МОСКВА — Для капитана ледокола Arctic Sunrise Питера Уилкокса несколько недель в мурманской тюрьме, проведенные в неизвестности, стали более суровым испытанием, чем подрыв и потопление его судна французскими спецслужбами почти 30 лет назад.

Арестованный в числе 30 активистов за протест против добычи нефти на арктическом шельфе Уилкокс – ветеран Greenpeace. Он был капитаном судна экологов Rainbow Warrior, когда в 1985 году его взорвали агенты французских спецслужб. Один из членов команды, фотограф Фернандо Перейра, погиб.

«Потерять Фернандо Перейра было самым худшим. Но это – еще более суровое испытание», – описал капитан свое заключение в России в ответах на вопросы Рейтер, переданных через адвоката.

60-летний американец стоял у штурвала Arctic Sunrise, когда ледокол захватили российские пограничники у нефтедобывающей платформы «Приразломная» госгиганта Газпром. Активисты подошли к платформе на шлюпках и попытались забраться на нее, чтобы своим протестом привлечь внимание к пагубным последствиям возможного разлива нефти.

«Все, что нам было нужно от нефтяной платформы, - это фотографии», - написал капитан, которому в числе остальных активистов российское следствие сначала предъявило обвинение в пиратстве, грозящее 15 годами тюрьмы.

Президент Владимир Путин сказал, что экологи - не пираты. В среду обвинение переквалифицировали в хулиганство, за которое предусмотрено до 7 лет заключения.

Уилкокс назвал обвинения в пиратстве «абсолютно смехотворными».

«В них нет ни слова правды и фактов».

Организация экологов назвала новые обвинения такими же абсурдными, как и предыдущие.

 

НЕИЗВЕСТНОСТЬ

 

Отец двух дочерей Уилкокс уже провел в мурманской тюрьме больше месяца. Суд отказался отпустить активистов под залог.

В ответ на вопрос, как он себя чувствует в тюрьме, капитан написал: «Уныло. Неуверенно».

Особо трудными выдались два дня в полной изоляции.

«Условия жесткие: 23 часа плюс целый день в маленькой камере, не зная, что меня ждет, никаких контактов с кем бы то ни было», - написал он синей шариковой ручкой, подчеркнув слово «плюс».

По словам Уилкокса, сейчас он делит камеру с еще одним человеком, «который много курит». «Он настроен дружелюбно».

Первую акцию на «Приразломной» активисты Greenpeace провели год назад, когда им удалось подняться на платформу и развернуть там флаг с призывом спасти Арктику. Вскоре после этого начало добычи нефти с платформы было отложено на год.

Greenpeace считает, что российские власти хотят напугать активистов и заставить их отказаться от протестов против разработки арктических ресурсов, которую Путин считает стратегической задачей для национальной безопасности.

Другие государства и нефтедобывающие гиганты также стремятся получить выгоду от использования природных ресурсов Арктики. Greenpeace полагает, что спешка чревата трагическими последствиями для хрупкой арктической экосистемы, особенно в случае разливов нефти.

 

«ЧЕГО ОНИ БОЯТСЯ?»

 

Арест ледокола и всей команды поставил Россию под удар критики. Оппоненты Кремля рассматривают его в контексте ужесточения внутренней политики с возвращением Путина в президенты под шум уличных протестов.

На вопрос о возможных мотивах столь жесткого преследования экологов Уилкокс написал:

«Чего они боятся? Правды?»

После подрыва Rainbow Warrior и гибели фотографа в Тихом океане, где экологи в 1980-х протестовали против французских ядерных испытаний, Уилкокс остался с Greenpeace. На вопрос, почему трагедия его не остановила, капитан ответил: «Поскольку мы поняли, что раз уж нам удалось так напугать страну "первого мира", мы что-то точно делаем правильно».

«Французское правительство так и не извинилось перед Greenpeace, - написал Уилкокс. - Да и Россия вряд ли когда-нибудь извинится».

Накануне в заявлении о смягчении обвинений Следственный комитет изложил свои версии мотивов экологов, в том числе «захват платформы из корыстных побуждений, и террористические мотивы, и ведение незаконной научной деятельности, и шпионаж».

Отвечая на вопрос, когда его могут освободить, Уилкокс написал: «А хрен его знает». 

«Но мы все горим желанием оставить это место только в воспоминаниях».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.