В переулках Шанхая мне часто попадаются на глаза объявления об услуге «навестить родителей». Без присмотра остаются в основном пожилые люди примерно семидесятилетнего возраста. Многие из стариков живут в полном одиночестве. Есть даже такие, которые оказываются на улице после издевательств со стороны членов семьи.

В последнее время в Китае остро встала проблема «стариков», с которой пытаются бороться с помощью различных мер.

В сентябре 2013 года Государственный совет Китая объявил о внедрении мер в рамках земельной, инвестиционной и налоговой политики, направленных на ускорение оказания помощи старикам. Эти меры включают в себя целый комплекс поддержки, адресованной пожилым людям. Согласно новым правилам в земельной политике, в случае перестройки дома предписывается подготовить условия для проживания стариков, в налоговой политике некоммерческие организации помощи пожилым людям получат налоговые послабления, связанные с приобретением недвижимости и земли, подоходным налогом, а для привлечения большого количества частных предприятий в инвестиционной политике будет предусмотрена финансовая поддержка.

Частные предприятия тоже начали действовать. Крупнейшая компания-застройщик в Китае обозначил свое намерение организовать учреждения ухода за пожилыми людьми. Кроме того, в сфере предоставления услуг старикам ожидается участие предприятий с иностранным капиталом. Можно сказать, что перед японскими компаниями, лидирующими в мире по предоставлению услуг пожилым, открывается огромный рынок.

Однако это наметившееся движение вряд ли сможет позаботиться обо всех стариках Китая. Частные компании ориентируются в основном на богатых пожилых людей. Можно легко представить, что как и в случае с пузырем на рынке недвижимости, образовавшемся до введения социального жилья, услуги по уходу за пожилыми людьми в Китае станут в первую очередь прерогативой обеспеченных, недоступной обычному населению.

Оплатить дом престарелых только пенсией невозможно


Как-то раз в сентябре я отправилась в гости к знакомой пожилой паре, проживающей в районе Янпу Шанхая. Их квартирка с окнами на юг в шестиэтажном доме состояла из кухни, гостиной и спальни. Она была настолько тесна, что если ставить кровать, то на диван места уже не остается. Я сидела на раскладном стуле и получила банку колы в знак гостеприимства. Бытует представление, что шанхайцы живут в достатке, однако на самом деле в городе немало семей, которые все еще проживают крайне скромно.

Даже в ходе общения на самые разные темы мои пожилые знакомые с замиранием сердца посматривали на зеленые и красные цифры, всплывающие на экране монитора. Вложение средств в акции является единственным способом заработать на карминные расходы для пенсионеров.

«А вы довольно сильно втянулись в это», – замечаю я, и получаю ответ от мужа: «Нас ожидает жизнь в доме престарелых. Пенсия составляется каких-то 2000 юаней в месяц, а дом престарелых стоит 3000 юаней. В любом случае денег нам не хватит. Для того чтобы попасть в дом престарелых, мы должны сами покрывать разницу».

Стоимость учреждений по уходу за пожилыми людьми разнится в зависимости от качества обслуживания, но достойно встретить старость можно только в заведении с минимальной оплатой в 3000 юаней. В местах со стоимостью ниже этого «стариков неправильно лечат, там случаются кражи, невозможно спокойно заснуть», – рассказывает моя знакомая. В качестве сиделок работают приезжие из других провинций – простые рабочие. Поговаривают, что они устраиваются на такую работу с целью заполучить деньги и собственность стариков.

Состоятельные люди хотят провести старость в Японии

С другой стороны, как представляют свою старость китайские богачи? Является ли китайский дом престарелых, больше похожий на прекрасную виллу в окружении просторных зеленых лужаек, идеальным местом для проведения последних лет жизни в понимании богатых слоев населения?

Я обратилась с этим вопросом к нескольким шанхайцам, а их неожиданные ответы застали меня врасплох.

Один китаец – доктор – сказал мне следующее: «Я хочу встретить старость в Японии. Я уже купил там дом».

Другой китаец – адвокат – вторил ему: «Я совершенно не собираюсь встречать старость в Китае. В мои планы входит покупка дома в Кансае (центральный район в Японии – прим. пер.). Я намерен накопить побольше денег и жить в Японии».

Знакомый китайский менеджер придерживался следующей точки зрения: «Наверное, никто не захочет проводить последние годы жизни в Китае. В Японии мало пространства, но там есть и горы, и реки, прекрасная природа, а уклад жизни похож на китайский, поэтому я думаю, что никаких трудностей с проживанием возникнуть не должно».

Ответы про «старость в Японии» стали резко выделяться в последнее время.

Сколько бы ни участвовали частные и иностранные предприятия в построении рая для престарелых в Китае, представителей богатых слоев населения это мало интересует. Более того, обозначилось усиление желания «уехать из страны».

Система здравоохранения и ухода в Китае пребывает в состоянии неповоротливости и неэффективности, помимо этого, без денег в ней ничего не работает. Требовать сейчас безопасности продуктов питания уже бессмысленно. Когда вы состаритесь, вы уже не будете знать, чем вас кормят. Если вы не хотите оказаться в такой ситуации, остается только уехать из страны.

И здесь взоры обращаются к Японии. Они понимают, что Япония – страна долгожителей, здоровая нация. Там чистый воздух, хорошая вода, вкусная еда, внимательные сиделки. В Японии развиты лидирующие в мире по качеству услуги для пожилых людей, старики наслаждаются здоровой бодрой старостью – такое представление  об этойстране имеют многие китайцы. Жители Китая с высокими доходами надеются получить передовой сервис в Японии.

Ради здоровья – хоть на край света

Китайцы так чувствительно относятся к своему здоровью, что даже готовы легко оставить родину. Они считают, что ради здоровья «можно потратить сколько угодно денег и уехать куда угодно».

У меня был один показательный пример.

В китайской провинции Гуаньси существует автономный округ народности Яо, который называется Бама. Он славен тем, что там живет много стариков старше ста лет, а также богатым содержанием отрицательных ионов. В последнее время китайские богачи в погоне за здоровьем стали в больших количествах появляться в этом регионе. «Только в первой половине этого года количество туристов, посещающих этот район, увеличилось на 32%, что соответствует 1320 000 людей, доход от туризма превысил миллиард юаней», – сообщают СМИ.

Однако для самого региона Бама происходящее несет в себе не только положительные последствия. Как сообщают местные газеты, «из-за недостаточной инфраструктуры бытовые отходы напрямую сливаются в реку, в результате усугубляя загрязнение окружающей среды».

Об этом мне рассказала одна знакомая домохозяйка из Шанхая. Она была убеждена: «Китайцы – это страшно. Если паломничество развернется до еще больших масштабов, то они просто уничтожат (этот регион)».

Как же нам, японцам, реагировать на подобные случаи? Выбирать можно между активным участием в погоне за экономическим эффектом, основанным на стремлении китайцев к здоровью, или отказом от участия, имея в виду разрушительное влияние на окружающую среду.

Если думать о восстановлении экономики Японии, то оказывается, что на такие мелочи, как окружающая среда, не обращают внимания. Ведь стремление китайцев к оздоровлению принесло доход в миллиард юаней одному автономному региону в провинции Цзянси.

В последнее время в Японии привлекается внимание к созданию специальных стратегических зон. Правительство Абэ в своей долгосрочной стратегии планирует снимать ограничения и вводить выгодную систему налогообложения в рамках специальных зон. По сути, утвержденная кабинетом министров 14 июня 2013 года стратегия «возвращения Японии» является «лазейкой для проведения масштабной реформы».

Исследовательский центр Mizuho Research (в публикации за сентябрь 2013 года) отмечает: «Если конкурентоспособность городов в специальных зонах повысится, то в этих местах можно прогнозировать концентрацию человеческих ресурсов, товаров, денег, а за счет активизации городов – и рост японской экономики в целом. Когда появятся примеры успеха законодательных реформ в специальных зонах, то эти изменения станут опорой для развития всей страны в целом, можно будет ожидать оживления всей экономики нашей страны».

Для того, чтобы специальные стратегические зоны стали успешными, необходимо предоставлять товары и услуги, отвечающие международным требованиям. Научный сотрудник международной исследовательской организации отмечает следующее: «Вполне можно рассматривать идею использования структуры специальной зоны для того чтобы продавать китайцам жилье и услуги для пожилых людей».

Преодолеть трудности и принять китайцев

Как воспримут такую идею японцы? Когда я поинтересовалась у японцев из моего окружения, то получила немало несогласных мнений: «Придут толпы китайцев и захватят наши земли и дома», «в реальности построить такие взаимовыгодные отношения трудно».

Даже в бизнес кругах сейчас преобладает негатив по отношению к Китаю. Прошел уже год после антияпонских демонстраций в Китае, но энтузиазм по поводу Китая –  идея о том,   что китайский бизнес станет двигателем роста нашей компании, –  полностью исчез. Сейчас преобладают идеи о сокращении деятельностив Китае или ведении дел без участия этой страны.

Однако за последние десять лет японские предприятия вложили огромное количество денег, человеческих ресурсов и времени в китайские предприятия. Сколько же существует компаний, которые сейчас могут построить свои планы «без Китая»? Тем более что в нынешнем положении японской экономики нет места для игнорирования покупательских и потребительских возможностей Китая. Добровольное отсечение китайского рынка – совершенно нереальный сценарий.

Как лучше поступить в такой ситуации? На днях я услышала такой рассказ о путешествии моего японского знакомого, который вернулся с Окинавы:

«На Окинаве сейчас не протолкнуться от китайских туристов. Даже вид голубого океана не смог компенсировать шумный китайский язык, который раздавался повсюду. Неудивительно, что для нас – любителей Окинавы – это место потеряло половину своей привлекательности. Однако Окинава сделала ставку на китайских туристов. Наверное, жители префектуры повелись именно на это. Думаю, что выбор дался им нелегко».

Сейчас многие японцы настроены в стиле «не люблю китайцев», «не хочу зависеть от Китая». Однако не исключено, что именно преодоление этих настроений и смена направления может стать первым шагом на пути к спасению японской экономики.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.