Операция «Облачный столп» завершилась так же, как и все военные операции ЦАХАЛа последних 25 лет – вничью. Иными словами, обе стороны имеют основания утверждать, что победа принадлежит им, в то время как правда - где-то посередине. Беда лишь в том, что если для террористов ничья в войне с Израилем – это победа, то Израиль в противостоянии с террористами обязан побеждать. И если не нокаутом, то хотя бы по очкам.

За неделю до прошлых выборов Нетанияху публично пообещал свергнуть власть ХАМАСа в секторе Газы. Операция «Литой свинец», осуществленная правительством Ольмерта, едва закончилась, выборы были близки, и необходимые для победы слова лились сами собой. Со словами у нашего премьера - все в порядке. С делами - похуже. И беда не в том, что он не выполняет того, что обещает, а в том, что, обещая, он, кажется, не задумывается над возможностью и механизмом реализации обещаний. Газа – лишь пример. Обещанное снижение налогов на 20% кто-нибудь видел? А альтернативу «закону Таля»?  Список можно продолжать долго.

И все же реального свержения власти ХАМАСа в Газе в ходе операции «Облачный столп» не ждал практически никто. Переизбранный Обама в США, гигантские потери, которые грозили в ходе такой операции, да еще в предвыборный период, утрата последних надежд на международную коалицию против Ирана – все это делало возможность глубокой «зачистки» Газы крайне ограниченной. И без ответа оставался главный вопрос: что делать с Газой после свережения там ХАМАСа? Оккупировать ее никто не хочет.

Отдать ее Абу-Мазену означает восстановление единства палестинской автономии, а как следствие - возобновление давления на Израиль с целью вынудить к уступкам и территориальным компромиссам. Анархия в секторе грозит приходом там к власти исламских фанатиков, по сравнению с которыми ХАМАС – почти сионистская организация. Все это Нетанияху понимал и тогда, когда обещал победу над ХАМАСом. Но чего не скажешь за неделю до выборов?

«Облачный столп» рассеялся, оставив смешанные чувства. Наряду с очевидными успехами, нельзя избавиться от ощущения, что пресловутый фактор сдерживания не восстановлен в нужном объеме. Что громкие слова остались словами, что в Газе смеются над евреями, что последним аккордом этой войны восьми дней стал взрыв автобуса в Тель-Авиве, тяжелейшее ранение офицера в Эшколе и ракеты, которые террористы безнаказанно запустили уже после вступления в силу прекращения огня. Мы живем на Востоке, и не считаться с понятием чести может себе позволить Йоси Бейлин. Люди вменяемые отдают себе отчет в том, что победа или поражение в войне начинаются с борьбы за «кавод». Это не средневековье, это регион, в котором мы живем.

Сегодня многих, в том числе - меня, душит гнев. Я провел эту неделю на том самом юге, в тех самых городах, где раз за разом звучала сирена. Я видел, как правительство, обещавшее решить проблему ракетных обстрелов, спокойно восприняло попытку террористов атаковать Иерусалим. Факт навсегда останется фактом – именно в период каденции Нетанияху в Иерусалиме прозвучал сигнал тревоги. Впервые с 1973 года.

Сегодня многих душит гнев и даже отчаяние. В первые часы после объявления о прекращении огня социальные сети разрывались от постов, в которых люди заявляли, что не пойдут на выборы. Некоторые заговорили об эмиграции. Этот эмоциональный всплеск понятен, но он пройдет. Мы живем в демократическом государстве, где недовольство действиями правительства высказывают на избирательных участках, а не на кухнях и не в блогах. А если собирать чемоданы после каждой глупости власть предержащих, то чемоданов не напасемся. А Израиль, простите за пафос, - один. В США, поверьте мне, его нет.

Противостоять эмоциям можно рационально.  И начинать необходимо со спокойной (по возможности) оценки ситуации. Итак, десять пунктов по итогам «Облачного столпа».

Во-первых, Ахмед Джабери и еще энное количество праведников отправлено на свидание с гуриями. Уместно спросить, почему лишь сейчас, а не год назад или два, но это именно тот случай, когда лучше поздно, чем очень поздно.

Во-вторых, изрядно проутюжена Газа, причем в основном проутюжено именно то и именно там, где это необходимо. То есть, второй Голдстоун нам не грозит.

В-третьих, мы убедились, что имеем (на данный момент) надежную технологическую защиту от имеющихся у них (на данный момент) ракет. К этому добавлю от себя, как от офицера службы тыла, что мы имеем на удивление дисциплинированное население. Шутки шутками, но когда доходит до дела, то все бегут в убежища, как большие.

В-четвертых, выяснилось, что слухи о «мировой изоляции» и «отсутствии легитимации мочить ХАМАС из-за стагнации на переговорах с Абу-Мазеном» сильно преувеличены. Восемь дней нам дали, а думаю, что если бы не выборы, к которым Биби не хотел подходить с наземной операцией, то все бы и сегодня не закончилось.

В-пятых, эта операция окончательно похоронила Абу-Мазена, а значит и перспективы серьезных территориальных уступок в Иудее и Самарии. Всерьез требовать переговоров с Рамаллой сегодня могут динозавры, типа Захавы Гальон. Вряд ли это кто-то воспринимает всерьез.

До сих пор был позитив. Проблема в том, что негатив заметно перевешивает.

Во-первых, ХАМАС, который мы собирались наказывать (нет, не сваливать, а лишь наказывать!) вышел из этой операции на своих двоих и ставил условия в ходе переговоров о прекращении огня. Это означает, что наказание, если и было, то неэффективно.

Во-вторых, ХАМАС вышел из этой операции с реальными достижениями – будут открыты КПП и т.д. Если мы имели в виду осуществить показательную порку, то ее результаты выглядят, по меньшей мере, странно.

В-третьих, ХАМАС и иже с ним расширили зону обстрелов Израиля, поставив под угрозу Гуш-Дан и Иерусалим. Пока что это мало чем грозит реально, но психологический барьер сломан, и опять же, наказания не последовало. Это означает, что в следующий раз обстреливать будут более свободно.

В-четвертых, мы де-факто признали ХАМАС. Больше врать себе не удастся – мы ведем с ними переговоры.

В-пятых, ХАМАС сохранил возможность беспрепятственно вооружаться. Очень скоро он восстановит свой потенциал и… все начнется сначала.

Сейчас все, безусловно, затихнет. Обстрелы вчерашнего вечера – это не симптом. Все будет зависеть от того, как Израиль отреагирует на робкое возобновление ракетных обстрелов. Если на первую (первую!) ракету не последует непропорционально жесткого ответа, то все бессмысленно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.