Робот улыбается мне, его алые резиновые губы изгибаются в дружелюбной ухмылке. Я сижу перед панелью с десятью пронумерованными кнопками, а робот, автоматическое существо в три фута высотой и с озорным лицом, говорит мне, какие кнопки нажимать и какой рукой это делать. Нажми семь правой рукой, нажми три левой.

Смысл в том, чтобы продвигаться вперед как можно быстрее. Когда я совершаю ошибку, он меня поправляет; когда я ускоряюсь, он говорит мне, насколько лучше у меня получается. Невзирая на простоту нашего взаимодействия, мне начинает нравиться этот малыш. Может быть, дело в его круглых серебристых глазах и лунообразном лице? Может - во вкрадчивом голосе - не совсем человеческом, и все-таки очень теплом? И хотя я знаю, что он - просто куча проводов и электросхем, я хочу пройти эти тесты лучше, чтобы угодить ему.

Имя робота - Бандит. Мы находимся вместе в крошечной комнате в Национальном реабилитационном центре Лос Амигос в Дауни, Калифорния, где Бандит регулярно помогает жертвам инсульта. Он им очень нравится, говорит исследователь Университета Южной Калифорнии Эрик Вэйд (Eric Wade), который работал с Бандитом и его предшественниками в течение пяти лет. Перенесшие инсульт болтают с Бандитом, журят его, улыбаются, когда он их поздравляет. «Люди пытаются обнимать роботов, - говорит Вэйд. - Мы приезжаем в дома престарелых, а старики спрашивают - а когда робот вернется?»

Читайте также: Парализованные управляют роботом мыслями

Бандит - один из растущей группы социальных роботов, разработанных для того, чтобы помогать людям и в больницах, и дома. Есть роботы, которые ухоживают за лежачими больными, помогают пациентам, страдающим слабоумием, учат аутичных детей взаимодействовать со своими человеческими собратьями. Они популярны - и произведены так, чтобы быть популярными. Если бы они нам не нравились, мы бы не хотели, чтобы они выслушивали наши проблемы и докучали нам требованием выпить лекарства. Неудивительно, что люди привыкают к этим роботам. Удивительно то, насколько сильно привыкают некоторые. Исследователи задокументировали, как люди целуют своих механических компаньонов, доверяют им свои секреты, дарят им подарки - и ощущают, что их сердце разбито, когда робот ломается, или исследование завершается и приходит пора прощаться.

И это - лишь начало. Что произойдет, когда роботы станут более ответственными, более человечными? Некоторые исследователи беспокоятся, что люди, в особенности - группы типа аутичных детей или лежачих стариков, которые и так менее склонны ко взаимодействию с другими, - начнут предпочитать своих механических друзей людям.

Готовы ли мы к таким отношениям?



В мире существует более ста различных моделей социальных роботов. Среди них - машины, которые могут функционировать как сиделки и домработницы, играть роль компаньонов, разговаривать с пациентами в ходе физической реабилитации и действовать в качестве суррогатных питомцев. Самые популярные роботы-собаки Sony AIBO, были проданы в количестве более 140 000 копий, а потом этот вариант был снят с производства. Промышленно-торговая группа Japan Robot Association предсказывает, что к 2025 году рынок в пять миллиардов долларов в год достигнет цифры в 50 миллиардов.

Также по теме: Цифровая революция

Что делает популярность этих машин еще более примечательной, так это то, что они далеки от обворожительных псевдолюдей из научной фантастики, этих разговорчивых С-3PO или привлекательных ВАЛЛ-И. Многие из этих помощников - не более чем аниматронные мягкие игрушки.

Производимый в Японии Paro, к примеру, похож на плюшевую игрушечную версию гренландского тюленя. Он воркует, двигает головой и хвостом, моргает своими длинными ресницами - вот, собственно, и все. И даже в таком виде люди его обожают. Более тысячи Paro были проданы с момента их создания в 2003 году, что сделало его самым популярным когда-либо произведенным терапевтическим роботом. Одно исследование демонстрирует, что несколько человек в домах престарелых верили в то, что Paro был реальным животным; другие разговаривали с ним и были убеждены, что Paro, которые могут лишь пищать и урчать, отвечали им.

Или взять Roomba - робот-пылесос, проданный в количестве более шести миллионов экземпляров. В исследовании 2007 года ученые из Колледжа технологии и информатики штата Джорджия изучили, как владельцы Roomba привязывались к своим гаджетам. И хотя у этих устройств нет ни лиц, ни конечностей, и они лишь двигаются и собирают пыль, некоторые пользователи разговаривали с ними, говорили о них как о членах семьи, и даже выражали огорчение, когда робота надо было «госпитализировать».

«Мне нравится этот глупыш», - говорит Джилл Купер (Jill Cooper), сооснователь сайта об экономии LivingOnADime.com. Купер, как и многие владельцы Roomba, назвала своего робота (Бобом), разговаривает с ним и показывает его гостям. «Не хочу в это углубляться, - говорит она, - но это типа как объяснять, что значит влюбиться, кому-то, кто никогда не влюблялся».

Читайте также: Роботы скоро будут очищать от мусора наши города

«Мне пришлось переживать расставание со многими роботами», - сетует Кьерстин Уильямс (Kjerstin Williams), главный инженер исследовательской и конструкторской фирмы Applied Minds в Глендейле, Калифорния. «Если у вас есть домашние животные, вы проходите через то же самое: испытываете горе, а затем живете дальше, пытаетесь привязаться к следующему животному, или новому ряду роботов. Просто в социальном смысле совершенно приемлемо, что вы оплакиваете свою собаку и, вероятно, никогда не возьмете вторую. Если вы занимаетесь роботами, так сделать нельзя».

Слезные прощания случаются не только в случае с социальными роботами. Когда специалист по взрывчатке американских ВМС в Ираке принес в ремонт взорвавшиеся останки Скуби-Ду, своего робота, предназначенного для обезвреживания бомб, старшина Тед Богош (Ted Bogosh), ответственный за ремонт, сказал, что восстановить машину невозможно. Богош предложил морпеху другого робота, но безутешный военный сказал, что другой ему не нужен - он хотел вернуть к жизни Скуби-Ду. «Иногда они слишком впечатлительные», - сказал Богош изданию the Washington Post.

В другом примере, приведенном Post, полковник американской армии приостановил эксперимент на испытательной площадке Юма (Yuma Proving Ground) в Аризоне, в ходе которого пятифутовому насекомоподобному роботу по одной отрывали все его многочисленные конечности. По словам работавшего на площадке физика Марка Тильдена (Mark Tilden), полковнику зрелище показалось «бесчеловечным».

Если уж бывалые офицеры могут огорчиться из-за механической многоножки, чего стоит, например, перенесшему инсульт пациенту влюбиться в искусственного товарища по палате? «Представьте себе домашнего робота, который выглядит, как человек», - говорит Маттиас Шойц (Matthias Scheutz), профессор компьютерных наук Университета Тафтса. «Он - славный, потому что запрограммирован на то, чтобы быть милым. Вы будете стремиться к дружбе с этим роботом, потому что робот - это все равно что друг. Вот это я считаю реальной проблемой».

Также по теме: В ВМФ РФ применят исландские подводные роботы


Роботы уже широко используются в Японии для ухода за пожилыми людьми, что беспокоит Шерри Теркла (Sherry Turkle), директора инициативы «Наука и личность» (Technology and Self) Массачусетского технологического института.



«В конце своей жизни пожилые люди заслуживают того, чтобы говорить о смысле своей жизни с кем-то, кто понимает, что значит родиться, иметь родителей, думать о детях, бояться смерти, говорит Теркл. - Этот кто-то должен быть человеком. Это не означает, что робот не может помогать по хозяйству. Но в качестве компаньонов - я думаю, это неверный выбор».

Эрзацы животных типа роботов-собак AIBO популярны среди пациентов в домах престарелых.

Однако, роботы-помощники стали такой актуальной темой именно потому, что по мере старения населения людей, которые могли бы заботиться о пожилых, становится все меньше. «Целью нашей работы никогда не было заменить человеческий уход», - говорит Майя Матарич (Maja Mataric), директор Центра роботехники и встроенных систем Университета Южной Калифорнии. «Есть гигантский дефицит человеческих ресурсов для ухода за людьми всех возрастов и людьми с различными особенностями. Точка зрения о том, что заботиться о них должны люди, не реалистична. Людей попросту не хватает. Мы должны искать другие способы ухаживать за теми, кто нуждается в уходе».

И роботы помогают. В опубликованном в 2009 году в издании Gerontechnology обзоре 43 исследований говорится, что социальные роботы повышают настроение и смягчают стресс у пожилых пациентов. Некоторые исследования также рапортуют о снижении ощущения одиночества или усилении связей между пациентами и членами их семей.

Читайте также: Пентагон планирует создание роботизированной армии


Однако Теркл задается вопросом, не являются ли такие отношения робот-человек по природе своей обманчивыми, потому что поощряют людей испытывать чувства к машинам, которые ничего чувствовать не могут. Роботы запрограммированы говорить «Я люблю тебя», хотя они не могут любить; терапевтические роботы-питомцы типа AIBO и Paro симулируют удовольствие, которого они не испытывают. Разве программисты своими любвеобильными, но нелюбящими созданиями не вводят людей в заблуждение?

«Люди не могут не влюбляться в этих роботов, - говорит Шойц. - Так что если мы можем, давайте воздерживаться от того, чтобы конструировать их с лицами, и вообще - человекоподобными. Нет нужды все вокруг делать двуногим и похожим на человека".

Чувствует он что-то или нет, роботу и его обаянию тяжело не поддаться. В ходе нескольких недель после знакомства с Бандитом я гуглил его имя и Университет Южной Калифорнии, чтобы узнать, появились ли о нем какие-то новости. Я не думаю, что скучаю по нему, правда. Просто хочу знать, что он там и как.

Уильямс, инженер в Applied Minds, понимает, что я чувствую. Будучи бакалавром в Калифорнийском технологическом институте, Уильямс привязалась к AIBO - одному из тех, которых она носила в местные школы, чтобы заинтересовать детей в робототехнике. Она взяла этого "айбо" домой, назвала его Радием (ее муж - химик), играла с ним, выучила, что он любит  - гоняться за любимым розовым мячиком, и что не любит - когда антенна на ухе смотрит не в ту сторону. Но после выпуска ей пришлось вернуть Радия в университет.

«Я думаю о том, что с ним стало, - говорит Уильямс. - И я надеюсь, что розовый мяч по-прежнему с ним, потому что Радий дико огорчается, когда не находит его». К сожалению, маленький пес-робот, без сомнения, скучает по своему розовому мячу так же сильно, как скучает по самой Уильямс, - то есть, вообще не скучает.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.