Через несколько дней после объявления имени лауреата Нобелевской премии по химии на этой неделе норвежский Нобелевский комитет определил получателя премии мира – им стала Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО). Эта ироничная пара наград в области химии вновь напоминает о том, что аналитики в сфере безопасности называют «технологиями двойного использования». Технологии, разработанные ради благих целей, могут быть использованы для совершения великого зла, как,например, в случае с августовской атакой зарином, проведенной Башаром Асадом в Сирии и повлекшей за собой гибель1400 человек.

Поэтому неудивительно, что человечество пытается подавить  – или сделать «незаконными» – попытки совершить зло при помощи «хороших» технологий. Организация из Нидерландов, которая получила Нобелевсвую премию,  была создана в 1990-м году Конвенцией о запрещении химического оружия, цель которой – запретить его производство и использование.

Норвежский Нобелевский комитет приложил все усилия для того, чтобы настоять на том, что ОЗХО имела шансы напобеду и до дого, как Обама и Путин заключили соглашение по Сирии. Это соглашение предотвратило американскую военную операцию в Сирии, которая должна была стать ответом  на августовскую химическую атаку.  Вместо этого в сирийский процесс вступила ОЗХО, целью которой стало нахождение, идентификация и уничтожения запасов асадовского ядовитого газа.

Испекторы по химическому оружию сейчас находятся в Сирии. Как в понедельник заявил госсекретарь Джон Керри, США «приветствуют» то, что сирийское правительство выполняет условия договоренности. В пятницу силы ВВС Сирии – те, которые должны были быть уничтожены в ходе авианалета США – нанесли удары по удерживаемым повстанцами районам в городе Сафира. Находящийся там военный комплекс, как предполагается, являеся местом производства химического оружия в Сирии.

По нашим предположениям, Асад бомбил Сафиру не для того, чтобы лауреаты  Нобелевской премии смогли проинспектировать этот комплекс. Более вероятное предположение заключается в том, что сирийский лидер желает заново захватить объект, чтобы защитить и в конце концов произвести еще больше зарина и вещества «Ви-Экс», которые испекторы так никогда и не увидят.

В среду глава ОЗХО Ахмет Узюмджю попросил стороны сирийского конфликта заключить перемирие, чтобы позволить команде экспертов начать работу. Явно то, что этот запрос удовлетворен не был. Сирийские запасы, где бы они ни были, значительны. Предположение о том, что голландские специалисты в условиях войны уничтожат химическое оружие Асада, является нелогичным, особенно учитывая историю «режимов-нарушителей».

Несмотря на благие намерения, деятельность ОЗХО отражает проблемы,  о которых многие говорили, когда была ратифицирована Конвенция о запрете химического оружия (которую все еще не подписала Северная Корея). Проверить, полностью ли выполняются условия соглашения, практически невозможно.  Государства-нарушители могут производить и прятать токсичные химикаты, даже если «хорошие» нации подчиняются условиям конвенции. Сирия этим занималась на протяжении десятилетий.

В этом и заключается более масштабная проблема, связанная с норвежской Нобелевской премией мира. Ведь она способствует укреплению веры Запада в то, что хорошие намерения в сфере контроля за вооружениями могут обеспечить национальую безопасность. Миролюбивые европейцы и миллионы американцев отчаянно хотят верить, что весь остальной мир подчинится юридическим тонкостям договоров и «инспекций».

Это очаровательная мысль. Однако когда чиновники, несущие ответственность за национальную безопасность, начинают принимать желаемое за действительное, последствия могу оказаться смертоносными.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.