Доказательств на самом деле было предостаточно. Однако только в начале апреля 1943 года рейхсминистр народного просвещения и пропаганды Йозеф Геббельс узнал о массовом убийстве в Советском Союзе нескольких тысяч польских офицеров, и именно тогда название деревни Катынь получило печальную известность во всем мире как синоним сталинских преступлений.

Уже в августе 1941 года руководящим инстанциям вермахта стало известно о том, что в небольшом лесу Катынь, находящемся примерно в 20 километрах от большого русского города Смоленска, скрыта ужасная тайна. Местные жители рассказали наступавшим немецким солдатам Группы армий Центр о том, что там, вероятно, зарыто в землю большое количество убитых. Польские подневольные рабочие, входившие в состав вспомогательных частей передовых подразделений, проверили поступавшие данные. Они раскопали несколько трупов в военной форме и поставили на том месте деревянный крест. Никаких других действий не последовало.

Ничего не произошло и после того, как в течение 1942 года военнослужащие из немецкого полка связи, расположившегося в этом месте, сообщали своим командирам о распространявшихся слухах. Фридрих Аренс (Friedrich Ahrens), один из командиров части, посетил указанное место и увидел установленный там березовый крест. Но и он ничего не предпринял.

Читайте также: Как Геббельс готовил свою дьявольскую речь

Семь холмов в лесу

Только после того, как подполковник Аренс в январе или в феврале 1943 года случайно увидел, как волк именно в том месте выкапывал и разбрасывал кости, он начал действовать: «Я дал команду установить происхождение найденных костей. Врачи мне сказали: человеческие кости». После этого сознательный офицер сообщил об этом своему коллеге, отвечавшему за военные захоронения. «Я полагал, что речь идет о могиле убитых солдат, которых было немало в непосредственной близости от нас», - отметил он.

Государственный и политический деятель нацистской Германии Пауль Йозеф Геббельс


Тем временем об этих слухах стало известно и судебно-медицинским экспертам из Группы армий Центр. Герхард Бутц (Gerhard Buhtz), штурмбаннфюрер СС и штабной врач, начал проводить раскопки. В конце марта ему удалось вскрыть поверхностный слой одного из семи холмов, на которых уже росли молодые деревья. Скоро этот убежденный национал-социалист понял, что имеет дело с массовыми могилами, в которых находятся сотни убитых мужчин.

Остается неясным, каким образом эта информация дошла до Берлина. В любом случае Йозеф Геббельс узнал об этом 8 апреля 1943 года, и уже следующей ночью он диктовал своему секретарю: «Недалеко от Смоленска найдены массовые польские могилы. Большевики в этом месте просто застрелили и закопали в общих могилах около 10 тысяч польских пленных, среди которых были также гражданские лица, епископы, интеллектуалы, представители творческих профессий и так далее».

Также по теме: Почему катынское преступление не явлется геноцидом

Эксгумация жертв

Разумеется, Геббельсу было точно известно, что айнзацгруппы СС занимались тем же самым и продолжали это делать. Однако подобного рода знание ему не мешало. Больше того, он продолжал диктовать: «Над этими массовыми могилами они посадили деревья для того, чтобы скрыть следы своей преступной деятельности. С помощью местных жителей удалось раскрыть эту тайну, и теперь нашему взору предстало ужасное зрелище опустошения человеческой души».

Он сразу инстинктивно почувствовал, какие перед ним неожиданно открылись возможности. «По моей инициативе на место польских массовых могил будут доставлены нейтральные журналисты из Берлина. Я также дал указание направить туда польских интеллектуалов». После этого Геббельс уехал в служебную командировку в Эссен и в Мюнхен, а в это время его сотрудники снабжали специально подобранной информацией газеты нейтральных государств.

Тем временем эксгумация уже полуразложившихся трупов в Катыни продолжалась, и работы проводились уже с помощью подневольных русских из окрестных населенных пунктов, а также военнопленных. Вскоре стало ясно, что речь идет в основном об убитых польских офицерах. Обнаруженные там предметы, в том числе письма и дневники, а также само состояние трупов – все указывало на то, что они находились в земле около трех лет. А в феврале 1940 года местность к западу от Смоленска прочно удерживалась в советских руках. В результате опознания трупов стало ясно, что речь идет о людях, оказавшихся в советском, а не в немецком плену.

Читайте таже: Любовные письма Геббельса показывают становление тирана

Стратегическая пропаганда

Когда после четырех дней отсутствия в Берлине Геббельс вернулся в столицу рейха и прослушал подготовленные для него доклады, он с удовлетворением мог констатировать: «Обнаружение 12 тысяч польских офицеров, убитых советской тайной полицией, в настоящее время в больших масштабах используется в антибольшевистской пропаганде. Мы организовали посещение захоронения нейтральными журналистами и польскими интеллектуалами».

Документальный фильм "К вопросу о Катыни"


Вызванный за границей резонанс вполне удовлетворил министра пропаганды; переданные сообщения «вызывают ужас», констатировал его секретарь. Геббельс продолжил диктовку: «Теперь фюрер дал разрешение на то, чтобы передать это драматическое сообщение в немецкую прессу. Я дал указание относительно максимально широкого использования подготовленного пропагандистского материала. Этим вопросом мы будем заниматься несколько недель».

Главный его интерес состоял в том, чтобы вбить клин в антигитлеровскую коалицию. На самом деле в Соединенных Штатах, а также  в Великобритании существовали влиятельные силы, видевшие в Сталине такого же большого преступника, такого же недостойного и агрессивного тирана, как и в Гитлере. Это, несомненно, было верно – и, тем не менее, американский президент Франклин Рузвельт и британский премьер Уинстон Черчилль нуждались в московском правителе для того, чтобы сдерживать вермахт. Поэтому часто американские и британские правительственные инстанции были не согласны с дикой антибольшевистской пропагандой из Германии.

Также по теме: Жертвы коммунистического террора

От трех до шести мест проведения расстрелов


После обнаружения массовых захоронений польских офицеров, расстрелянных весной 1940 года, в руках у Геббельса оказался козырь. Советская пропаганда активно пыталась переложить это преступление на немцев, однако доказательства обратного были весьма убедительными: свидетельства местных жителей, высота посаженных на этих могилах деревьев, степень разложения трупов, личные письма. Хотя никто серьезно не сомневался в вине Сталина и его секретной службы в преступлении, совершенном в трех или, возможно, в шести местах проведения расстрелов, официально это признал только Михаил Горбачев в 1990 году.

Для Великобритании и Соединенных Штатов в результате проведения немецкого пропагандистского наступления сложилась непростая ситуация. Польское правительство в изгнании по главе с генералом Владиславом Сикорским оказывало давление на союзников в Москве, и в конечном итоге Сталин прервал с ним отношения. В течение некоторого время казалось, что обнаружение места массовых расстрелов в Катыни на самом деле может основательно поколебать сплоченность антигитлеровской коалиции. 

Однако в конечном счете верх взяли Рузвельт и Черчилль, тактика которых состояла в игнорировании обнаруженного преступления. Только уже в ходе холодной войны конгресс США официально констатировал, что речь в данном случае действительно идет о советском преступлении.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.