Вечером 8 ноября 1942 года Гитлер произносит свою традиционную речь перед ветеранами национал-социалистического движения в мюнхенском пивном зале «Бюргербройкеллер». Диктатор использует этот форум для нескольких посланий. Во-первых, что касается сражения за Сталинград, то, по словам фюрера, речь там не идет о какой-то престижной дуэли со Сталиным. Прежде всего этот город, по мнению Гитлера, является «гигантским перевалочным пунктом» для советской военной промышленности, который следует окончательно уничтожить. Во-вторых: «Именно поэтому я хотел его взять, и – вы знаете – мы скромны, мы уже его взяли! Там осталось всего парочка очень небольших мест».


Это была не только далекая от действительности и распространявшаяся Гитлером эйфория, но также продиктованный реальностью расчет. Незадолго до этого Гитлер узнал о высадке американцев и британцев в Марокко и Алжире. Немецко-итальянская танковая армия «Африка» едва не была полностью уничтожена при Эль-Аламейне, после чего она открыто отступала на запад и могла оказаться между двумя армиями, превосходящими ее по силе. Что касается собственно военных целей года, то завоевание советских нефтяных полей в районе Каспийского моря осуществить не удалось.

Никогда еще победа не была так нужна Гитлеру. Это было необходимо для того, чтобы держать под контролем своих союзников, предоставивших миллионы солдат. Это было необходимо для того, чтобы обеспечить благосклонное отношение нейтральных государств, таких, как Швеция и Турция. Это было необходимо для того, чтобы укрепить свой престиж среди «народной общности» (Voelkergemeinschaft), существенно пострадавший после провала блицкрига зимой 1941 года. Ему нужен был Сталинград. Время, как сказал Гитлер, выступая в пивном зале «Бюргербройкеллер», не имеет значения.


Читайте также: Триумф вкрмахта на пути к Сталинграду

«Сталинград - уже не город»

По мнению историков, в период между 1 ноября и 18 ноября 1942 года был день, когда третий рейх достиг своего наибольшего расширения. Британцы в начале ноября сломили наступательный порыв Эрвина Роммеля в районе Александрии. Однако самого восточного пункта вермахт достиг 11 ноября, когда 6-я армия и 4-я танковая армия в последний раз предприняли попытку полностью поставить под свой контроль Сталинград.

Значение проходивших тогда боев описал один советский офицер: «15 дней мы сражаемся с помощью гранатометов, ручных гранат, автоматов и штыков за каждый дом. Уже на третий день 54 убитых немца лежали в подвалах, на лестничных площадках и на ступенях... С полудня до глубокой ночи бои ведутся непрерывно… Спросите любого солдата, что значит в подобной ситуации рукопашный бой. И представьте себе Сталинград; рукопашный бой 80 дней и 80 ночей… Сталинград - уже не город». Такова была ситуация в октябре.


Армии сошлись в смертельной схватке, линия фронта практически не менялась, написал один из офицеров. Вот мнение другого офицера: «Мне непонятно, как люди могут еще жить в таком аду». Уже давно боеспособность 20 дивизий 6-й армии генерала Фридриха Паулюса была сокращена наполовину. Танковые дивизии почти не располагали годными для применения боевыми машинами. Ощущалась острая нехватка горючего и боеприпасов.

Также по теме: Послушные солдаты Гитлера


Гитлеру нужна была победа

Просьбы о направлении свежих пехотных частей и о передышке были в резкой форме отклонены Гитлером. Как подчеркивает историк Бернд Вегнер (Bernd Wegner), это также свидетельствовало о том, «насколько узким в начале ноября стало поле принятия решений для высшего немецкого руководства. Практически оно сократилось до следующей альтернативы: предоставить армию своей судьбе в смутной надежде на скорый развал советской обороны или своевременно, еще до наступления зимы, вывести ее из города».

Своей речью, произнесенной 8 ноября, «политик Гитлер лишил главнокомандующего Гитлера последнего остававшегося выбора». Ему нужна была победа, но у него уже не было средств для ее достижения.

Результатом последнего наступления 6-ой армии стало только то, что были израсходованы последние резервы. Гитлер 17 ноября вновь попытался апеллировать к «многократно доказанной энергии» руководства, а также к «постоянно проявляемой отваге» своих солдат и призывал их к тому, чтобы они по крайней мере прорвались «к берегам Волги».

Читайте также: Стратегическая ошибка Гитлера, которая изменила ход войны


Сравнение с американской гражданской войной

Те дни, когда позиции вермахта достигли самой восточной точки, сравнивают с битвой при Геттисберге в 1863 году во время американской гражданской войны. Тогда последние резервы южан прорвались вплотную к укрепленным позициям Севера, но в конечном итоге были отброшены, а их наступательный порыв был окончательно сломлен. Одновременно с этим произошло падение крепости конфедератов Виксберг на Миссисипи, после чего стало ясно, что война проиграна.

Нечто похожее произошло также после поражения при Эль-Аламейне и в результате сложившейся патовой ситуации в Сталинграде. Дальнейшего продвижения уже не было. Но, как и конфедераты в 1863 году, третий рейх не хотел прекращать войну и был не в состоянии это сделать. «Катастрофический национализм», по выражению Михаэля Гайера (Michael Geyer), все глубже загонял страну в безвыходное положение. Вторая половина Второй мировой войны стала для всех ее участников несравненно более кровопролитной, в том числе и для Германии.

Масштабное советское наступление на Волге началось 19 ноября 1942 года. Гитлер в своей речи, произнесенной в пивном зале «Бюргерброй», вспомнил еще и об окончании первой мировой войны: «Та Германия в 12 часов сложила оружие – я же принципиально заканчиваю свои дела в пять минут первого».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.