В пятницу, 5 июля, папа Франциск одобрил канонизацию двух понтификов – папы Иоанна Павла II, который был главой церкви в период окончания холодной войны, и папы Иоанна XXIII, который полвека назад провел Второй Ватиканский собор. Чтобы добиться своей цели, папа Франциск принял решение упростить традиционные бюрократические процедуры и сложные протоколы, касающиеся доказательств чудес, необходимых для канонизации святых. Для бывшего священнослужителя из Аргентины, который занял место папы в этом году, этот шаг стал еще одним подтверждением его стремления провести реформы внутри церкви.

Далекий от области чудес и святых, папа Франциск, как может показаться, стремится внести изменения в некоторые более мирские институты Ватикана. Последние две недели в прессе широко обсуждался скандал, разгоревшийся вокруг Банка Ватикана, крохотной организации, работающей в стенах Ватикана, которая постоянно становится источником дискомфорта и неприятностей для Католической церкви. Этот скандал начался 28 июня с ареста итальянской полицией епископа Нунцио Скарано (Nunzio Scarano) по подозрению в попытке вывезти в Италию 20 миллионов евро. После этого папа Франциск распорядился провести беспрецедентную проверку деятельности Банка Ватикана независимой комиссией. 1 июля, к удивлению многих, два топ-менеджера этого банка ушли со своих постов. Генеральный директор Паоло Киприани (Paolo Cipriani) и его заместитель Массимо Тулли (Massimo Tulli), которые руководили банком в течение почти целого десятилетия, «рассудили, что это решение послужит интересам института в целом и Святейшего престола».

Хотя Ватикан попытался представить их отставку как добровольное решение, решение папы Франциска о создании проверочной комиссии, членов которой он выбрал лично и в полномочия которой входит проверка документов и опрос сотрудников банка на предмет его деятельности, можно рассматривать как вотум недоверия по отношению к руководству банка. Это должно стать главной мерой по обеспечению финансовой прозрачности деятельности банка, который официально известен как «Институт религиозных дел» (IOR) и который в течение длительного периода времени подвергался критике за секретность своей деятельности и отсутствие подотчетности. Власти Ватикана «прошли длинный путь за очень короткое время», как утверждают представители Moneyval, европейского органа по надзору в сфере финансов, расположенного в Страсбурге. «Католики по всему миру почувствовали теплоту папы Франциска, - сказал один из источников в Ватикане, имея в виду простоту и искренность нового понтифика. – Однако некоторые в Ватикане начинают чувствовать, что обстановка вокруг них накаляется».

Когда папу Франциска избрали новым понтификом в феврале 2013 года, у него уже был четкий мандат, направленный на борьбу с тем, что многие католики называли злоупотреблениями и даже коррупцией внутри центрального органа управления, внутри Курии. И IOR почти сразу стал главной мишенью критики. Реформы начались еще при предшественнике нынешнего понтифика, при папе Бенедикте XVI, который начал возводить основы финансовой подотчетности, создав в Ватикане орган финансового контроля в 2010 году. 

Недавний скандал вокруг Банка Ватикана стал еще одним эпизодом в длинной истории интриг и секретов, окружающих IOR. Под руководством американского архиепископа Пола Марцинкуса (Paul Marcinkus) в 1970-е и 1980-е годы IOR оказался замешанным в истории банкротства итальянского банка Banco Ambrosiano, который дал взаймы более миллиарда долларов подставным компаниям, принадлежащим Ватикану. В 1982 году главу этого банка Роберто Кальви (Roberto Calvi) обнаружили повесившимся на лондонском мосту Блэкфрайарс.

Не дожидаясь следующего скандала, папа Франциск решил принять превентивные меры. По мнению некоторых обозревателей, деятельность недавно созданной проверочной комиссии может привести к более серьезной реструктуризации IOR или даже к его закрытию. Критики банка считают, что Католическая церковь вполне может опереться на существующие финансовые институты в вопросах обеспечения деньгами своих миссий и священников, которые работают в самых удаленных уголках мира. Необходимость реформ очевидна. В своем докладе Moneyval предупредил о том, что, хотя новые правила, введенные Бенедиктом, выглядят вполне достойно на бумаге, им еще только предстоит доказать свою эффективность на практике.

В ходе еще одного расследования епископу Скарано было предъявлено обвинение в покушении на отмывание денег: по мнению следователей, он снял 560 тысяч евро наличными со своего ватиканского счета и раздал их своим друзьям в обмен на чеки, которые он положил на свой итальянский счет, чтобы заплатить кредит. Он предпочитал пользоваться купюрами номиналом в 500 евро, чем заслужил в итальянской прессе прозвище «Дон 500». Эти махинации не вызвали никакого беспокойства среди представителей Банка Ватикана, и Ватикан принял решение об отстранении Скарано только после того, когда им занялась итальянская прокуратура. Ведущий эксперт по Ватикану Андреа Торниелли (Andrea Tornielli) написал в еженедельной газете La Stampa, что это свидетельствует о «культурном обычае», глубоко укоренившемся в IOR и Ватикане, который необходимо менять.

В своем недавнем интервью итальянской газете Il Giornale Киприани, который только что покинул пост генерального директора Банка Ватикана, назвал слухи о закрытии банка бессмыслицей, добавив, что его существование необходимо для выполнения церковью своей миссии. Тем не менее, это заявление противоречит высказываниям главы этой самой церкви. В своих проповедях Франциск часто говорил о том, что Иисус и его ученики отвергали материальные блага и что банковские счета им были совершенно не нужны. Выбрав в качестве жилья современный гостевой дом на территории Ватикана, а вовсе не папские апартаменты эпохи Ренессанса, и отказавшись от большей части помпезности и внешнего блеска, горячо любимого его предшественником, Франциск призывает к созданию более скромной и простой церкви, которая опирается на веру людей, а не на мирские богатства. Сконцентрировав внимание общественности на деятельности Банка Ватикана, Франциск смог подкрепить это благородное стремление вполне реальными мерами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.