Ровно пять лет назад правительство Эстонии не разрешило Газпрому проводить исследования в море, отказав тем самым и в прокладке трубопровода через экономическую зону Эстонии. Главным аргументом была чувствительность окружающей среды Балтийского моря, а также риски безопасности и предосторожность в отношении инициатив России после Бронзовой ночи. Единомышленниками Эстонии были в то время другие государства Балтии, а также Польша, которые рассматривали размещение трубопровода как угрозу не только с точки зрения экологии, но и исходя из аспектов внешней политики и безопасности.

Отношение стран Северной Европы к российско-германскому газопроводу было сначала скептическим, так как не было точного представления о сопутствующих ему факторах. У Европейского Союза также не было единой точки зрения по этому вопросу. Несмотря на это, как в Финляндии, Швеции, так и Дании было принято решение в пользу газопровода, исследования и строительство могли начаться.

В 2010 году Nord Stream AG проложил первую нить газопровода, доставляющего российский ценный газ прямо в Европу. В 2011 году трубу впервые заполнили газом. Вторая труба была проложена в нынешнем году в апреле и предположительно в октябре начнется ее эксплуатация.

Читайте также: О споре между Газпромом и Еврокомиссией


Сейчас Газпром решил еще больше расширить сеть своих трубопроводов в Балтийском море, так как, по мнению аналитиков, потребность Европы в газе вырастет к 2030 году почти на 43 процента. Для этого российский газовый гигант планирует строительство еще двух дополнительных трубопроводов на дне Балтийского моря, но проложить их  по другой траектории.  Соответствует ли действительности прогноз о росте потребностей Европы в газе в таком объеме и смогут ли заполнить газовые трубопроводы, это другая тема, требующая основательного изучения. Следует также пронаблюдать за возникшим между Европейским Союзом и Газпромом спором о злоупотреблениях последнего в связи с позициями на рынке.

22-го августа Nord Stream AG через адвокатское бюро Sorainen передал министерству иностранных дел Эстонии ходатайство о проведении в экономической зоне Эстонии предварительных исследований. Ответ на него ожидается уже в декабре нынешнего года. Исследованиями был бы охвачен коридор шириной в четыре километра экономической зоны Эстонии, остающийся вне территориальных вод Эстонии. Исследования необходимы для проектирования  газопровода и подготовки к изучению возможного влияния на окружающую среду.

Из чего должно исходить правительство при принятии решения в этот раз? Единодушное противостояние в связи с прокладкой газопровода, царившее  в прошлый раз, похоже, сейчас несколько развеялось. Эксперты в области окружающей среды по-прежнему указывают на сверхчувствительную экосистему Балтийского моря  и на ошибки, совершенные в ходе прежних исследований. Премьер-министр не видит необходимости менять отрицательное решение, так как это ничего не изменит для Эстонии с точки зрения энергетической безопасности или отношений с Россией. В то же время в медийном пространстве Эстонии все чаще встречается  прагматичные подходы, которые призывают обратить внимание на экономические и бизнес-интересы и рассмотреть в газопроводе и позитивные стороны. Ведь газопровод Nord Stream одобрен как нашими северными соседями, так и Европейским Союзом, а потому является совершенно легитимным.



Также по теме: Системность Германии, напористочть России

Надеяться на то, что разрешение провести исследования в экономической зоне Эстонии приведет к улучшению отношений между Эстонией и Россией, было бы, очевидно, опрометчиво. Россия наверняка не относится Nord Stream как проекту улучшения отношений, а скорее как к средству, которое поможет вернуться к своей традиционной территории для маневров. 

Будучи и без того на 100 % зависимой от природного газа России, для Эстонии размещение дополнительных трубопроводов в ее экономической зоне не решит проблемы энергетической зависимости. Скорее наоборот. Согласившись на строительство газопровода через экономическую зону Эстонии, мы словно даем «добро» на  продолжение обеспечения Европы только российским газом. Это, в свою очередь, ослабляет важный для Эстонии политический аргумент об усилении энергетической безопасности путем разнообразия поставок через различные источники.

Также в отдаленной перспективе предоставление разрешения и присоединение к проекту даст России основания для своего военного присутствия в регионе с целью усиления мониторинга объекта стратегического значения и его охраны военными кораблями или вертолетами. Не исключены также сценарии проведения военных учений в непосредственной близости от Эстонии с целью защиты трубопровода.

Создание прецедента строительства одного стратегического объекта может вызвать стремление возвести и другие объекты, связанные со строительством, от чего будет труднее отказаться.

И в самом деле, все перечисленные выше аргументы  кажутся достаточными для того, чтобы не пересматривать ранее принятое решение. Но для того, чтобы решение основывалось на очень хорошо продуманных аргументах, правительство Эстонии на сей раз должно тщательно проанализировать все эти риски и, по меньшей мере, постараться найти и позитивные аспекты, говорящие в пользу исследований, неважно, каким будет принятое решение.

Читайте также: Газовый бум в США. Россия - среди первых проигравших?

В отношениях с Россией не следует ожидать быстрого продвижения вперед, но заявление о «доброй воле» также не стоит сбрасывать со счетов как не имеющее цены, поскольку оно может стать кредитом, исходящим из нашего членства в Европейском Союзе по вопросу, имеющем для России важное значение.  России нуждается в партнерах для модернизации  и эти партнеры располагаются на Западе и прежде всего в Северной Европе.

С точки зрения энергетической безопасности для Эстонии и в самом деле ничего не меняется, но по самому вероятному сценарию дополнительные трубопроводы будут размещены в экономической зоне Финляндии, результатом чего также станет статус-кво.

При принятии решения следует взвесить экономические аспекты, что подчеркивают и представители деловых кругов Эстонии. При проведении газовой трассы через экономическую зону Эстонии у нас появится право говорить о транзитной плате или плате за лизинг, размер которой зависит, разумеется, от используемой территории. Можно также указать и на дополнительные проекты, направленные на компенсации и обновление инфраструктуры и связанное с ними создание дополнительных рабочих мест.


Что же касается усиления военного присутствия для возможной охраны газопровода, то мы могли бы взвесить заключение двустороннего эстонско-российского соглашения о безопасности, устанавливающего  конкретные правила игры и которое позволило бы участвовать на учениях наблюдателям Эстонии, а также Европейского Союза и НАТО.

Есть и другие возможности достойного отстаивания Эстонией своих интересов в данной ситуации. Независимо от результатов, процесс принятия решений и аргументы в таком случае должны быть зрелыми, как то присуще зрелому государству. Будучи самым интегрированным в европейские и трансатлантические структуры государством в регионе, мы должны соответствующим образом и вести себя, а свой кредит в отношениях с Россией, вытекающий из нашей интегрированности, учиться умело использовать. Перефразируя известного из литературы принца Датского, вопрос не в том: с трубой или без трубы. Вопрос в том, как пойдем своей картой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.