Когда США вели войну за независимость (1779 – 1783), Испания попыталась вернуть себе Гибралтар при помощи военной силы, однако потерпела сокрушительное поражение

Когда речь заходит о Гибралтаре, то власти этой заморской территории Великобритании неизбежно отвечают: «Вопрос Гибралтара уходит своими корнями в XVIII век, но решить его можно только в духе века XXI». С помощью столь хитроумных фраз они признают, что современная дипломатия несовместима с театральными жестами, демонстрацией силы и уж тем более, с агрессивными действиями. И в этом мы, конечно, с ними согласны.

Тем не менее, в XVIII веке, когда был утрачен Гибралтар, Испания несколько раз силой оружия пыталась отбить Гибралтар у коварного Альбиона. После двух неудачных попыток в 1704-1705 и 1727 годах, еще одна возможность представилась в 1779 году, когда началась Великая осада Гибралтара. Это был последний раз, когда Испания попыталась вернуть Гибралтар огнем и мечом…, имея при этом французов в качестве союзников.

Обе державы хотели воспользоваться кажущейся слабостью англичан, которые вели войну по ту сторону Атлантического океана против 13 североамериканских колоний, возглавлявшихся Джорджем Вашингтоном. В той войне Париж и Мадрид также объединились против англичан. Французы ударили с севера, а испанцы на юге захватили Пенсаколу.

История Великой осады Гибралтара, повлекшая за собой роковые последствия (иначе мы бы не стали говорить о ней в 2013 году), началась с подписания 12 апреля 1779 года Договора в Аранхуэес, в соответствии с которым Испания, возглавляемая королем Карлосом III, и Франция, возглавляемая королем Луи XVI, заключали союз, возобновляя тем самым Фамильные договоры, направленные против Великобритании.

Вышеупомянутый третий договор между Бурбонами предполагал возвращение Испании Гибралтара, острова Менорки (1782), Флориды (1783) и Британского Гондураса, а также передачу ей ряда коммерческих прав, которыми пользовались англичане при торговле деревом. За Францией же закреплялось право торговли с Индией, изгнания англичан из Ньюфаундленда (Канада). Она также возвращала себе Сенегал и оставляла за собой Доминику. Обе державы даже договорились о совместном вторжении в Великобританию, хотя этого так и не произошло.

16 июня 1779 года Испания официально объявляет войну Великобритании, не признавая при этом независимость Тринадцати колоний, опасаясь, что новые американские поселенцы начнут продвигаться на юг. Объявление войны прошло столь незамеченным для проживавших в Гибралтаре англичан, что четыре дня спустя сам британский губернатор Гибралтара генерал Джордж Эллиотт пересек перешеек, чтобы поздравить испанского генерала Хоакина де Мендосу (Joaquín de Mendoza), возглавлявшего противостоящую военную силу, в связи с присвоением ему звания генерал-лейтенант.

 

Книга «Гибралтар: причина и сила»

 

21 июня Испания закрыла свои границы, начав тем самым 14-ю осаду Гибралтара, которая дала начало «одной из самых крупных военных кампаний, самую длительную, тяжелую осаду, повлекшую за собой самые большие в истории Кальпа (Calpe) человеческие жертвы и материальные затраты. Именно поэтому ей дали название Великая осада», - пишет Исидро Сепульведа Муньос (Isidro Sepúlveda Muñoz), доктор исторических наук и преподаватель Национального института заочного образования (UNED) в своей книге «Гибралтар: причина и сила» (Gibraltar. La razón y la fuerza).

«Выдающийся военный, инженер с опытом организации осад (участвовал в Семилетней войне и во взятии Гаваны), суровый, но справедливый, аскет и трезвенник. Пожалуй, это была самая подходящая кандидатура для руководства обороной Гибралтара», - считает профессор Сепульведа.

Генерал Эллиотт был военным, который пользовался большим авторитетом: получил университетское образование, обучался в военно-инженерных академиях Великобритании и Франции, служил в Прусской армии. С 1775 по 1778 год был военным комендантом Ирландии. С испанской стороны осадой руководил генерал Мартин Альварес де Сотомайор (Martín Álvarez de Sotomayor), прославившийся своими боевыми действиями в Италии.

В начале осады силы британской стороны насчитывали 5,5 тысяи человек, подразделявшиеся следующим образом: пять британских полков по 500 человек в каждом; три ганноверских полка по 360 человек в каждом; 500 артиллеристов и 100 военных инженеров, небольшой военный отряд из пяти кораблей, дислоцированный в Гибралтаре. 

В соответствии с данными переписи 1777 года, проведенной по национально-религиозным признакам, гражданское население города в тот момент насчитывало 3,2 тысячи человек, в том числе 519 британцев (протестанты, члены семей военнослужащих размещенного здесь гарнизона), 1819 католиков (испанцы, португальцы, генуэзцы и представители других средиземноморских народностей) и 863 иудея.

Испанская сторона в начале блокады имела военный городок Пунта Мала (Punta Mala), в котором насчитывалось 13,7 тысячи человек, в том числе тысяча артиллеристов, призванных сыграть решающую роль в битве, 12 кавалерийских эскадронов, четыре пехотных батальона, два батальона испанских гвардейцев, два батальона валлонцев, а также полки из Арагона, Гвадалахары, Каталонии, Сории и Сабойи. 

Военно-морская группировка под командованием адмирала Антонио де Барсело (Antonio de Barceló) стояла в портах Альгесирас и Сеута. В ее задачу входило не допустить доставку грузов британскими кораблями в Гибралтар. С этой же целью в заливе Кадиса были дислоцированы 11 военных кораблей и два фрегата.

«Великая осада подразделяется на два строго разграниченных периода. От начала в июне 1779 года до весны 1782 года речь шла исключительно об осаде с некоторыми стычками, целью которой было вынудить Гибралтар сдаться ввиду отсутствия продовольствия и других средств. Летом 1782 было предпринято крупное наступление с использованием новейших методов и средств ведения войны. В феврале 1783 года было достигнуто всеобщее перемирие в войне Франции и Испании против Великобритании, положившее конец осаде», указывает в своей книге профессор Исидро Сепульведа.

Когда наступила осень 1782 года, Испания поняла, что морской блокады недостаточно, поскольку британские суда с провиантом без проблем прибывали в Гибралтар, начиная с 1780 года, когда там появилась военно-морская группировка под командованием адмирала Джорджа Родни (George Rodney), доставившая продовольствие и снаряжение в город, чем в немалой степени приободрила его жителей, вызвав одновременно упадок морального духа у испанцев». В итоге, несмотря на тяжелые условия, в которых находились жители Гибралтара, вынудить их к сдаче из-за отсутствия продовольствия не удалось. 12 апреля 1781 года произошел второй прорыв блокады, когда адмирал Дарби (Darby) прибыл в Гибралтар во главе сотни кораблей. Испанцам необходимо было менять стратегию.

После восстановления контроля над островом Менорка в 1782 году, значительная часть испанских войск, участвовавших в боевых действиях против англичан, была переброшена в военный городок Пунта Мала. Во главе смешанных испано-французских войск стоял французский генерал Бертон Балле де Кверс (Berton Balle de Quiers), граф Крильонский, уже давно находившийся на службе у короля Испании, заменив Альвареса де Сотомайора (Álvarez de Sotomayor).

 

Стратегия плавучих батарей 

 

Следующим этапом Великой осады станет стратегия массированных залпов из плавучих артиллерийских батарей по Гибралтару. Французский инженер Д’Аркон (D'Arçon) при поддержке Испании разработал и представил план действий. Плавучие батареи представляли собой суда, которые должны были приблизиться к Гибралтару, стать там на якорь и окружить город. Выведя из строя британские пушки, как предполагалось, они высадят пехоту и таким образом вынудят город сдаться. В мае 1782 года этот утопический проект стал воплощаться в виде строительства кораблей, внутри которых находилось определенное количество воды, которая должна была погасить предварительно раскаленные докрасна снаряды, выстреливавшиеся из Гибралтара.

Ввиду этих испано-французских приготовлений, Гибралтар начал укреплять свои батареи и рыть туннели в Роке (Roca), в настоящее время одной из главных достопримечательностей Гибралтара.

К концу августа были построены пять двухпалубных плавучих батарей и пять однопалубных. 13 сентября 1782 годы они заняли позиции напротив Гибралтара под командованием Луиса де Кордовы (Luis de Cordova). Как только встали на якорь, начался артобстрел. Всего на 12 плавучих батареях находилось 142 орудия и 5260 военнослужащих.

«Ответ пушек Гибралтара не заставил себя ждать. Это было что-то невообразимое. Дым и запах пороха заполнили весь залив. Хотя нанесенный плацдарму ущерб был большим, особенно на северном фланге и в районе королевского бастиона, испанская сторона допустила очень много ошибок: военно-морские силы не оказали нападающим ни малейшей поддержки; плавучие батареи не заняли необходимых позиций для поражения целей, однако, сами при сами при этом были уязвимы для обстрела со стороны крепости. Некоторые из них загорелись, а остальные пришлось взорвать ввиду невозможности буксировки. Канонерки, которые должны были действовать под прикрытием плавучих батарей, и вовсе не появились. Батареи, дислоцированные в перешейке, были обеспечены боеприпасами лишь на три часа, так что к полудню им уже нечем были вести огонь по целям», пишет Исидро Сепульведа в книге «Гибралтар: причина и сила».

Подводя итог, можно сказать, Испания и Д’Аркон потерпели сокрушительное поражение. Добавим к этому гибель двух тысяч человек и упадок боевого духа среди испанских военнослужащих, в то время как в самом Гибралтаре крепла воля к сопротивлению. Становилось очевидным, что Великая осада Гибралтара в очередной раз не даст никакого результата. 

«В итоге, 3 сентября 1783 года был подписан Версальский мир, признававший независимость США. В соответствии с положениями договора, Великобритания передавала Франции несколько островов малой Антильской гряды, а также возвращала крепости в Африке и Азии. Испания получала остров Менорку и Флориду, а британцы оставляли все свои позиции в Мексиканском заливе. Гибралтар в документе даже не упоминался».

Великая осада длилась три года, семь месяцев и 20 дней. В ходе нее с британской стороны погибли от 870 до тысячи человек, с испанской – 6 тысяч. По лежащему в руинах Гибралтару было сделано 256387 выстрелов; в ответ его жители произвели 203328 выстрелов, как свидетельствуют данные, которые приводит историк Национального института заочного образования (UNED).

 

КОММЕНТАРИИ ЧИТАТЕЛЕЙ:

mediohombre :

Мнимая победа англичан в Картахене де Индиас (Cartagena de Indias)

В Англии поступила ложная информация, в соответствии с которой в Картахене была одержана победа. Вернон (Vernon) отправил письмо английскому королю, уверяя его, что одержал победу. Это вызвало целую волну эйфории в стране. Однако, к своему несчастью, он добился самого сокрушительного и унизительного поражения за всю историю королевских военно-морских сил. Он потерял 50 кораблей и 11 тысяч человек личного состава в сражении с силами испанцев, которые насчитывали всего лишь 6 кораблей и 3,6 тысячи военнослужащих под командованием испанского адмирала Бласа де Лесо (Blas de Lezo). Получив ложную информацию, переданную Верноном, король Джордж II распорядился выпустить памятные медали по случаю предполагаемой победы. На медалях был изображен Блас де Лесо, стоящий на коленях перед Верноном. В результате этой лжи началось большое веселье, продлившееся несколько дней. А потом пришла правдивая весть об унизительном поражении, которое нанес Вернону Блас де Лесо. Вот у него лицо-то и вытянулось!!! 

Omar Bsb: 

Гибралтар можно вернуть только умом, а не войной, потому что мы члены НАТО и ЕС. Мы должны действовать по-умному. Если мы в состоянии быть экономической державой и иметь надежных союзников, то сможем этого добиться. В 2002 году мы были в одном шаге от того, чтобы вернуть себе Гибралтар. Испании следует поступить так же, как поступила Исландия в тресковой войне, когда англичане пытались отобрать у нее несколько миль территориальных вод, однако Исландии удалось их отстоять.

Hermantes: 

Гибралтар не входит ни в НАТО, ни в ЕС. Так что нашему правительству надо было бы перекрыть туда все поставки, закрыть границы, а когда Великобритания окажется не в состоянии обеспечивать свою заморскую территорию, она уже по-другому заговорит о ее передаче.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.