На прошлой неделе в парламенте схлестнулись защитники окружающей среды и экономических интересов. В среду утром парламентские партии достигли консенсуса и решили, что с 30 активистами Greenpeace, которых при попытке взобраться на нефтяную платформу арестовали русские, подвергнув суровым условиям заключения в Мурманске и предъявив вначале обвинение в пиратстве (максимальный срок за это пятнадцать лет), а затем в хулиганстве (за это все равно можно получить до семи лет), обращаются излишне строго безо всякой на то необходимости.

Вскоре после этого лидер лейбористов Эд Милибэнд поддел Дэвида Кэмерона во время его выступления в парламенте по вопросу цен на энергоносители и обещаний лейбористов заморозить их в интересах потребителей. Такого рода наступление оказалось относительно успешным, и это объясняют тем шумом, который производят обе стороны парламентской палаты, а также непродуманным контрпредложением Даунинг-стрит 10 ограничить рост цен за счет отказа от экологического налога на топливо. (Что произошло с лозунгом «Становись зеленым, голосуй за синих», с «самым зеленым за всю историю правительством», а также с известной историей про фотографию с норвежским хаски, которой Милибэнд дал памятное, хотя и нелогичное название «Обними хаски»?)

Реальность, конечно же, заключается в том, что оба плана являются непрактичными попытками заручиться голосами избирателей. За последние 20 лет цены на нефть поднялись с 10 до 120 долларов за баррель, а конечные внутренние цены не сможет остановить ни предлагаемое Милибэндом государственное вмешательство в дела рынка, ни сдерживание за счет отказа от «зеленого налога».

Если меня не подводит память, и я верно вспоминаю времена своей работы нефтяным трейдером, когда нефти слишком много, цены на нее начинают снижаться. Но стоит произойти любому перебою с поставками, как реальному, так и вымышленному, и цены вырастают. Как говорили трейдеры, «покупателей больше, чем продавцов». И ни одно правительство не сможет ничего добиться, встав на пути неумолимых рыночных сил.

Читайте также: Ледокол Greenpeace берет старт на Арктику

Если стратегическая цель государства состоит в сохранении низких внутренних цен на энергоресурсы, то добиться этого оно может единственным способом: сделав так, чтобы энергоресурсов на рынке стало больше, чем люди хотят покупать. И вот здесь в уравнении появляется Greenpeace. Эти эксцентричные люди придерживаются мнения о том, что любой источник энергии, если он не возобновляемый, должен стать мишенью для обстрела со стороны активистов — будь то добыча по методу гидроразрыва пласта в Суссексе, атомная энергетика в Сомерсете или поиски нефти в Арктике. Гринписовцы в своих действиях очень похожи на луддитов, но они также очаровательно самообольщаются. А рост цен на энергоресурсы, порождаемый их луддизмом и являющийся довольно откровенной составляющей их политики, напрямую противоречит устремлениям Милибэнда и Кэмерона.

Кампания Гринпис в защиту Арктики от промышленного освоения


Это можно классифицировать как самообольщение и по той простой причине, что сегодня, когда баррель нефти стоит 120 долларов, а лед в Арктике явно отступает, промышленная эксплуатация тех 50 процентов общемировых запасов нефти и газа, что скрываются под толщей воды Северного Ледовитого океана, становится практически целесообразной и рентабельной впервые в истории. Конечно, добывать нефть и газ на этих месторождениях будут, а надежда Greenpeace на то, что эта проблема рассосется сама собой, кажется исключительно жалкой и несбыточной.

Большинство разумно мыслящих людей согласны с тем, что климатические изменения оказывают драматическое воздействие на лед в Арктике. Несмотря на надежды самых пламенных скептиков, не верящих в изменения климата, понятно, что лед тает, причем очень быстро. Но давайте пока отложим в сторону избитые вопросы о климатических изменениях типа: существуют ли они вообще? Цикличны ли они? Сокращается ли время между циклами? Что мы можем со всем этим поделать? Носят ли эти изменения антропогенный характер? Займемся ими в другое время и в другом месте.

Сейчас предельно ясно, что лед отступает, а это создает новые промышленные возможности, и в то же время порождает серьезнейшие экологические проблемы. Поиски и добыча нефти, редкоземельных металлов (в Гренландии их большие запасы, и недавно этот остров объявил о начале добычи урана), промышленное и почти никак не регулируемое рыболовство в огромных масштабах, морские перевозки руды и нефти по маршруту через Северный морской путь, что дает большую экономию во времени по сравнению с традиционными морскими путями через Суэцкий и Панамский каналы, а также приключенческий туризм — вот наиболее быстро развивающиеся сектора в экономике Арктики.

Также по теме: Арктика становится одной из центральных тем большой политики

Предельно ясно, что все эти вещи уже происходят — нравится нам это или нет. И их не остановят никакие протесты Greenpeace.

Поэтому пришло время защитникам окружающей среды с одной стороны, и крупному бизнесу с другой выйти из своих траншей и окопов, и сесть за стол переговоров, дабы договориться о том, как в Арктике и в южной части Атлантики заниматься разумной и устойчивой коммерческой деятельностью с учетом будущих потребностей. Им надо начать разговор о том, как сохранить эту самую чувствительную и незащищенную часть окружающей среды, а также, где найти средства на ее сохранение и развитие. Если эти стороны откроют каналы общения, то нефтяная отрасль с радостью согласится профинансировать дорогостоящую работу по уничтожению крыс в Южной Джорджии ради сохранения редких видов птиц, или по ликвидации катастрофических для экологии последствий ухода Советов с острова Врангеля в Северном Ледовитом океане.

Промышленная эксплуатация Арктики будет развиваться, и в этом нет никаких сомнений. Но как пойдет это процесс — с учетом потребностей незащищенной окружающей среды, тонко и деликатно? Или это будет бешеная золотая лихорадка, приводимая в действие жаждой наживы и порождающая разрушительные последствия для хрупкой экологии этого региона?

Не пора ли обеим сторонам прекратить свое позерство и игру на зрителя? Не пора ли им сесть и совместными усилиями выработать самые жесткие правила и нормы, протоколы и положения по защите Арктики и Антарктики вместе с южной частью Атлантического океана? Сегодня эти стороны находятся на противоположных полюсах. Но неужели нельзя иначе?

Джеймс Грей — член парламента от Северного Уилтшира, председатель конференции Poles Apart, которая пройдет 29 октября в Королевском объединенном институте оборонных исследований в Уайтхолле.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.