Официальный визит в Китай президента Пак Кын Хе широко освещается в Южной Корее: «Исключительный прием в Китае», «Президент Пак и дипломатия красивой моды», «От холода к теплу в отношениях».

Под «теплыми отношениями» подразумевается развитие тесных связей между этими двумя странами как в экономике, так и в политике, тогда как ранее политические отношения были не такими хорошими, как экономические. Популярность президента в юбке с привлекательной внешностью тоже играет не последнюю роль, но сейчас Китай и Корея пребывают в состоянии «медового месяца».

Дипломатические отношения между Южной Кореей и Китаем были нормализованы в 1992 году, после чего прошел 21 год. Однако, несмотря на то что между странами проводились многочисленные встречи глав государств, удивительно, что между ними никогда не вставал вопрос об «историческом прошлом».

Для Южной Кореи Китай в прошлом выступал и в роли захватчика во время войны на Корейском полуострове (1950 – 1953 годы) - он был главным виновником утверждения раздела Кореи на Север и Юг. В то время Мао Цзэдун встал на сторону КНДР и Ким Ир Сена в Корейской войне, оказывал ему поддержку. После ответа со стороны войск Южной Кореи и миротворцев ООН объединение Севера и Юга во главе с Республикой Кореей было бы возможным, если бы не военное вмешательство Китая.

Конечно же, Южная Корея может призывать Китай к ответственности за войну и военное вмешательство, но она всегда сохраняла молчание по этому поводу. И на этот раз во время визита президента в Китай, естественно, ни правительство, ни СМИ, ни эксперты – никто и словом не обмолвился о «прошлом». И это несмотря на то, что в июне наступила 63-я годовщина начала войны на Корейском полуострове.

Такое поведение выступает резким контрастом по отношению к продолжающейся травле Японии, которая не останавливается на «колонизаторском» прошлом.

Южная Корея настойчиво требует у Японии «извинений и раскаяния», копаясь в историческом прошлом, даже после того как Япония несколько раз официально «извинялась и раскаивалась». В чем же разница?

По случаю установления дипломатических отношений между Южной Кореей и Китаем мы обращались с этим вопросом к представителю правительства Республики Корея. Его ответ прозвучал следующим образом: «Ответственность Китая за войну и колонизаторское правление Японии – это разные вещи», как бы говоря,  что «причина в том, что вина Японии тяжелее».

Однако если подумать о разрушениях войны, разделении на Север и Юг, потере единства страны и других влияниях на современную Корею, то можно рассматривать военную интервенцию Китая как более серьезную вину. Также можно вспомнить и о том, что японская власть имела и положительную сторону в форме модернизации для Южной Кореи, но разве имело хоть какие-то плюсы военное вмешательство Китая?

Перед состоявшимся визитом президента Пак в Китай этот вопрос стал предметом обсуждения на семинаре для южнокорейских журналистов, в котором участвовал специалист по Китаю. В ответ на мой вопрос он привел в качестве причины того, что к Китаю нет претензий по прошлому,  аргумент о том, что «система и  ценности в Китае и Японии различаются». Также он сказал следующее об основе корейско-китайских отношений: «Много общего, небольшие расхождения».

Иными словами, Япония, являясь страной с демократическим строем, должна до конца «извиниться и раскаяться», и она будет слушать, в то время как Китай с другой политической системой никак не отреагирует на любые требования – вот что имелось в виду.

Южная Корея молчит, потому что понимает, что даже предъявив Китаю обвинение в войне, не получит никакого ответа. А ответив, будет ли Китай в итоге подвержен бесконечным преследованиям, как Япония?

Историческая оценка Южной Кореи и Китая в вопросе Корейской войны (был ли захват или нет?) существенно различается. Однако Китай не подвергается нападкам и обвинениям только из-за этого. Ради экономической и политической выгоды Южная Корея дружит с Китаем, потому что она не может его сердить.

Здесь проявляется принцип общности при существовании небольших расхождений. Сейчас противостояние Японии и Кореи, замешанное на прошлом, начиная с проблемы исторического признания, можно назвать «небольшими расхождениями». Не нужно зацикливаться на проблемах, которые невозможно решить сразу, можно отложить их в сторону. На семинаре я упомянул о том, что хотелось бы, чтобы такой же принцип «общности и небольших расхождений» применялся и по отношению к Японии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.