно добавить и другое важное преимущество: наряду с выработкой электроэнергии, станция могла бы быть оснащена оборудованием по обогащению урана, что предполагало бы отсутствие зависимости от импорта ядерного топлива (обогащенного урана) извне. Согласно заключенному с российским правительством контракту, все ядерное топливо будет по долгосрочным соглашениям приобретаться в России или какой-либо другой стране.

С этой точки зрения сведения, появившиеся в связи с заключенным с Японией соглашением, говорят о более благоприятной для Турции ситуации. 3 мая 2013 года между правительством Турции и правительством Японии были подписаны соглашения о сотрудничестве в области использования атомной энергии в мирных целях и развития ядерных энергетических установок и атомной энергетики в Турции. В этой связи между Турцией и Японией в мае 2013 года были начаты переговоры о строительстве и эксплуатации АЭС в Синопе. 29 октября 2013 года переговоры подошли к концу, в результате чего мы можем наблюдать два важных для нас момента. Во-первых, в Турции совместно с японцами будет создан университет ядерных технологий. Во-вторых, согласно заявлению министра энергетики и природных ресурсов Танера Йылдыза, в Турции будет создан завод ядерного топлива. Однако министр подчеркнул, что данный завод — это не установка по обогащению урана, а объект, на котором будет осуществляться размещение поступающего из Японии ядерного топлива в топливные стержни.

Несмотря на то, что Турция еще не имеет возможности самостоятельно производить ядерное топливо, можно утверждать, что благодаря процессу создания и эксплуатации АЭС наша страна начинает предпринимать немаловажные шаги в этом направлении. Особенно значимым продвижением вперед следует считать соглашение, заключенное с Японией и предусматривающее создание в Турции завода, связанного, пусть и не с производством, но с хранением ядерного топлива, что с освоением определенного японского опыта в дальнейшем поможет устранить необходимость в импорте топливных стержней в Турцию для эксплуатации АЭС. В силу того, что производство ядерного топлива (обогащение урана) можно рассматривать как попытку создать атомную бомбу, этот вопрос приобретает деликатный характер, и его решение, возможно, потребует определенного времени для Турции. Создаваемые в Турции АЭС — это не некая форма внешней зависимости, а шаги, предпринимаемые на пути, напротив, постепенного избавления от такой зависимости и прежде всего в области производства электроэнергии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.