Когда именно и с чьей легкой руки Йозефа Судека стали называть «Пражским поэтом», точно неизвестно. Можно предположить, что это имя закрепилось за ним по инициативе западных знатоков его мастерства в 60-70 годы ХХ века. «Очевидно именно так бы можно было назвать и книгу или статью о Мастере», - говорит куратор Люция Млынаржова в ателье Йозефа Судека, находящемся в пражском квартале Мала Страна, на улице Уезд.

Откуда бы ни пришло к нам это прозвище, в нем в любом случае много правды, ведь самые известные циклы работ чешского фотографа Йозефа Судека (1896–1976) чрезвычайно поэтичны. Наибольшую известность снискали полные покоя снимки малых ракурсов, сделанные в ателье на улице Уезд, в прилегающем саду и ближайших окрестностях.

Удивительно, каким неисчерпаемым источником вдохновения может стать одно окно. Цикл «Окно моего ателье» состоит исключительно из видов, открывающихся из него или отражающихся в его стеклах, а также из снимков предметов, расположенных на его подоконнике.

Иногда вид из окна закрывал туман, в другой раз стекающие по стеклу капли дождя разделили его на полоски, зимним утром стекло заполонили цветы инея. На подоконнике мастер снимал предметы, подаренные друзьями, и называл их «воспоминаниями». Цикл «Окно моего ателье» Судек создавал долгих пятнадцать лет, начиная с 1940 г.

Неповторимое видение


Судек любил все необычное, сдабривая собственную игривость щепоткой сюрреализма. Он охотно размещал в своем саду необычные предметы, а затем фотографировал их. Это могли быть различные маски, стеклянный глаз, керосиновая лампа или разного рода статуэтки.

Человеческое тело появляется на его фотографиях лишь в исключительных случаях, люди в заснятом им мире присутствуют чрезвычайно редко.

«Однако ни в коем случае нельзя утверждать, что Судек не любил людей. Как раз наоборот, он бывал душой многочисленного дружеского общества, которое часто собиралось в его ателье, а также принимал активное участие в деятельности сообществ фотографов,» - подчеркивает куратор Люция Млынаржова.

Судек в течение всей своей творческой жизни пользовался пластиночной камерой большого формата. Варианты снимков возникали благодаря пластинам различной величины, вплоть до панораматичного формата 10 x 30 см. Мастер ловко справлялся со всем инструментарием одной рукой, ведь правую руку он потерял на фронтах первой мировой войны.

«Может быть он так часто фотографировал опаленные молнией и расщепленные ею деревья потому, что чувствовал общность их судьбы со своей собственной», - полагает Люция Млынаржова.

В конце сороковых годов Судек прекратил увеличивать фотографии и стал создавать исключительно контактные копии. Он предъявлял к своим работам и к собственной жизни одно и то же требование – быть свободным в своем творчестве и оставаться независимым человеком.
«Он никогда в жизни не посетил ни одного открытия собственной выставки. Прославившись, он по всей вероятности не хотел, чтобы его считали «имуществом» правительства и избегал слишком тесных контактов с официальным искусством».

Старик и камера

Внешне мастер немного напоминал Эйнштейна – та же копна непокорных волос, которую дополняли усы и седая борода. Куратор Млынаржова вспоминает, как ее отец в районе Малой Страны, в окрестностях Карлова моста или Пражского Града в свое время часто встречал Судека в плаще, небрежно наброшенном на плечи, и с растрепанными волосами.

«Судек всегда носил потрепанную одежду, причем не из-за бедности, ведь он был достаточно состоятельным человеком, а скорей из-за полного равнодушия к собственному внешнему виду. Мастер был квинтэссенцией богемного художника, в душе и по внешнему виду.»

Большинство фотографий, снятых Судеком в течение всей его жизни, возникли на левом берегу Влтавы. Первых тридцать лет активной жизни он проработал в ателье, находившемся в одном из дворов на улице Уезд, а с 1959 г. до своей кончины – в ателье в том же квартале, но на улице Увоз, неподалеку от Пражского Града. Пражане могли часто видеть мастера и в центре Праги, он был своего рода местной достопримечательностью: неизменно в плаще из поплина, на голове берет, на спине рюкзак, в левой руке камера, подмышкой деревянная подставка для нее. Судек был уже настолько известен, что немецкое издательство «Steidl» издало цикл фотографий «Josef Sudek Prag 1967». Тимм Раутерт, в то время студент фотографии, имел честь и радость наблюдать, как Йозеф Судек снимает в Праге.

Судек так и остался холостяком. Всю жизнь он жил и работал вместе с младшей сестрой Боженой. Его сестра взяла на себя и заботы о практической стороне их совместной жизни. Уборка в ателье была делом непростым, поскольку Судек все хранил и не позволял ничего выбрасывать.

В то же время он имел обыкновение использовать старые оттиски или фотографии, которые считал неудачными, как бумагу для записок. На их оборотной стороне он, например, зачастую неразборчиво писал: «Скоро вернусь, ушел за молоком».

Йозеф Судек родился в марте, весна и лето были для него лучшим сезоном для создания фотографий.

 

В начале 2013 года выставку Судека должны привезти в Москву.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.