В англоязычной литературе судьба, постигшая прибалтийские страны в 1939 году, пожалуй, лучше всего описана в книге Уильяма Палмера (William Palmer) «Образцовая республика» («The Good Republic»). Это небольшой роман, написанный накануне распада СССР, в котором описан и тот ужас, охвативший народы этих стран, и необходимость делать выбор в той чудовищной безвыходной ситуации, которая сложилась накануне войны. В самом начале книги стареющий эмигрант возвращается через 50 лет на свою родину и с тоской вспоминает, какой «чудесной жизнью», хотя и не долго, жила его (неназванная) прибалтийская страна, зажатая «между двумя сбесившимися гигантскими державами». Именно это определение и было взято в качестве названия другой книги, которую написал Прит Баттар (Prit Buttar) о том, что произошло после того, как нацистская Германия и Советский Союз, как хищники, поделили между собой страны северо-восточной Европы, а потом вцепились и друг в друга.  

По условиям пакта Молотова-Риббентропа три прибалтийские страны – Латвия, Литва и Эстония – переходили в сферу влияния Москвы. Автор книги Баттор, британский врач и независимый военный историк, подробно описывает, как эти три маленьких государства были вынуждены сначала согласиться на размещение на своих территориях советских войск. А затем, в августе 1940 года, они были вынуждены войти в состав СССР после проведения выборов (таких же фальшивых, как и постановочные «народные» революции, прошедшие перед этим). Последовавшие за этим аресты, депортация и расстрелы были частью стандартного сталинского плана.   

Когда в июне 1941 года фашисты напали на СССР, они быстро очистили прибалтийский республики от советских оккупантов, и поначалу их встречали как освободителей. Эту эйфорию, конечно же, не разделяли местные евреи. Впрочем, еврейское меньшинство в составе населения Эстонии было очень незначительным, евреи составляли лишь 5% (около 95 тысяч человек) населения Латвии, а в Литве их проживало около 9% (примерно 250 тысяч человек). К концу 1941 года большая часть еврейского населения была уничтожена айнзацгруппами – немецкими оперативными карательными отрядами.  

Убежденность о том, что евреи сотрудничали с советской властью, только подогревало бытовавшее ранее предвзятое отношение к ним, именно поэтому так часто гитлеровские каратели и находили помощников среди местного населения. Автор мастерски использует жуткие воспоминания карателей-добровольцев из числа прибалтов, хотя при этом он не в достаточной мере осознает то, как советская власть разрушала устоявшийся политический, экономический и общественный порядок, чтобы уничтожить все то, что могло бы помешать ей творить свои беззакония.    

Но на этом пляска смерти на этнической и идеологической почве не заканчивалась. Если бы нацисты захотели, они могли бы восстановить независимость и самостоятельность прибалтийских государств и тем самым обеспечить себе стратегически важные доверие и поддержку местного населения. Но у Гитлера в отношении стран Балтии были другие планы. В соответствии с типично немецкой теорией о предназначении, которой он придерживался, население небольших государств, даже «очищенное» от евреев, могло стать лишь потенциальной рабочей силой, используемой на благо великой Германии.   

Правда по мере того, как Красная Армия сначала отступила, а потом начала наступление в западном направлении, руководители Рейха стали рассматривать страны Балтии не просто как вспомогательные территории, а как источник пополнения своих боевых частей. В войсках СС начали создаваться латышские и эстонские легионы, которые участвовали в боях на восточном фронте. Некоторые из таких легионеров искренне верили в силу Третьего Рейха, а некоторые просто приспосабливались к обстановке. Но очень многие их них, зная, к чему может привести восстановление советской власти, шли в нацистскую армию потому, что считали, что из двух зол выбирают меньшее. Они думали, что тем самым помогают своей стране осуществить ее последнюю надежду, хотя и довольно зыбкую. Другие же просто были готовы воевать в любой войне – это были мальчишки, оказавшиеся не в том месте и не в то время, попавшие под горячую руку.  

Автор не осуждает и не оправдывает этих солдат. Но, после прочтения тщательно взвешенного рассказа, в котором автор постарался учесть все обстоятельства, в которых в те годы оказались жители прибалтийских государств, читателю будет легче понять, почему встречи латышских ветеранов СС и их ежегодные марши в Риге вызывают у местного населения не только возмущение, но и определенное одобрение.  

В результате жестоких боев осенью 1944 года Красная Армия выбила германские войска из Эстонии и Литвы и вновь оккупировала прибалтийские страны. В Латвии, группа армий Германии численностью в несколько сотен тысяч человек оказалась в так называемом «Курляндском котле» и держала оборону до самого конца войны в мае 1945 года. Баттар сам является военным ветераном, и, проанализировав перспективы той военной кампании, он считает, что в последний год Второй мировой войны страны Балтии были окончательно разрушены. Причин было много – и проблемы с боевой техникой, и ошибки стратегического и тактического характера, и просчеты в передислокации войск, и, как часто пишут в литературе такого рода, даже то, кого и за что награждали. Например, рассказывают, что в январе 1945 года каждому солдату, который отчаянно сражался против Советов, были вручены нагрудные знаки или нарукавные нашивки с надписью «Курляндия». Но о том, какие на самом деле были условия в этом «котле», можно только догадываться, судя по глазам этих измученных солдат, по их рассказам о бесконечных боях, по немногочисленным подробностям о «все более бессмысленных сражениях», которые еще долго продолжались вплоть до капитуляции Третьего рейха. 

«Освобождение» прибалтийских республик советскими войсками и их повторное присоединение к СССР после войны, вновь запустили кровавую машину сталинских репрессий, только их масштабы стали еще более чудовищными. Правда, в отличие от 1940 года, десятки тысяч жителей прибалтийских республик ушли в леса и в знак неповиновения властям начали легендарную затяжную партизанскую борьбу, о которой историки часто умалчивают. К чести Прита Баттара, он рассказал и о событиях послевоенного времени. Партизанская борьба достигла максимального накала в период с середины и до конца 1940-х годов, но серьезным ударом по движению сопротивления стала волна массовой депортации – в 1949 году более 90 тысяч жителей прибалтийских республик были принудительно вывезены в Сибирь. Несмотря на такой урон, движение сопротивления властям продолжалось даже при явном неравенстве сил – численность партизанских отрядов была меньше, и вооружены они были значительно хуже. Они надеялись, что им поможет Запад. Но помощь так и не пришла.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.