В прошлый четверг президент Венесуэлы Николас Мадуро учредил вице-министерство по делам высшего народного счастья. Идея венесуэльского президента осчастливить людей не нова и имеет прецеденты в современной истории. Мысль о всенародном счастье витала в умах многих государственных деятелей.

Например, у африканского диктатора Дада Уме Иди Амина, правившего  Угандой с 1971 по 1979 годы. Он думал, что годы его нахождения у власти были самыми счастливыми  для народа. Правительство Дада Уме Иди Амина «прославилось» грубейшими нарушениями прав человека, политическими репрессиями, этническими чистками, убийствами, коррупцией и полным разложением экономики страны. За годы правления африканского диктатора погибло до 500 тысяч человек.

В Зимбабве до сих пор правит один из самых пожилых действующих диктаторов в мире Роберт Мугабе. Он постоянно говорит о том, что все принимаемые им меры направлены на достижение всенародного счастья зимбабвийцев. Для того чтобы народ Зимбабве был счастлив, он даже  принял закон, запрещающий в стране инфляцию, которая составляла в год  231 000 000 000%. Неделю спустя после введения запрета в стране полностью исчезли продукты питания и товары первой необходимости. Мугабе не нашел ничего лучшего, как упечь за решетку коммерсантов, обвинив их в скупке товаров и  спекуляции.

По мнению известного политолога Луиса Саламанки, создание в Венесуэле новой правительственной  структуры, отвечающей за обеспечение высшего социального счастья народа, направлено на эмоциональную манипуляцию граждан и лишний раз демонстрирует, что правительство способно лишь заниматься «говорильней»,  а не конкретными делами.

Само понятие «высшего народного счастья» расплывчато, а если Мадуро  считает, что такая задача является первоочередной для правительства, то почему бы ему тогда не сделать новую госструктуру в ранге министерства, отметил Саламанка.

«Здесь просматривается языковая манипуляция,  которая ищет эффектные слова, вместо конкретных дел. Это номинализм, начатый Чавесом, а Мадуро его продолжает. В стране ничего не работает, задачи, которые ставит правительство, не выполняются. Очевиден полный провал руководства страны в социальной сфере. Делаются попытки внушить народу, что страна полностью управляема, в то время как она живет в двух измерениях. Одно  - для простых людей, которые гибнут от рук уголовных преступников и вынуждены менять свой образ жизни в условиях всеобщего дефицита. Другое  - для благополучной коррумпированной бюрократии, а  проблемы в стране не решаются», - сказал политолог.

По мнению Саламанки, последние шаги Мадуро говорят о том, что он не стремится преобразовывать государство. Для того чтобы народ был счастлив требуется немногое - правительство должно выполнять то, что записано в конституции.

Жестокие  эксперименты

В мире не существует философской теории о «высшем счастье».  В XIX веке утопические социалисты неоднократно предпринимали попытки создать счастливое общество на Земле.

Одним из первых представителей утопического социализма был француз Шарль Фурье, который верил в то, что возможно сделать людей счастливыми путем создания самодостаточной коммуны (фаланстера), в которой проживало бы чуть более тысячи человек, работающих  вместе для взаимной выгоды. Вся жизнь коммуны должна быть строго регламентированной,  включая любовь и секс. Сам Фурье из-за отсутствия финансовой поддержки так и не смог основать ни одного фаланстера, но некоторым его последователям это удалось. Однако ни одна фаланга не просуществовала дольше 12 лет.

Все эксперименты по созданию счастливого общества заканчивались скандалами, злоупотреблениями власти, насилием, воровством и личным обогащением  руководителей  коммун.

В XX веке такие известные писатели, как Олдус Хаксли и Джордж Оруэлл, написали ряд романов-антиутопий, в которых рассматривалась возможность «насаждения сверху» идеи всенародного счастья. Олдус Хаксли написал известный роман-антиутопию «О дивный новый мир», Джордж Оруэлл получил известность как автор антиутопического культового романа «1984» и повести «Скотный двор».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.