В этом месяце министры финансов стран ЕС дали свое «добро» на вхождение Латвии в зону евро, начиная с января 2014 года. Кажется нелогичным и парадоксальным то, что эта страна с населением в два миллиона человек хочет вступить в экономическую зону, которая теперь уже постоянно находится в бедственном положении и в состоянии рецессии. Но для Латвии в этом есть немало преимуществ, одно из которых заключается в том, что ее внушительный финансовый сектор получит легкий и неограниченный доступ на весь европейский континент. Есть надежда на то, что перейдя на евро и обязавшись выполнить ряд необходимых для принятия в еврозону предварительных структурных условий, Латвия обеспечит себе экономический рост и избежит крупного сокращения ВВП, какое было в стране после мирового экономического кризиса в 2008 году.

Превращение Латвии в восемнадцатого члена зоны евро, причем превращение добровольное, может показаться как минимум неинтересным большинству обозревателей и политиков из Брюсселя и Вашингтона. Но здесь есть более тревожный момент, который не может их не волновать. Если им не заняться, он может стать предвестником экономического кризиса кипрских масштабов. А заключается этот неприятный момент в том, что Латвия используется в качестве транзитного пункта для незаконных российских денег на пути в Евросоюз.

Озабоченность по поводу вхождения Латвии в еврозону отчасти объясняется поразительным сходством между этой страной и Кипром. Подобно Кипру, в Латвии чрезмерно большой по сравнению с численностью населения финансовый сектор, который она превратила в основу своей экономики. У обеих стран удивительно низкие ставки корпоративных налогов: в Латвии она составляет 15%, а на Кипре 12,5% (в еврозоне средний показатель равен 23,5%). Кроме того, большая часть услуг в этих странах оказывается иностранным клиентам, особенно российским, а также из бывших советских республик Центральной Азии. Свои средства они переводят туда в надежде сберечь их от капризной и нестабильной обстановки в правовой и экономической сферах в своей стане (а чаще всего они просто хотят спрятать свои деньги подальше от всевидящего ока Росфинмониторинга — органа финансовой разведки и сбора финансовой информации, подчиняющегося непосредственно Путину). Однако рост зависимости Латвии от российских денежных средств уже привел к тому, что на долю иностранцев в этой стране приходится 48,9% вкладов, тогда как в Швейцарии этот показатель составляет 43% (процветающий рай для налоговых махинаций), а на Кипре — 37%. С 2010 года доля вкладов иностранцев в Латвии выросла на 32% (по данным Центрального банка Латвии, объем прямых зарубежных инвестиций из России вырос с 268,6 миллионов евро в 2010 году до 356 миллионов евро к настоящему моменту). Эта статистика вызывает особое беспокойство в свете того, что в 2008 году крупнейший банк Латвии Parex был вынужден просить о государственной поддержке после того, как встревоженные вкладчики за один только ноябрь того года сняли со своих счетов в банке 120 миллионов евро. Проблемы других банков, схожие с той, с которой столкнулся Parex, вынудили правительство Латвии искать средства для их спасения.

Тревожные статистические данные не остались незамеченными: Латвия потратила много времени и усилий на то, чтобы обезопасить свою экономику и банковскую систему, в том числе от проведения параллелей с Кипром. Бывший министр иностранных дел Латвии и посол этой страны в США и в НАТО Аивис Ронис (Aivis Ronis) в интервью агентству Bloomberg заявил, что в настоящее время в Латвии внимательно изучают данную проблему. «Мы приветствуем тот яркий свет, которым светит нам евро: нам предоставляется еще один шанс, чтобы доказать, что Латвия, являющаяся сейчас самой быстрорастущей экономикой Евросоюза, выступает в роли стабильного рынка для западных инвестиций и является нацией, готовой с гордостью внести свой вклад в строительство будущего Европы».

Разумеется, наличие большого количества иностранных вкладов не является основанием для того, чтобы предрекать Латвии незавидную судьбу Кипра и Греции. Следует учесть тот факт, что объем средств по банковским балансовым ведомостям в Латвии составляет 128% от ВВП страны, тогда как в среднем по Европе этот показатель составляет 359%. Кроме того, Латвия имеет весьма пеструю историю, что касается отмывания денег и упущений в финансовом секторе. Шесть банков страны подозреваются в организации коррупционных схем по отмыванию средств в связи со вскрытой Сергеем Магнитским налоговой аферой на сумму 230 миллионов долларов (за что его недавно посмертно осудили). Не так давно латвийские контрольные органы оштрафовали на сумму 191000 евро (249000 долларов) один из банков страны, который участвовал в махинациях по отмыванию средств, отказавшись при этом сообщить, о каком именно банке идет речь. Кроме того, два латвийских банка обрели неблаговидную репутацию в связи с тем, что Министерство финансов США обвинило их в недостаточных мерах по борьбе с отмыванием денежных средств. В недавно опубликованном докладе госдепартамента США о международной стратегии по контролю за наркотическими средствами дается информация о том, что доля так называемой «теневой» (не облагаемой налогами) составляющей в латвийской экономике равна примерно 30%.

Признавая эти недочеты, Латвия сумела добиться значительного успеха в повышении эффективности своих регулирующих и надзорных механизмов. В последних докладах комитета экспертов Совета Европы по оценке мер противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма (Moneyval) отмечается, что в Латвии наблюдаются положительные изменения. Однако в стране по-прежнему остро стоит вопрос борьбы с коррупцией, особенно с учетом активно поступающей информации о росте активности в стране российской Службы внешней разведки — СВР (согласно данным из электронной переписки, было выявлено вероятное участие СВР в предвыборной кампании Нила Ушакова (Nils Uŝakovs) на должность мэра Риги, которую он занимает в настоящее время). Вместе с тем, ограниченные возможности национального органа финансовой разведки, в функции которого входит контроль проводимых в стране мероприятий по борьбе с отмыванием денежных средств, вызывают сомнения в его способности предпринимать необходимые шаги по защите финансовой сферы.

Однако привлекательность Латвии для российских вкладов связана далеко не только с мягким финансовым и правовым законодательством. Отличие Латвии от Люксембурга и Швейцарии заключается в тесной этнической и языковой связи между Россией и Латвией. Русские составляют примерно 25% населения страны (самый высокий показатель среди стран Балтии), а еще 37% населения используют русский в качестве основного языка общения. Этнический состав населения позволяет олигархам, преступникам и лицам, отмывающим деньги, формировать близкую себе среду не только для отправки сюда денежных средств, но и для их траты. Этнические связи позволяют создать комфортные условия для тех, кто желает переправить свои нечестно нажитые средства из России в Латвию с ее стабильной политической и правовой средой. Такой среды явно не хватает в России, где все  сделки и банковские счета контролируются как залог вашей преданности Кремлю.

Помимо стабильной правовой среды отмывающие деньги лица и коррумпированные чиновники видят в Латвии более устойчивую банковскую систему для размещения своих средств, обеспечивающую легкий и неограниченный доступ к собственным деньгам. Размер инфляции в России составляет 7%, и в стране активно обсуждаются меры количественного смягчения, которые могут привести к существенному росту этого показателя. Это представляет угрозу сокращения объема благосостояния подобных лиц.  Кроме того, какая польза от укрытия чьих-либо средств от взора контролирующих органов, если эти средства нельзя потратить? Возможность отправлять своих детей учиться в лучшие университеты и проводить отпуска в Монако является приоритетом для многих состоятельных россиян. В этой связи свободный доступ в Европу через Латвию дает им возможность пользоваться такими благами.

Стремление получить доступ к капиталу по всей Европе привело к росту привлекательности Латвии в качестве моста в Европу. Это особенно актуально в свете того, что в Люксембурге и Швейцарии все более настороженно относятся к подозрительным или непрозрачным источникам вкладов, а уж о недавнем кризисе на Кипре и говорить не стоит (на несколько крупных швейцарских банков, таких как UBS, уже были наложены крупные штрафы за недостаточные меры по борьбе с отмыванием денежных средств. Более того, их активно призывают частично снять завесу банковской тайны).

Латвия предприняла существенные шаги для вступления в зону евро, устранив опасения относительно того, что страну ждет судьба Кипра. Но хотя меры по недопущению таких событий формально и выработаны, применения и выполнения этих законов пока не наблюдается. Независимо от того, хочет ли Латвия быть эффективным членом зоны евро или нет, она точно может извлечь выводы из просчетов и ошибок других стран-членов зоны. Единственным неоспоримым фактом остается то, что из России по-прежнему утекают деньги, и значительная их часть направляется в Латвию.

Эндрю Боуэн является заместителем главного редактора журнала Interpreter, специализирующегося на переводах с русского языка и аналитике, а также членом компании по стратегическому консалтингу Wikistrat. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.