Когда я проснулась утром в воскресенье, я услышала печальную новость о том, что Родни Кинг был найден мертвым на дне своего бассейна в Риальто, Калифорния. Я мгновенно вспомнила те времена, когда 20 лет назад я вместе с фотографом Расселом Клика освещала массовые беспорядки в Лос-Анджелесе по заданию газеты Vista Press. Мы провели там несколько напряженных дней, наблюдая за волнениями, ставшими результатом оправдательного вердикта для троих полицейских Лос-Анджелеса. Суд над ними состоялся после того, как они избили чернокожего Родни Кинга, остановив его машину для проверки, а один из прохожих зафиксировал это происшествие на камеру.

Местные жители заметили Кинга (он выпил в тот вечер) лежащим в позе эмбриона на улице, рядом со своей машиной. Полиция преследовала его машину примерно восемь миль, затем остановила ее в жилом квартале Лос-Анджелеса, и четыре офицера, вытащив Кинга с водительского места, нанесли ему более 50 ударов ногами и дубинками.

Фотографии его лица – распухшего до неузнаваемости – а также нечеткая видеозапись, сделанная с некоторого расстояния случайным  прохожим, транслировались на всех телеканалах. Это происшествие запустило цепь событий, которые навсегда изменили Лос-Анджелес, его департамент полиции и расовый дискурс в США.

Вердикт присяжных Сими-Вэлли, все из которых были белыми, спровоцировал самые ожесточенные беспорядки в истории США. Освещение этих массовых выступлений стало для меня тем опытом, который я не скоро смогу забыть. За одну ночь Кинг превратился в национальный символ борца за права человека, символ жертвы полицейского беспредела и символ необходимости диалога между органами правопорядка и национальными меньшинствами США.

Рассел и я своими глазами видели ярость, вспыхнувшую в результате дискриминации меньшинств в Лос-Анджелесе. Мы медленно ехали по Саут-Сентрал-стрит в пикапе Рассела. Он остановился, когда мы подъехали к группе людей, стоящих посередине дороги и мешающих проезду транспорта. Они окружили нас и стали раскачивать пикап. Рассел попытался уехать, но перед машиной было слишком много людей. Когда один из мужчин уже был готов ударить машину битой, Рассел нажал на газ, и толпа расступилась перед пикапом - так нам удалось избежать очень опасной ситуации.

Освещение событий после оправдательного вердикта офицерам полиции - это задание, которое потребовало максимального напряжения и отдачи. Будучи в Лос-Анджелесе и узнав о протестах, мы направились в Маленькую Корею. По дороге Рассел заметил на улице человека с каким-то предметом в руках, показавшимся ему трубой, который бежал по направлению к членам Национальной Гвардии. Рассел оказался единственным фотографом, которому удалось запечатлеть этот момент.

«Люди маршировали по улицам, грабили магазины, и рядом с ними несли патруль члены Национальной Гвардии,- рассказывал Рассел.- Я видел, как какой-то человек, стоявший примерно в 20 футах от меня, выпрыгнул навстречу гвардейцу. Это происходило в тупике. Человек поднял трубу над головой, готовясь нанести удар, и выглядел он так, будто сейчас сделает это. Тогда я подбежал к ним и начал фотографировать». (В том же году одна их тех фотографий получила награду «Best of Show» от San Diego Press Club.)

После введения комендантского часа на улицы города по вечерам разрешалось выходить только полицейским, персоналу пожарных станций и прессе. Это было страшное время, и его необходимо было запечатлеть для истории. Некоторые кварталы были полностью сожжены, и огромное количество магазинов было разграблено.

На пике волнений Родни Кинг, глядя прямо в объектив камеры, задал вопрос: «Разве мы все не можем жить в мире?» Эти слова привлекли внимание всех жителей страны. Когда город горел, Кинг призывал к миру.

В минувшие выходные жизнь Родни Кинга оборвалась, в возрасте 47 лет он по неосторожности утонул в бассейне у себя на заднем дворе. Его подруга обнаружила тело утром в воскресенье и вызвала полицию. Никаких признаков убийства обнаружено не было.

По иронии судьбы Кинг, который на момент избиения был безработным строителем, недавно стал довольно популярной фигурой, выпустив серию ток-шоу, приуроченную к публикации его мемуаров под названием «Бунт изнутри» (The Riot Within). Во время своих появлений на публике он выглядел удовлетворенным и говорил, что не держит зла на офицеров, избивших его.

Кингу было известно, что массовые волнения вызвали в свое время цепную реакцию, которая дала начало серьезному расовому дискурсу по всей стране, изменившему Лос-Анджелес и его департамент полиции.

В воскресенье преподобный Эл Шарптон (Al Sharpton) обобщил неоценимый вклад этого чернокожего человека и сказал, что это «избиение заставило Америку обратить внимание на расовую дискриминацию и беспредел полиции». Кинг, как сказал Шарптон, «стал символом движения против жестокости полиции и расовой дискриминации нашего времени».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.